Утопические мечты: как утопические идеи влияют на реальную жизнь — РТ на русском

Содержание

как утопические идеи влияют на реальную жизнь — РТ на русском

Экономисты спорят о последнем исследовании писателей Филиппа ван Парийса и Янника Вандерборга «Безусловный доход: радикальное предложение для свободного общества и разумной экономики». В своём труде бельгийские учёные развивают тему популярной «Утопии для реалистов» Рутгера Брегмана и вновь задаются вопросом, нужно ли раздавать деньги людям, чтобы сделать их счастливыми. RT рассказывает о влиянии утопий прошлого и настоящего на реальность.

Рецепт от бедности

Безусловный базовый доход (ББД) — утопическая концепция, созданная ещё в XVI веке. Из неё следует, что для всеобщего благополучия государство должно выплачивать своим гражданам на постоянной основе определённую сумму. Таким образом будет решена проблема бедности и экономического неравенства, а люди наконец смогут свободно заниматься любимым делом.

Несмотря на всю утопичность концепции, некоторые страны уже провели социальные эксперименты с ББД и даже выразили намерение ввести постоянные выплаты на региональном и государственном уровнях.

США были очень близки к принятию закона о безусловном базовом доходе — его активным сторонником был президент Ричард Никсон. Но документ не прошёл слушания в сенате — демократы посчитали, что предложенная президентом сумма слишком мала.

Локальные эксперименты по введению безусловного базового дохода дают положительные результаты. Люди, вопреки распространённому мнению, не перестают работать, а находят любимое дело или занимаются образованием. Снижается уровень преступности, неравенства, детской смертности, наблюдается экономический рост.

В Швейцарии в 2016 году был проведён референдум о введении ББД, но 80% граждан решили, что безвозмездная раздача денег — не самая удачная идея. А вот в Финляндии правительство не испугалось трудностей и рисков: с 1 января 2017 года 2000 финнов начали получать постоянное пособие — €560 в месяц. Эти деньги будут поступать в течение двух лет вне зависимости от того, есть у граждан работа или нет. По окончании эксперимента, в 2019 году, правительство решит, стоит ли принимать закон о безусловном базовом доходе на государственном уровне.

Нерешённым остаётся практический вопрос: где взять деньги на столь затратный проект?

Кроме введения безусловного базового дохода, главный идеолог ББД Рутгер Брегман предлагает провести «чистку» профессий, которые напрямую не влияют на уровень жизни населения. В утопии голландского автора нет места множеству административных и банковских должностей.

  • Книга «Утопия для реалистов» Рутгера Брегмана

В своей книге «Утопия для реалистов» Брегман утверждает, что заработная плата рабочих уже давно перестала соответствовать производительности и что современный высокотехнологичный мир по уровню неравенства стоит на одной ступени с Древним Римом. Коллеги Брегмана — Парийс и Вандерборг — в своей работе стремятся как можно глубже изучить концепцию безусловного базового дохода, чтобы вынести окончательное решение, может ли утопия XXI века стать реальностью.

Кто придумал утопию

Слово «утопия» прочно вошло в лексикон европейских интеллектуалов в 1516 году, после выхода одноимённой книги английского гуманиста, лорда-канцлера Томаса Мора. «Утопия» Мора подвела черту под эпохой феодализма. В книге даётся глубокая и острая критика средневекового общества. Мор считал, что преступность — это следствие неумения чиновников и короля управлять государством: сначала власть имущие разоряют граждан, а затем жестоко карают их за вынужденное воровство. Досталось и священнослужителям, и феодалам: лорд-канцлер объявил их жадными до наживы паразитами общества.

Источником всех бед Мор считал частную собственность, которая делает абсолютно невозможной социальную справедливость. В «Утопии» Мора нет денег и многочасовой работы: люди трудятся на небольших общественных предприятиях по 6 часов в день, а потом проводят время с семьёй, занимаются наукой и искусствами. Однако назвать совершенным строй Мора всё же нельзя: утопист сохранил социальное неравенство и рабство в облегчённом виде.

Томас Мор своей «Утопией» задал вектор развития многим будущим социалистическим идеям. Поддержал его в этом начинании итальянец Томмазо Кампанелла.

Он пошёл дальше Мора и в своём «Городе Солнца» отменил рабство. Жители кампанелловской утопии не видели ничего плохого в физическом труде: почти все они занимались сельским хозяйством на благо государства, в котором общей была не только собственность, но и семья.

Родом из Древней Греции

Структуру своего идеального государственного устройства Мор и Кампанелла позаимствовали из работы, которую древнегреческий философ Платон написал ещё в IV веке до н. э. Его знаменитое «Государство» на многие столетия предопределило развитие жанра утопий. Именно Платон ввёл в интеллектуальную моду отказ от частной собственности и общинную жизнь.

Государством Платона управляли философы. Остальные граждане были заняты на воинской службе и в сельском хозяйстве. В утопии Платона всё было общим, включая женщин и детей. При этом Платон требовал равенства полов. Искусству в его государстве отводилась скромная утилитарная роль: философ считал, что достаточно ограничиться маршами, которые поднимали бы боевой дух воинов.

Для претворения в жизнь своей утопии Платон отправился в Сиракузы. Однако создать «идеальное государство» ему не удалось. Правитель Сиракуз не пожелал поступиться властью ради утопических идей — и великому философу указали на дверь.

Вперёд — к победе коммунизма!

Самым масштабным утопическим экспериментом многие культурологи считают создание СССР. Многовековое заигрывание с социалистическими идеями привело к тому, что на карте мира появилось государство, пропагандирующее отказ от частной собственности и полное равенство. На очереди была новая вершина — коммунизм.

  • Пионеры на Красной площади
  • РИА Новости

Штурмовать эту вершину принялись советские писатели-утописты. Так, Георгий Мартынов написал романы «Каллисто» и «Каллистяне», главными героями которых стали инопланетяне, прибывшие из цивилизации победившего коммунизма. Романы написаны с использованием всех штампов жанра. Жители Каллисто абсолютно счастливы, потому что смогли отринуть всё лишнее: люди заботятся о благе общества, а оно — о благе каждого человека.

Одну из самых ярких утопий советской эпохи создал фантаст Иван Ефремов. В своём романе «Туманность Андромеды» он описывает коммунистический рай с особыми системами воспитания и учёта уровня счастья населения.

Однако, как мы знаем, воплотить коммунистические утопии в жизнь не удалось. 

Неолиберальный концепт

Западные мыслители, напуганные феноменом Советского Союза, кинулись в другую крайность и создали теорию неолиберализма. У истоков нового течения стояли профессора Чикагской экономической школы, которые выступали в первую очередь за абсолютно свободную от государства рыночную экономику.

Стиль жизни — полное смешение культур. Языки и традиции смешиваются, разрушаются грани между представителями разных национальностей, религий и даже полов. Люди становятся гражданами мира. Голландский политолог Пол Треман в своей работе «Неолиберализм: происхождение, теория, определение» писал:

«Конечная (и недостижимая) цель неолиберализма — это вселенная, где любое действие любого существа является рыночной транзакцией, осуществляемой в конкуренции с другим существом, влияющей на все другие транзакции, проводимые в бесконечно короткий промежуток времени и повторяемые с бесконечно большой скоростью».

Теория неолиберализма сегодня живёт и побеждает в Западной Европе, где активно стираются границы между странами, культурами и даже полами.

«Утопические мечты или как я снова не поехала в Олюдениз!» Utopia World 5*, Аланья (город), Турция. Отзыв туриста

Когда-то я нежно любила Турцию. Не проходило сезона, чтобы мы там не отдохнули! А в иные годы и 2 раза за сезон: в начале лета и в сентябре, но в сентябре – обязательно. Бархатный сезон у меня навсегда ассоциативно связан с отдыхом на турецком побережье. Потом эта любовь вдруг прошла. Как по мановению волшебной палочки. Даже не знаю, с чем с это связано. Любила-любила и разлюбила. И только одна единственная мечта прочно сидела в моем сердце, навязчивым буравчиком вкручиваясь в сознание. Олюдениз! И я понимала, если когда и соберусь я снова в Турцию, то только туда. Этим летом я сказала себе: «Хватит откладывать! Мечты должны сбываться!» Особенно, после свежего отзыва Ирины. Всё лето мониторила цены в намеченный отель, а поскольку они меня не радовали, то и в менее пафосные отели тоже. Цены в другие отели были вполне вменяемыми, но вот только всё остальное было далеко от идеала. Идеалы у всех разные. Мне подавай резорты, естественно, на первой линии, и обязательно, чтобы территория была очень зелёной. Пока я сидела в засаде, ожидания падения цен, отели сети Ликия ушли в стоп. А отпуск уже попросила, на Турцию настроилась. Как обычно – вытащила запасную карту из рукава. Мечт то у меня ого-го, даже по Турции ещё с десяток наберётся. Корал подкинул вкусную цену на Utopia World.

Давно облизовалась на этот отель, всё там было мне по душе, кроме удалённости пляжа! Колебалась несколько дней. Корал дразнил заманчивым предложением в Delphin Botanik, пытаясь переманить нестойкого туриста. Предложение в Ботаник было даже интереснее, на 50 долларов дешевле, а уровень отеля много выше! Но вот незадача: в Ботанике я была! Даже можно сказать, 2 раза. Первый раз лет 15 назад, в Delphin Botanik, а лет 5 назад в Delphin Botanik Platinum, который построили на территории Ботаника. Я репиты не люблю. Ну неинтересно мне в одном и том же месте отдыхать. Да и сравниваю я. И почему-то первый раз всегда лучше второго. Да и вообще, мир такой огромный, зачем тратить свою жизнь на бесконечные повторы? В общем, взвешивая все за и против, понимая, что объективно Ботаник гораздо лучше, взяла и поехала в Утопию! Далее мой отзыв будет разбит на две части. В первой – объективный обзор отеля, с ответом на все вопросы, особенно тех, кто, как и я долго сомневался, ехать туда или нет. Кому не интересно, или кто туда не собирается – можно эту часть пропустить.
Кто любит жареные факты – добро пожаловать во вторую часть моего повествования. В ней я расскажу, как мне безнадёжно испортили отдых в этом прекрасном отеле! 

Итак, ну здравствуй Utopia World! Кому интересна логистика: летела из Одессы. Авиакомпания Windrose. Самолёты с виду новые, в полёте не кормят, вернее кормят за деньги. То, что предлагали, едой назвать трудно, заурядный фаст-фуд. Считаю, 2 часа лучше обойтись вообще без еды, чем что попало есть. Из напитков бесплатно только вода, второй стакан дают неохотно. Прибытие в аэропорт Анталия. Из Газипаши до Утопии каких-то 20-30 минут, но из Украины в Аланию рейсов нет, а лететь с пересадками не хотелось. Всех пугает длительный трансфер из Анталии. Да, ехать больше 3 часов. С технической остановкой (20 мин) в придорожном торговом центре. Туалет, магазины, вкусняшки. Увидела дондурму, обрадовалась! Это такое турецкое мороженое из козьего молока, я его обожаю! Поскольку на длительный трансфер морально настраивалась, перенесла его легко.

Если бы не бредни трансферной гидессы, так вообще и не заметила. Эх, давненько я не ездила пакетными турами! Прям отвыкла уже от страшилок типа: «Туда не ходи, сюда не ходи! Экскурсии только у гида покупай! На собрание – обязательно! И т.д. и т.п.» Поскольку в автобусе ехали бывалые туристы, гидессу нейтрализовали быстро, коротенько объяснив, что мы в курсе и вопросов не имеем.

В отель прибыла перед ужином. При покупке тура есть возможность выбора между проживанием в главном корпусе и проживанием на вилле. Главный корпус немного дороже, но он на самом верху холма, нещадно обжигается солнцем, и вся активность будет у вас под окном: днём – дневная анимация, вечером — вечерняя, запахи кухни и бассейнов. Но зато из всех окон – панорамный вид на море и близость ресторанов. Но для меня самый главный минус главного корпуса – отсутствие сосен. Поэтому для меня выбор был очевиден – только вилла! Виллы – это такие 3-х и 4-хэтажные домики, по 4 номера на этаже. Они расположены на трёх уровнях ниже главного корпуса. В зависимости от расположения вам может повести или нет с размещением. Кто-то очень гениально сделал полный и подробнейший расклад по всем-всем виллам. Спасибо тебе, добрый человек! Этот обзор я видела на нескольких сайтах, источник, однако, установить не удалось, поэтому я просто скопирую текст, если автор увидит, просьба не обижаться! Ваша информация очень многим пригодилась (мне так точно), и надеюсь, ещё многим поможет! Вот что я прочитала перед поездкой в отель:

Виллы в основном 4-этажные и так как они стоят на пригорке, то войдя, вы попадаете на верхний этаж, номера 1, 2, спускаетесь вниз. И вид из окна будет не очень, и балкон 1 этажа будет прямо на земле, а иногда и ниже. Номера идут справа налево. Фишка в том, что нумерация идет сверху вниз.

4 эт. это хх01 — хх04 — очень хорошо

3 эт. это хх05 — хх08 — хорошо

2 эт. это хх09 — хх12. Некоторые вилы в 3 этажа и это последний наземный этаж выход в подвал и через балкон!!! Плохо!!!

1 эт. это хх13 — хх16… не кому не советую заезжать в эти номера, не портите себе отдых. Вид из окна никакой! Сырость.

Вилла №11 — 3 этажа. Там шумно от автобусов, пыльно, вид из окна на дорогу, въезд, и теннисный корт, там противно, и пахнет хлоркой от бассейна водопада.

Вилла №12 — 3 этажа. Дорога, вид на аквапарк. Днём там весело и шумно, визги радости!!! Редкие сосны, полутень…солнце в окно не заглянет.

Далее по дорожке №13, №14. Я бы там ни за что жить не стала, отвратительно…кто там жил были очень недовольны. Там Аквапарк, горки, хлорка, тень, сырость!

№15 все тоже самое: аквапарк, дискотека, сырость, тень, шум, редкие сосны.

№ 16 Вид на крышу ресторана!!! И его кухню!!! В прямой видимости дискотека, моря, солнца нет! Сырость, начинаются симпатичные сосны.

№17 Сосны, тень, детский аквапарк, дискотека. Ну на этом неудачные виллы № 11-17 заканчиваются. Там как в лесу!!! Моря не видно.

№18 — симпатичная вилла, тихая, высоко стоит, сосны вид вниз на город.

№19 Сосны, тень. Неплохо.

№21 Вокруг много сосен и поющих цикад!

№22 Можно увидеть море меж ветками сосен, очень много сосен, виден на город внизу, цикады. Мне понравилось!

№23 – сосны, по правую руку внизу город, впереди гора, полутень. Наверное, видно море. Тоже приятная.

№24, 25, 26, 27, 28 — очень хороший вид на море. И это самые отдаленные виллы. У 24 правая сторона — сосны. №25 и №26 самое удачное расположение, там РАЙ! Видно все красоты и море. Виллы по 4 этажа, но только не первый этаж он низкий полуподвальный: номера 2513-2516, 2613-2616 вы там увидите только каменную стену.

Рядом вилла №27 это уже 1 линия, в ней 3 этажа номера 2709-2712 это 1 этаж но он высокий вид там тоже чудесный.

Вилла №28 3-эт. Тоже все чудесно, как и в 27 вид очень хороший.

Вилла №29, 31, 4-эт. Вид чудесный, виллы приятные, много солнца.

№32 — вид на море и город.

№33 — вид на море и город загораживают сосны.

№34 — сосны, лестница.

№35 — лестница, аквапарк. Стоит выше 16 виллы вид тот же.

№ 36 3-эт. — аквапарк, лестница. Ниже — 15 вилла, вид такой же.

№ 37 — дорога, аквапарк, горки, соседка 12 виллы.

Вилла № 38 3-эт. дорога, автобус, гора, пыль, шум, выхлопные газы. соседка 11 виллы. Но близко идти до рецепции и без ступенек по крутой дороге. Вид из окна слабенький.

Я добавила схему расположения вилл. Благодаря ей и подробному описанию каждый с лёгкостью определится, где он мечтает жить.

Со своими пожеланиями я определилась ещё дома. Покупая тур на виллу, вы не можете доплатить за вид на море, поселят, куда поселят. Полагаться на судьбу не стала, 20 долларов в паспорте, по негласному турецкому правилу, должны помочь в расселении. Но не тут-то было. Мальчики с рецепции денежки радостно взяли, клятвенно уверяя меня, что мне достался самый-самый лучший номер. Вилла №14. Ну, та самая, где «Я бы там ни за что жить не стала, отвратительно. ..кто там жил были очень недовольны. Там Аквапарк, горки, хлорка, тень, сырость!» ((( Я, как услышала номер виллы, так в осадок и выпала. И на все мои вопросы, можно ли номер поменять, мне отвечали – свободных номеров нет, отель заполнен под завязку! 20 баксов я забрала. За виллу с видом на аквапарк и на запахи хлорки я и так заплатила сполна! Молча отправилась в выданный номер, пререкаться не стала. Уром схожу к менеджеру, порешаю вопрос за 5 минут.

Реальность полностью соответствовала описанию недостатков. Номер хороший, они на виллах все идентичные. Всё чистенькое, работает исправно. Вилла утопает в соснах. На первый взгляд не так и плохо. Но стоило открыть балкон и с ног сшибает удушающий запах хлорки. Каждый вечер, в районе 9 часов воду в бассейнах аквапарка нещадно хлорируют. Нет, это конечно правильно! Воду нужно обеззараживать! Но как же быть тем, кто рядом с аквапарком живёт? А как же ароматы сосен и цветов? Они же нивелируются напрочь! То, что номер поменяю – не сомневалась нисколько, даже чемодан не стала разбирать. Отправилась на ужин.

Утром спросила на рецепции, есть ли свободные номера, попросили подойти после 10, когда придёт менеджер. ОК, пока суть да дело, спустилась в СПА. У меня есть ритуал: я всегда хожу в СПА в первый день пляжного отпуска, чтобы сделать пиллинг для красивого и ровного загара. Да и вообще, если цены адекватные, люблю походить на массажи. Цены в данном СПА оказались вполне адекватными, на рецепции работают приятные во всех отношениях люди, торг уместен. Недельный пакет подобрали быстро, на цене после недолгого торга, тоже быстро сошлись. Кому нужно – напишу в личку, поскольку – коммерческая тайна. В отзывах туристов многие хвалили Силу. Я к женщинам на массаж ходить не люблю. Но тут решила – надо попробовать. Думала, Сила – турчанка, оказалась тайка. Маленькая такая, но руки сильные. Имя оправдывает! СПА красивый, атмосфера приятная. Маски для лица – подарок, чай, кофе. Всё, как я люблю. Пока на масках сидим, делимся впечатлениями. Не слышала ни одного недовольного высказывания! Все клиенты СПА довольны! Однозначно рекомендую!

Пока в СПА договаривалась, уже и менеджер рецепции пришла. Без проблем нашелся номер, даже на выбор два. Дали ключи, попросили посмотреть. Я до виллы 23 дошла, как увидела вид с балкона, так сразу с выбором и определилась! И сосны, и цветы, вид на море, в обрамлении зелёных веток, и стрекотание цикад! Зачёт! Проверила всё, кроме сейфа. Естественно, именно он и не работал! Мастера ждала часа 4. Причём, каждые полчаса меня уверяли, что он придет через 10 минут. За эти 4 часа я успела переехать, разложить все вещи и сделать ещё массу полезных и бесполезных дел. Ходить в СПА и на пляж с документами и деньгами в сумке мне совсем не хотелось! Наконец починили сейф, а тут уже и в СПА пора. На пляж я выбралась только к 5 вечера.

Пляж. Именно его удалённость пугала меня гораздо больше длительного трансфера! Отель на горе – это во всех смыслах здорово. Любители панорам – вам сюда. Панорамы, это безусловно, хорошо! Но вот дорога на пляж – сомнительное удовольствие. Лично я предпочитаю так, чтобы вышел из номера – и вот тебе пляж. Именно по этой причине я 10 лет сомневалась, ехать ли мне в Утопию. На деле оказалось, что до пляжа 7 минут ходьбы. И это при том, что моя вилла была самая удалённая от дороги на пляж и я никогда не ехала вниз на автобусе. Исключительно пешком! Я люблю пешие прогулки! А если ещё и дорога на пляж такая живописная, да с козликами и цветами – сам Бог велел! От остановки пляжного автобуса до лифта на пляж – 85 ступеней. Я не считала, народ подсказал. У кого проблемы со здоровьем, тому возможно эти 85 ступенек покажутся бесконечными, особенно на подъем. Но я спускалась и взлетала, даже не замечая. Некоторые писали, что в лифтах (а их два) душно и жарко. Не знаю, не знаю — кондиционеры шуруют так, что успеваешь замёрзнуть даже за столь короткий путь. Ещё читала, что пляж маленький для такого огромного отеля. Ну да, может он и не такой большой, но поскольку много отдыхающих, обожающих бассейны и аквапарки, до пляжа доходили не все. А те, которые доходили, комфортно размещались как на песчаном пляже, так и на деревянном помосте за ним, а также на двух понтонах слева и справа. Свободные лежаки всегда были в наличии! Я загорала на длинном понтоне слева. Мне нравилось, что, выходя из лифта, можно не пачкая ноги о песок, пройти по деревянным мосткам через бар прямо на понтон. И спускаться в море с лесенки, ныряя сразу в глубину, мне тоже очень нравилось! Некоторые писали, что вход в море с пляжа затруднен острыми камнями. Специально проинспектировала – камней не нашла. Может убрали, может и не было. Во всяком случае, место напротив лифта, где я загорала однажды, свободно от каких-либо камней. Вход в море пологий, с плавным нарастанием глубины. Разве что, песок некрасивый, серый, крупно ракушечный. Только тапки для купания зря тащила! В пляжном баре можно выпить пиво, бейлис, какие-то крепкие напитки, в холодильниках в свободном доступе – вода в баночках 250 гр и айран в стаканчиках. В обед можно поесть, но еда – фаст-фуд (гамбургеры, картошка фри, колбаски и пр). В описании активити нашла водную гимнастику на море. Обрадовалась! Редко в каких отелях проводят аква-аэробику прямо в море, обычно это удовольствие проходит в бассейне, а согласитесь, лезть в хлорированную воду, это сомнительное удовольствие. Но обрадовалась я рано! Незадолго до моего приезда сломалась колонка, и по этой банальной причине водную гимнастику на море больше не проводили. Причём, я ежедневно интересовалась, не починили ли колонку или не приобрели ли новую, но нет. Мне кажется, что в конце сезона (хотя это была первая неделя сентября) аниматоры обрадовались, что на одну активность меньше приходится проводить и уже никто не собирался чинить никакие колонки. А жаль!

Еда. Еды в отеле много, всё вкусно, но изысков не наблюдается. Вернее, к моему приезду изыски закончились. А Людочка, которая приехала на 3 дня раньше, рассказывала, что и креветки были, и барашек на вертеле. Может это связано с концепцией бархатного сезона? Я заехала 1 сентября, может отель уже работал по усеченной схеме? Точно не скажу, но лично мне всего хватало. Поскольку, накормить меня не составит никакого труда! Рыба на гриле или на пару, салаты, фрукты — и я сыта и довольна. Немного удивило поначалу, что на завтраке никто не спрашивает, что вы будете пить, и не возит тележки с красивыми чайничками чая и кофе. В этом отеле нужно самим приносить себе напитки на завтрак. В зале есть столик с кофейным автоматом и кувшинами с турецким чаем. Не беда, возьмём сами! Кофе по-турецки делают только в лобби-баре. Однажды на завтраке заказала томатный сок, без проблем принесли. На сл. день попросила, сказали идти самой в лобби бар. Не пошла, сок невкусный. Ещё удивило, что омлет с начинкой делают не каждый день. Глазуньи, болтушки уже готовые лежат в лотках ежедневно, а вот именно омлет, который делают при вас и с теми наполнителями, которые вы сами укажете, через день. Ну и тут приспособилась. Чередовала завтраки: день омлет, день – сыры. На обед практически тоже самое, что и на ужин, только меню меняется, а ассортимент огромный. Даже не знаю, что может не понравится, каждый найдет себе блюдо по вкусу! Но я на обед в ресторан сходила лишь однажды. Так обжираться я не могу! Да и неудобно было. До 12 я лежала на пляже, в час у меня массаж. На массаж желательно приходить натощак. В 12:30 я уже была в СПА, немного грелась в сауне и в хаммаме. Пока массаж, пока маски, чай и пр. удовольствия, выходила я оттуда не раньше 15:00. А ресторан на обед работает с 12:30 до 14:00. Ничего страшного, поесть можно гёзлеме, тем более я их обожаю. Так и ходила каждый день вместо обеда есть эти волшебные лепёшки, запивая айраном, ежедневно меняя начинку. Все вкусные! Но больше всего я люблю с мясом! И беседки, в которых делают эти лепешки расположены на территории отеля в разных местах, всегда в окружении сосен, с чудесным видом.

А когда еда в общем ресторане надоест и захочется изысков – добро пожаловать в рестораны а ля карт. Мы посетили 2 из трёх. По предварительной записи, хотя бы за день на столике guest relations. Бронь – 10 долларов с человека. Мы были в рыбном и итальянском, ещё есть турецкий. Рыбный ресторан TURKUAZ сразил наповал! Рекомендую! Итальянский LA MONTE понравился в меньшей степени, туда можно не ходить. Про турецкий слышала отзывы неплохие. Но рыбный хвалят все!

Уборка. Мне не нужно крутить лебедей, достаточно того, чтобы просто хорошо убирали и докладывали моющие средства. Поскольку я меняла номер, у меня была возможность сравнить, как убирают две девчонки. И там, и там оставляла по доллару. Первая девочка такая старательная! И убирала здорово, и лебеди, и цветочки, и всё, что использовано, пополняла. Молодец! Вторая – просто убирала. Как-то не закрыла балкон. Попросила больше не балкон не выходить. Я не курю, у меня на балконе чисто. А вот возвращаться в раскалённую за целый день комнату, было не очень приятно! Дверь, не закрытая до щелчка, автоматически отключает кондиционер. Моющие пополняла через раз. Скажу, что что-то закончилось – принесёт, а сама не видела, ну или не замечала. Так что тут кому как повезёт с уборщицей.

Аквапарк. Пошли с Людочкой затестить. Мы не любители, но исследовать очень хотелось. Аквапарк расположен около нижнего уровня вилл, утопает в сосновом бору. Ленивая речка – тоска смертельная, поскольку ну очень ленивая. Крутишься в плюшке на одном месте, поток воды настолько слабый, пороги настолько редкие, что ничего, кроме зевоты, этот аттракцион у меня не вызвал. 2 трубы для взрослых, наверное, хороши. Но мне было совсем не радостно лететь в бездну на безумной скорости. Я вовсе не трусиха, но и удовольствия от таких аттракционов не испытываю никакого! Гораздо больше радости мне приносят процедуры в СПА или в гидро-бассейны в термальных комплексах. Один поход после обеда на несколько часов для меня было более чем достаточно! И то, если честно, просто поплавать в море мне нравится гораздо больше. Тем более, в таком! Качество воды в Средиземном море, омывающее берега Турции для меня самое-самое! И по температуре воды, и по её плотности, по тактильным ощущениям! Это просто блаженство! 28С! Бархат и велюр!

Анимация в отеле есть, но мы с ней не пересекались. Из всего предложенного спектра активностей меня интересовала лишь водная гимнастика на море, но как я уже писала, её в сентябре не проводили. На вечерние представления ходили. Если приезжали профессиональные артисты – супер, а когда своими силами – ну такое. В зависимости от программы вечера, либо досматривали до конца, либо сразу уходили. В Лагуна-баре вечерами поют певцы, можно там посидеть, а можно в лобби-баре выпить турецкий кофе или чай.

Персонал отеля очень отзывчивый! Такие душевные люди! И очень трудолюбивые! Каждый занят делом, и делает свою работу с душой. К кому с вопросом не обратись – никто не отмахнётся, помогут, подскажут.

Резюме: это очень хороший отель! Всё там прекрасно: природа, местоположение, качество услуг! Если вы посматривали в его сторону и по какой-то причине (как я) сомневались, не сомневайтесь! Смело езжайте, вам там будет очень хорошо!  

Кому отель не подойдет? Если у вас проблемы опорно-двигательной системы или сердечная недостаточность, то много ходить пешком, а в некоторых местах на спуск и подъем, вам будет тяжело. Также семьям с маленькими детьми, которые возят их в колясках. Хотя, как раз таких я видела немало. Моё дело предупредить. А хотите вы переносить коляску по ступенькам или нет – тут уж вам самим решать.

А теперь о неприятностях, которые в этом замечательном отеле неожиданно меня накрыли.

Вечером третьего дня возвращаюсь я с пляжа, под дверью записка; «Здравствуйте, вас беспокоит гид Корал Травел. Пожалуйста подойдите на рецепцию в 17:00.» На часах 18:30, интересно, что такого случилось, что я должна нестить на рецепцию? Тут звонок на телефон комнаты.

— Добрый вечер, вас беспокоит гид Корал Травела. Не могли бы Вы через час подойти на рецепцию по очень важному вопросу?

— Добрый, нет. Через час не могла бы, могу через 2. Просто не успею помыться. Накраситься и переодеться к ужину.

— Да, но мы работаем до 19:30, мы не можем ждать до 20:30.

— Я вас не задерживаю, какие проблемы?

— Дело очень серьёзное.

Интересно, думаю, какое такое очень серьёзное дело у меня может быть с гидом? Сказала, что раньше полдевятого не приду и пошла в душ. Только зашла, снова звонок:

— Здравствуйте, это гид Анекс тура. Вы были вчера вечером в лобби-баре?

— Была. Я там каждый вечер бываю. А что?

— Там женщина оставила телефон, мы по кадрам посмотрели, вы сразу после её ухода пришли и сели на её место. Зачем вы взяли телефон и не сообщили об этом администрации?

— Я не видела телефон и тем более его не брала!

— Мы по видео посмотрели, камера Вас зафиксировала! В полвосьмого ждём Вас у рецепции!

— Нет, в полвосьмого я никак не успею привести себя в порядок, а бежать с мокрыми волосами я не собираюсь.

— Тогда мы вызываем жандармов, будем вместе видео смотреть!

— Хорошо, вызывайте, вместе и посмотрим!

Честно говоря, я думала, это какой-то развод. Рассердилась страшно! Так быстро я не собиралась ещё никогда! Злая, как фурия, помчала на рецепцию. Попросила сотрудника вызвать начальника охраны. Ну, думаю, сейчас я этих гидов разоблачу! Что это за наезды? Что за претензии? Что за беспокойства? Через минуту пришел начальник охраны, в сопровождении ночного сотрудника guest relations, говорящего на русском языке. Я представилась, сказала, что мне звонили гиды с обвинением в присвоении чужого имущества. Начальник охраны кивнул головой, сказал, что да, был такой инцидент. Я попросила показать мне видео, начальник охраны удалился в свой кабинет, через 5 минут вернулся и сказал, что монитор не работает. И извинился за беспокойство. ))) Сначала я было подумала, что камера зафиксировала, как я сижу в баре с двумя телефонами, поэтому я взяла их оба (приватный и служебный), показала и сказала, что оба телефона мои, они на меня зарегистрированы и это можно легко проверить. Никто ничего проверять не стал, поулыбались, поизвинялись и хотели культурно попрощаться. Добавили, что отель ответственности за потерю и порчу имущества туристом ответственности не несёт. Я говорю, ОК, а как насчёт прямого обвинения меня в воровстве и угрозами вызвать жандармов? Гэст сказал, что они не отвечают за слова и поступки гида, который даже не является сотрудником отеля. И что если у меня есть претензии к гиду, то и разбираться я должна с ним. Ну ладно, думаю, утро вечера мудренее. Гиды уже ушли, завтра разберусь.

Утром следующего дня я пошла посмотреть в глаза гиду, которого я вообще до этого не видела и к которому не имею никакого отношения, поскольку приехала с Корал Травелом. Столик Анекса расположен рядом со столиком Корала. Сидит парнишка лет 25-28, уверенный такой. Я бы даже сказала – самоуверенный.

-Здравствуйте, говорю. Вы не хотите передо мной извиниться?

Ну думаю, молодой, горячий азербайджанский парень, ну погорячился малость, наверняка уже сто раз пожалел!

 — Комната 2311?

— Да

— А почему я должен извиняться? И почему Вы вчера не пришли?

— Потому что я приехала сюда отдыхать, а не бегать по щелчку чьих-то пальцев! Это раз! Во-вторых, я таки пришла и разговаривала сразу с начальником службы охраны! Который, на мою просьбу продемонстрировать мне видео, сказал, что не работает монитор. Не кажется ли Вам это странным? И мало того, что видео мне не показали, начальник охраны принёс свои искренние извинения! И в-тертьих, Вы видео видели? Что на нём? На нём что, чётко зафиксировано, как я села на кресло, открыла свою сумочку, положила туда чужой телефон? Откуда у Вас смелость выдвигать прямые обвинения и разговаривать со мной в подобном тоне?

— Видео я видел. К сожалению, камера расположена за вашей спиной. На видео видно, как вы сели на то место, с которого несколько минут назад ушла женщина, которая потеряла телефон. Но видно только Ваш затылок и плечи.

— Да????????? Тогда с чего вы взяли, что я взяла чужой телефон?

— Потому что, кроме Вас, к этому месту больше никто не подходил.

— А то, что женщина могла забыть телефон в любом другом месте, это Вам в голову не приходило? И вообще, если даже начальник охраны принёс мне свои извинения, неужели для вас это не показатель?

— Я извинюсь, только если телефон найдётся.

— Вот это слово «если» в данном предложении абсолютно лишнее! Меня вообще не волнует судьба чужого телефона! А за свою репутацию и честное имя я буду биться до конца!

— Жандармы разберутся!

— Конечно! Но только лично Вы со своими дерзкими необоснованными обвинениями можете довольно-таки серьёзно пострадать! В офис Анекса будет направлена жалоба на Ваши действия.

— И ничего мне не будет!

— А вот это мы посмотрим! Дети президента, блин!

Оказывается, парнишка не погорячился, это его твёрдая позиция! А сил признать ошибку и принести извинения — нет, ни за что! Ждать ещё 4 дня до окончания отпуска не в моих правилах! Людочка юрист, сразу спросила, собираюсь ли я спускать дело на тормоза? Конечно, нет! Прямиком оправилась на рецепцию и сказала, что мне нужен приём у генерального менеджера. На рецепции всполошились, предложили для начала побеседовать с менеджером guest relations. Встретилась с ней, обрисовала ситуацию, сказала, что оказывается, некоторым товарищам вполне достаточно предъявлять обвинения только на том основании, что человек случайно оказался не в том месте, не в тот час. Т.е. получается, что любой, кто отдыхает в этом отеле, должен тщательно осматривать место, куда он собирается присесть, чтобы его, не дай бог, не обвинили в воровстве вещей, которые кто-то до этого мог оставить на том месте? Ну это же абсурд! И почему не ищут телефон по сигналу GPS-спутника? Почему можно испортить человеку настроение, отпуск, репутацию? Почему не начать поиск пропавшего телефона с каких-то простых действий? Если это Айфон, то смысл присваивать его вообще отпадает, поскольку они сразу блокируются. Да и вообще, смысл воровать чужие телефоны, если они все работают от отпечатка пальца? А если это кнопочный телефон, который не обладает современными степенями защиты, то вообще какой смысл его присваивать? Да и в конце концов, покажите мне видео, может там вообще не я. Хотя, тут уж вопрос принципа! Я – не я, любой может оказаться на моём месте! Менеджер guest relations внимательно меня выслушала, очень извинялась. Хотя видео тоже не показала. Сказала, что ей очень жаль, что со мной произошли такие неприятные события. Но обвинения выдвигал гид Анекса, который не является сотрудником отеля, а вот как раз сотрудник отеля, начальник охраны, принёс мне свои извинения. На чужих сотрудников отель не может воздействовать, но она с гидом Анекса поговорит. Мне же в качестве извинений, поскольку инцидент со мной приключился на территории отеля, дарят ваучеры на двоих в два ресторана а-ля-карт и бесплатную процедуру в СПА. Но в СПА у меня пакет. Показала ей свою карточку посещений, где указана общая сумма 225 долларов. Менеджер уточнила, оплатила ли я уже СПА? На мой утвердительный кивок, она связалась по телефону со СПА и спросила, какие ещё процедуры мне могут там предложить. Выбрали массаж стоп. Очень успокаивает! Итого, по 10 долларов за каждого в рестораны и массаж стоп – 80 долларов. Менеджер несколько раз повторила, что сумма компенсации ни в коей мере не покроет тот моральный ущерб, который мне нанесли. Да я за деньгами не гонюсь! Для меня гораздо важнее признание самого факта моей невиновности! Причём, повсеместное и официальное! В конце разговора я добавила, что всё же очень бы хотела услышать ещё и извинения гида Анекс Тура.

На следующий день, проходя мимо столика гэстов, остановилась их поблагодарить за прекрасный ужин в рыбном ресторане. Поворачиваюсь – стоит тот самый гид Анекса, я с ним поздоровалась, а он трусливо сбежал, сверкая пятками. Даже банальное приветствие не смог из себя выдавить!

С этого года отель Utopia World Resort & Spa взят в аренду Анекс туром. Я вот думаю, как действия всего одного их сотрудника могут загубить работу огромного коллектива, который как муравьи с утра до поздней ночи, трудятся, чтобы ваш отдых прошел самым чудесным образом! Не знаю, читают ли отзывы менеджеры Анекс Тура, я им в обязательном порядке жалобу отправлю, но если всё же читают, хотелось бы, чтобы история, приключившаяся со мной, заставила их тщательнее отбирать персонал, особенно тот, который работает в непосредственном контакте с туристами!

Всем хороших путешествий и позитивных эмоций!

Новости: Где взять мечту — Эксперт

«Имеется постановление, чтобы из дел, касающихся республики, ни одно не приводилось в исполнение, если оно не подвергалось обсуждению в сенате за три дня до принятия решения. Уголовным преступлением считается принимать решения по общественным делам помимо сената или народного собрания», — писал Томас Мор в своем монархическом XVI веке.

Утопия. Место, которого нет. Точнее, нет на карте мира, но есть в сознании людей. Сначала вирус утопии поражает какого-нибудь талантливого безумца. Потом начинается эпидемия. И нередко наивные мечты превращаются в реальность.

В 1897 году на сионистском конгрессе в Базеле Теодор Герцль призвал евреев создать собственную страну со своими законами, языком и обычаями. Это казалось тогда столь же наивным, как мечтания Мора или Кампанеллы. Герцль и сам это понимал. «“Я создал еврейское государство” — если бы я заявил об этом вслух, меня бы высмеяли. Но, возможно, лет через пять и уж точно через пятьдесят каждый увидит это сам», — записал он в своем дневнике. И аккурат через полвека на карте мира появилось отнюдь не воображаемое государство Израиль. Утопия обросла танковыми войсками и ракетами со спутниковым наведением.

Но вот уже более полувека мир усиленно пытается отказаться от мечты. Страшилки вроде романа «О дивный новый мир!» Хаксли, «Мы» Замятина или «1984» Оруэлла по-прежнему приятно пахнут свежей типографской краской. После опыта построения тоталитарных обществ мечтать об идеальном будущем стало неприлично и очень опасно.

Теперь считается, что социальные мечтания — это удел минувших веков. Это наши наивные предки все носились со всевозможными «измами». Только острая паранойя могла толкать людей в тюрьмы или на баррикады ради каких-то конструкций идеального будущего. Можно же просто нормально жить, получать зарплату, брать потребительские кредиты, а ежели уж очень хочется улучшить мир — пожертвовать пару сотен в какой-нибудь детский фонд или в Гринпис… Ведь можно? Или нельзя?

«Человек без утопии страшнее, чем человек без носа», — говорил Честертон. Развитие общества невозможно без какого-то ориентира, светлым пятном маячащего впереди. Мы садимся в автомобиль с автоматической коробкой передач, заправляем его отменным бензином и вдруг понимаем, что ехать нам некуда. Без представлений о конечной точке маршрута автомобиль не нужен. И утопия — это не столько цель, сколько движение к этой цели.

Мы хотим взглянуть на утопии не как на жанр научной фантастики, а как на вполне реализуемый вариант будущего. Это не так-то просто. Можно долго ругать существующий порядок вещей, но как только ты предлагаешь альтернативу, она кажется наивной и абсурдной. Кажется, что наш мир устроен самым разумным образом.

Но попробуйте взглянуть на нашу цивилизацию с точки зрения какого-нибудь продвинутого инопланетянина. Он вряд ли сумеет понять, для чего нужны сержанты срочной службы, финансовые брокеры, чиновники среднего звена или менеджеры по маркетингу. Наши войны, наша политика, наши города, наше телевидение — разве это менее абсурдно, чем любая из утопий? «Вы живете не на внутренней поверхности шара. Вы живете на внешней поверхности шара. И таких шаров еще множество в мире, на некоторых живут гораздо хуже вас, а на некоторых — гораздо лучше вас. Но нигде не живут глупее… Не верите? Ну и черт с вами», — ставил диагноз Максим из «Обитаемого острова».

То, что в прошлом казалось абсурдным, становится в будущем нормальным. И наоборот. Представьте, что вы крестьянин, живущий во времена Томаса Мора. И вам сообщают: «Каждый день вы будете спускаться под землю и заходить в трясущийся железный ящик. В нем кроме вас еще сотня человек, стоящих плотно прижавшись друг другу…» Скорее всего, крестьянин в ужасе падет на колени и будет молить о пощаде: «За что вы хотите подвергнуть меня столь страшной пытке?!!» А ведь речь идет о банальном метро.

Когда начинаешь рассказывать кому-то очередной вариант утопии, тут же возникает скепсис: дескать, люди привыкли к определенному образу жизни и заставить их измениться можно только с помощью тоталитарного насилия. Но давайте возьмем простой пример — рабство. Несколько веков назад оно казалось нормой. В той же «Утопии» Томаса Мора запросто сообщалось: «Рабы не только постоянно заняты работой, но и закованы в цепи…» Комфортная жизнь благородного человека не представлялась возможной без рабов, крепостных или хотя бы прислуги. А мы вполне себе обходимся. И даже ухитряемся поджарить утром яичницу без участия кухарки.

Вопрос об утопии — это вопрос о социальной норме и о социальных ценностях. В каждом обществе есть большинство — «нормальные люди» — и есть разные группы людей, «захотевших странного», или, более грубо, маргиналов. Утопия превращает какой-то из вариантов «странного» в нормальное, а вчерашнее «нормальное», наоборот, становится экзотикой. Утопии нужны не для того, чтобы немедленно начать претворять их в жизнь, уничтожая несогласных и тратя на это все ресурсы человечества. Утопии придают ценность, смысл и направление нашему миру, который никогда не станет идеальным.

Но откуда возьмутся утопии, если все они сброшены с парохода современности и разоблачены мрачными анти­утопиями? Может быть, возникнут идеи, о которых мы сейчас даже не подозреваем. Но не исключено, что привлекут к себе внимание те утопии, которые и сейчас живут и даже реализуются как локальный опыт отдельных людей и сообществ. Мы предлагаем 10 утопических идей, каждая из которых опирается на ценности, которые, возможно, когда-нибудь будут разделять миллионы.

Психологическая утопия

В ответ на что родилась. Массовые неврозы, многочисленные трагедии, войны, преступления, которые происходят от психического нездоровья отдельных людей и масс.

Великая цель. Психологическое здоровье человека и общества.

Предтечи. Классик бихевиоризма Беррес Скиннер. Автор метода социометрии и техники психодрамы Якоб Морено. Основатель гуманистической психологии Абрахам Маслоу.

Экономика. Подразумевается, что «психологический капитал» не менее значим, чем финансовый. Главный стимул — не деньги, а психологическое здоровье, комфорт, мудрость.

Управление. Психологи принимают участие практически во всех значимых решениях, связанных с политикой, финансами, армией. Социальные конфликты преодолеваются как психологические. Политика — это искусство излечения массовых неврозов.

Технологии. Интенсивное развитие и технологизация психологических практик. Естественные науки тоже выигрывают от раскрытия личных качеств и способностей ученых, избавления от ненужных конфликтов в академической среде.

Образ жизни. Отношения между людьми подразумевают открытость, откровенность, взаимную поддержку, непосредственное выражение любых эмоций. Радикально менять образ жизни, работу, место жительства — нормально. То, что мы сегодня считаем дауншифтингом (например, сменить должность директора на работу садовника), стало обычным явлением. Образование перестало быть привилегией детей и  продолжается в течение всей жизни.

Жители Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «Инакомыслящих у нас, в общем-то, нет. Встречаются люди, которые очень сильно привязаны к своим неврозам и маниям и даже называют психологов “фюрерами” и “злобными манипуляторами” , а всех остальных — “счастливыми идиотами”. Мы не обижаемся».

Из газеты «Правда Утопии». «Министерство личностного развития наложило вето на проект государственного бюджета. Как считают представители министерства, этот документ, безусловно, хорошо проработан с точки зрения нужд промышленности и обороны, однако психологическая составляющая оставляет желать лучшего».

Где существует сейчас. Психотерапевтические группы разных типов и школ, коммуны с психологическим уклоном (по примеру западных общин для лечения наркоманов).

Ситуации свободного выбора благоприятны не для всех взрослых людей, а лишь для здоровых людей. Невротик не способен к верному выбору, он чаще всего не знает, чего он хочет, а если и знает, то не обладает мужеством, достаточным для того, чтобы сделать правильный выбор… Я часто погружаюсь в грезы о психологической утопии — о государстве, все граждане которого обладают отменным психологическим здоровьем. Я даже придумал ей название — Эупсихея… Убежден, что это будет анархическое общество (анархическое в философском смысле этого слова), оно будет привержено культуре даосского толка, культуре, основанной на любви, предоставляющей людям гораздо большую свободу выбора, чем предоставлено нам нашей культурой.
Абрахам Маслоу. Из книги «Мотивация и личность»

Неолиберализм

В ответ на что родился. Низкая эффективность государственной бюрократии и чрезмерное влияние институтов государства буквально на все сферы жизни общества.

Великая цель. Истинная свобода, естественная самоорганизация и процветание на основе свободного предпринимательства и индивидуализма.

Предтечи. Милтон Фридман, Фридрих фон Хайек, Чикагская экономическая школа.

Экономика. Рыночная экономика становится тотальной, все барьеры в торговле сняты.

Управление. Мировое правительство лишь наблюдает за соблюдением правил игры и имеет незначительные социальные обязательства перед бедными и неработоспособными.

Технологии. Вопрос о том, какие технологии развивать, решает только рынок, регулируемый коммерческим интересом и жестким законодательством об авторских правах.

Образ жизни. «Не существует такой вещи, как общество» — так сформулировала кредо неолиберализма Маргарет Тэтчер. Соревнование за лучшее место под солнцем осуществляется между людьми, организованными в предприятия, в свободной рыночной конкуренции. Мультикультурализм стал нормой жизни: каждый знает несколько языков и свободно играет цитатами, музыкальными фразами и философскими максимами разных культур, не впадая в  зависимость от догм ни одной из них. Люди свободны от всех и всяческих гендерных, этнических, религиозных отличий. Больше нет национальных государств. Благодаря тому что рыночная целесообразность — это общий язык для всех сфер жизни, отношения между людьми наконец стали ясными и прозрачными, а главное — менее враждебными. Ничто не вызывает ненависти — ни разные идентичности, ни сексуальные измены.

Житель Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «Кое-где еще сохранился дремучий фундаментализм — национализм, религиозная нетерпимость. Но все это постепенно сходит на нет. Так что лично меня беспокоят группы, которые считают, что надо резко увеличить налоги на некоммерческие расходы — с 1 до 1,2% — на помощь слабым, инвалидам, животным. Я сам отчисляю взносы в благотворительный фонд и считаю, что такое решение было бы ущемлением моих прав».

Из газеты «Правда Утопии». «Утверждения, будто бы эмоциональная поддержка, высказанная вслух, должна оцениваться по более высокому тарифу, чем выраженная тактильно, просто смешны. Мы придерживаемся точки зрения, что подобные действия должны оцениваться по результату, а объемы платежей оговариваться в контрактах, — так, как это делается сегодня во всех развитых регионах мира».

Где существует сейчас. В наиболее ярких своих проявлениях неолиберальная утопия частично была реализована в Великобритании и некоторых странах Западной Европы.

Конечная (и недостижимая) цель неолиберализма — это вселенная, где любое действие любого существа является рыночной трансакцией, осуществляемой в конкуренции с другим существом, влияющей на все другие трансакции, проводимые в бесконечно короткий промежуток времени и повторяемые с бесконечно большой скоростью.
Пол Тренор, голландский политолог. Из статьи «Неолиберализм: происхож­дение, теория, определение»

Педагогическая утопия

В ответ на что родилась. Несовершенство образования, а главное — воспитания детей.

Великая цель. Воспитание гуманного, творческого, всесторонне развитого человека, гармоничное развитие человечества.

Предтечи. Братья Стругацкие с их «Теорией Воспитания», Джоан Роулинг и ее профессор Дамблдор, Макаренко, Януш Корчак, современные педагоги-новаторы.

Экономика. Образование и воспитание — ключевое направление для инвестиций.

Управление. Воспитатель имеет статус, близкий к уровню топ-менеджера. Совет воспитателей обладает правом вето на любое политическое решение.

Технологии. Продвинутые средства обучения, например «социальные тренажеры», созданные на основе технологий виртуальной реальности.

Образ жизни. Детей с самого раннего возраста помещают в специальные интернаты. При этом родители и дети могут видеться, когда захотят. У родителей образуется много свободного времени, котрое они могут посвятить занятиям спортом, искусству, благотворительности или образованию.

Из газеты «Правда Утопии».  «“Я уже прошел все тестирования, испытания и собеседования, комиссия признала меня годным для работы в должности воспитателя. Признаюсь: это было непросто, горжусь, что все получилось. Как мне кажется, я был успешным руководителем и заслужил право работать в интернате”, — заявил нашему коррес­понденту директор компании по производству мебели, в ближайшие месяцы планирующий сменить специальность. Напомним, что конкурс на появляющиеся в связи с ростом населения места воспитателей достигает десяти тысяч человек на место».

Житель Утопии об инакомыслящих маргиналах. «В годы моей молодости были  еще отсталые родители, которые отказывались отдавать своих детей в интернаты. Сейчас таких практически нет, поскольку возможности роста для тех, кто выпал из Системы, крайне ограниченны. Но, разумеется, я категорически не согласен с группой макаренковцев, которые требует запретить общение родителей с детьми моложе 18 лет».

Где это можно увидеть сейчас. «Продвинутые» российские школы (в том числе и интернатского типа, например московский «Интеллектуал»), летние образовательные лагеря.

Вся наша “Теория Воспитания” базировалась на двух основных принципах. Во-первых,  воспитанием детей должны заниматься профессионалы, а не любители (каковыми обычно являются родители). Во-вторых, главной задачей учителя является обнаружить и развить в ребенке его Главный Талант, то, что он умеет лучше многих. Подразумевается, что большую часть времени обучения ребенок проводит в школе-интернате. При этом он отнюдь не отрезан от мира и от своей семьи — родители могут когда угодно приезжать к нему в интернат, и сам он регулярно ездит домой.
Никакой секретности, никакой закрытости, но максимум приватности. Аркадий Стругацкий, писатель. Из ответов на вопросы читателей

Информационная утопия

В ответ на что родилась. Неспособность человеческого мозга оценить правильность решения, в том числе и такого, от которого зависит судьба человечества.

Великая цель. Освобождение людей от рутины, всю нетворческую работу должны делать машины.

Предтечи. Идеи о переустройстве общества на основе информационных технологий выдвигаются самыми разными людьми — от программистов-бунтовщиков в помятых майках до респектабельных аналитиков из консалтинговых агентств.

Экономика. Полностью открыта и в большой мере виртуальна. Благодаря этому все экономические действия приносят кумулятивный эффект, увеличивая благосостояние всего населения.

Управление. Переход законодательной власти в руки всего населения. Любое важное решение принимается на основе практически мгновенного всеобщего голосования в Сети. Функции администрирования сведены к минимуму. Выработку технологии народного волеизъявления осуществляет искусственный интеллект.

Технологии. В первую очередь информационные. Стопроцентная компьютеризация мира. Глобальная Сеть доводится до каждого жителя планеты. Создание искусственного интеллекта.

Образ жизни. Практически вся информация, существующая в мире, является доступной, и при этом существуют мощные алгоритмы ее поиска и обработки. Это касается всего — от бизнеса до секса. Браки заключаются не на небесах, а благодаря точному расчету совместимости будущей пары. Компьютерная диагностика позволила определять болезни на самом раннем этапе, что резко увеличило продолжительность жизни населения.

Жители Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «Говорят, в Африке и Южной Америке сохранились еще целые племена, которые отказываются пользоваться возможностями искусственного интеллекта и подключаться к Сети. В последнее время большие опасения вызывают ультрас — они считают, что все решения, в том числе связанные с их жизнью, должен принимать искусст­венный интеллект, поскольку его решения более точны».

Из газеты «Правда Утопии»: «Вчера на планете прошло 85 референдумов. Из них общепланетарный характер носило голосование по поводу бюджета развития Земли. Напомним, что главным предметом дискуссии было финансирование проекта “Искусственный интеллект в каждый дом”. Программа была вновь отклонена 49% голосов против 38%. Тринадцать процентов граждан воздержались. Напомним, что год назад против этого проекта проголосовали более половины избирателей».

Где это можно увидеть сейчас. Социальные сети в интернете, сайты знакомств, онлайн-магазины, интернет-тендеры, «электронные правительства», ERP-системы.

В перспективе ближайших десяти-двадцати лет сегодняшний Homo sapiens превратится в еНОМО — новый вид, который не успеет заметно измениться биологически, но качественно будет все более отличаться от нас за счет симбиоза с новой ИТ-средой… Виртуальность вторгается в мир осязания и запахов, в сферу эмоций. В будущем на любом расстоянии станет возможным самый прямой контакт с близким человеком.
Или его имитацией… Прозрачной станет вся экономика рынка, она превратится в турнир компьютерных программ, на котором лидеры попадут в равновесие патового баланса сил. Александр Нариньяни, генеральный директор НИИ искусственного интеллекта. Из статьи «Новый человек ближайшего будущего “eHOMO”»

Национально-религиозная утопия

В ответ на что родилась. Тупик и моральный упадок, в который зашли многие страны, отказавшись от собственной традиции в угоду богатству.

Великая цель. Если не рай на земле, то Святая Русь, праведный Иран или модернизированная, но просветленная Индия.

Предтечи. Лидеры исламской революции в Иране, сторонники религиозных обоснований построения государства Израиль, лидеры Ватикана, Махатма Ганди, многочисленные лидеры протестантских сект в США, русские религиозные философы начала ХХ века и многие другие.

Экономика. Развитие за счет консервативной модернизации, то есть использование при построении рыночных и общественных институтов традиции — живой или возрожденной. Пример: исламский банкинг (ссужать деньги под проценты запрещено Кораном).

Управление. Институты и все крупные решения согласуются с национальной культурной традицией, в сложных вопросах решения не за светским лидером и не за референдумом, а за праведниками-харизматиками.

Технологии. Гуманитарные и педагогические технологии обогащены мистической традицией, техниками молитвы, йоги, ритуалами.

Образ жизни. Каждая минута жизни наполнена смыслом, молитвой. Чем бы вы ни занимались, программированием или банковским делом, — это не просто труд, а послушание, возвышающее душу. Мощная трудовая этика ведет к процветанию; конечно, в каждой стране свои порядки и традиции, но все люди —  верующие, и во всех странах они хорошо понимают друг друга, а потому веротерпимы.

Жители Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «Есть еще атеисты, но для них мы организовали атеистическую церковь —чтобы они не были ущемлены в правах. Куда опаснее те группы, которые считают, что их религия должна стать единственной, пусть даже и военным путем. Они не понимают, что противоречат воле Божьей: захоти Он — и в мире бы осталась одна религия».

Из газеты «Правда Утопии». «Очередной диспут между шиитами и суннитами прошел в Медине. По данным социологов, дискуссию наблюдали по телевизору более полумиллиарда зрителей, а в самой Медине собралось более десяти тысяч человек, приехавших со всех концов света. Не меньший интерес вызывает и дискуссия между иудаистами и представителями Ватикана, которая состоится в следующую среду в Иерусалиме. Уже сегодня нет свободных мест не только в гостиницах Святого города, но и практически во всем Израиле и Палестине».

Где существует сейчас. В религиозных общинах, в некоторых семьях, которые сочетают патриархальные ценности с включенностью в современное общество.

Наши первые шаги: Утвердить веру как источник нравственных норм. И на этой основе связать всех и каждого тесными общественными узами.
Собрать и привести в систему русские общественные образцы. И на этой основе создать могучий русский общественный язык. Заимствовать мировую государственную культуру. И на этой основе создать высокую русскую государственную культуру. Восстановить разорванную связь времен от демократов до киевских князей. И на этой основе закончить вековую горячую и холодную гражданскую войну. Каждый из этих шагов требует предельного напряжения всех сил нашей страны. Виталий Найшуль. Из «Программы Института национальной модели экономики»

«Нью-эйдж»

В ответ на что родился. Церковники и политики скрывают от народа не только правду, но и путь к духовному совершенству, просветлению,  превращая людей в тупых рабов, марионеток, неспособных познать мистическую реальность.

Великая цель. Каждому человеку должны быть доступны мистический опыт, сексуальные удовольствия, новые эмоции.

Предтечи. Американские битники, русские теософы (Гурджиев, Блаватская), Карлос Кастанеда, основатели синкретических церквей, таких как бахаизм, мистики и гуру всех мастей, хиппи.

Экономика. Свободный и честный обмен без денег. Бери что хочешь и поступай как знаешь, если только это не причиняет вред другому; никаких авторских прав и имущественного накопления.

Управление. Ключевые позиции в обществе занимают духовные учителя. Каждая школа выстраивает свою иерархию. Во главе — гуру, дальше продвинутые последователи, в самом низу начинающие и т. д. Но на самом деле все эти разнообразные учения образуют всемирную, хотя и разнородную мистическую церковь.

Технологии. Ученые и инженеры — тоже сектанты, а их работа — признанный вид духовной практики.

Образ жизни. Люди объединены в группы, общины и т. д., каждая из которых выбирает свой набор духовных практик, составленных из обрывков древних мистических учений, религий и философий. На смену академической медицине приходят всевозможные варианты целительства, но если кто захочет — есть и таблетки. Сексуальные отношения целиком зависят от учения, адептами которого являются члены группы, — от свободной любви и половых извращений до тотального воздержания. Основополагающие жизненные принципы — ненасилие и любовь ко всему живому. В моде вегетарианство, различные гимнастики, отсутствие вредных привычек (легкие наркотики и психоделики не в счет).

Житель Утопии об инакомыслящих маргиналах. «Пацифик, понимаешь? Некоторые не врубаются, что все вокруг сес­тренки и братишки. Не понимают, что я закинулся и у меня просветление. А они: давай, медитируй! Они бы еще копать предложили… И травой не угостят никогда».

Из газеты «Правда Утопии». «…Учитель Джон Цзинь Кузнецов открыл братишкам и сестренкам новый путь получения полного и окончательного просветления всего за пять лет. Уже в ближайшее время средний возраст полного Цзы-старца может составить 33 года».

Где существует сейчас. Хипповские коммуны, мистические общины от Байкала до Мексики.

Хотя я серьезно занимаюсь хатха-йогой уже на протяжении почти двух десятилетий, так сложилось, что за эти годы я совсем не уделял внимания йоге, не читал журналов по йоге.
Но вот приблизительно девять месяцев назад я открыл новый “Журнал йоги”, который оставили на моем столе. Я был ошеломлен, как если бы заснул и, проснувшись, обнаружил, что оказался на другой планете, в другом измерении. Это был мир, где каждый был красив и каждый был богат. В этом мире была популярна тенденция, называемая “духовностью”, в которой каждый имел личные отношения со своим создателем, и, казалось, самым важным было иметь красивое тело и быть счастливым. Эндрю Коэн, основатель и главный редактор журнала «Что такое Просветление?». Из вступительной статьи

Трансгуманизм

В ответ на что родился. Ограниченность возможностей человеческого организма, в частности болезни, старение и смерть.

Великая цель. Переход от Homo sapiens к «постчеловеку» — существу, обладающему более совершенными физическими и умственными способностями.

Предтечи. Философы Ник Бостром, Дэвид Пирс и FM-2030 (настоящее имя — Ферейдун Эсфендиари), а также писатели-фантасты.

Экономика. Утопия может осуществиться и при рыночной системе, и при социалистической. Но в любом случае главные инвестиции идут в науку, технологии и медицину.

Управление. Одна из основных задач власти — контроль за справедливым распределением новых технологических возможностей.

Технологии. Бурный рост разработок, связанных с медициной и фармацевтикой. Технологии улучшения человеческого тела. Замене подлежат все органы (разве что кроме передних долей коры головного мозга, да и то не факт).

Образ жизни. Новое тело подразумевает новый быт и нравы. Болезней не существует, люди (точнее, их личность) становятся практически бессмертными. Эмоции и настроение можно регулировать непосредственной стимуляцией мозга — чуть ли не у каждого в кармане лежит пульт переключения настроения. Препараты и электронные чипы помогают думать быстрее и запоминать больше.

Жители Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «Еще встречаются редкие поселения, в которых люди отказываются менять свое тело, вообще использовать достижения новейших технологий. Но они много болеют, бывают агрессивны и быстро исчезают с лица земли. Недавно зародилось движение ультрас, которое призывает к полной замене человеческого тела. Они вслух говорят радикальные и неприличные вещи, например, что Homo sapiens — низшая раса».

Из газеты «Правда Утопии». «На повестке дня Всемирного саммита вопрос о ликвидации внутренних армий. Инициаторы этого проекта считают, что за последние десятилетия сильно изменились этические нормы: отсутствие естественной смерти делает понятия убийства и войны совсем уж аморальными…»

Где существует сейчас. Передовые научные эксперименты.

Мы можем использовать технологические способы, чтобы улучшить себя, человеческий организм и в итоге даже выйти за пределы того, что большинство считает человеческим… Молекулярная нанотехнология обладает достаточным потенциалом, чтобы создать изобилие ресурсов для каждого человека и предоставить нам полный контроль над биохимическими процессами в наших телах, позволив нам избавиться от болезней.
Посредством перестройки или фармакологической стимуляции центров удовольствия в мозгу мы сможем испытывать больший спектр эмоций, бесконечное счастье и неограниченные по интенсивности радостные переживания каждый день. Из документов Российского трансгуманистического движения

Экологическая утопия

В ответ на что родилась. Опасность экологической катастрофы, истощение ресурсов, отрыв человека от естественной среды обитания.

Великая цель. Жить в гармонии с природой, сохранить человечество, живую природу, всю планету в ее разнообразии и красоте.

Предтечи. Различные зеленые движения, философы типа Андре Горца, Мюррея Букчина или Никиты Моисеева, отчасти Римский клуб.

Экономика. Промышленный рост сильно ограничен. Налоговая система устроена так, что невыгодно производить продукцию, хоть как-то загрязняющую окружающую среду. Либеральные стимулы производства и потребления сильно ограничены.

Управление. Наверху — демократическое мировое правительство. Внизу — самоуправление общин, поселков и прочих небольших сообществ.

Технологии. Развитие альтернативной энергетики — от солнечных батарей до термоядерных реакторов. Резкое повышение коэффициента переработки вторичных материалов. Абсолютно новые средства связи. Создание новых экологически чистых средств транспорта, для которых не нужны дороги.

Образ жизни. Модно совмещать аграрный труд с интеллектуальным. Сломанные вещи принято не выбрасывать, а чинить. Многие предметы используются коллективно, например вместо сотен телевизоров в каждой семье — несколько общинных кинотеатров. Использование труда домашних животных считается аморальным.

Жители Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «Иногда экопоселения вырождаются в корпорации с жесткой иерархией и неравенством в потреблении, подчас мелкие вожди доходят до того, что начинают есть животную пищу и возрождают полузабытые вредные технологии. С другой стороны, есть некоторые поселения, в которых уверены, что любое воздействие во вред природе, — они даже отказываются от искусственного разведения растений и едят только то, что растет само».

Из газеты «Правда Утопии». «Многим может показаться странным, но еще тридцать лет назад употребление в пищу мяса живых существ считалось совершенно нормальным».

Где существует сейчас. На самом локальном уровне — всевозможные экопоселения. На самом глобальном уровне — борьба с потеплением климата и разрушением озонового слоя.

Богатая жизнь не только вполне совместима с производством меньшего числа потребительских товаров, а, напротив, требует этого. Не существует никаких аргументов, кроме, разумеется, логики капитализма, не позволяющих нам производить и делать доступными для всех одинаковое адекватное жилье, одежду, домашнюю обстановку и транспортные средства, которые являются энергосбере­гающими, долговечными и простыми в эксплуатации и ремонте, при одновременном увеличении количества свободного времени.
Из книги «Экология и свобода» французского философа Андре Горца

Космическая утопия

В ответ на что родилась. Невозможность развития человека как вида без освоения космического пространства.

Великая цель. Выход человечества за пределы Земли, не­ограниченные возможности познания мира.

Предтечи. Исторически: от Коперника до Циолковского. Сегодня — тысячи ученых из разных стран. Ну а конкретные проекты можно найти в столах инженеров NASA и Роскосмоса.

Экономика. Мобилизационный тип. Отсутствие конкуренции. Главные инвестиции — в науку и космические технологии.

Управление. Мобилизационное. Любое политическое действие оценивается исходя из его полезности и необходимости для освоения космического пространства. Фактически миром управляет группа ученых — руководителей космического проекта.

Технологии. Про­рывы в целом ряде естественных наук: астрономии, физике, материаловедении, химии и т. д.

Образ жизни. Большинство граждан ощущают себя причастными к мировому колонизационному проекту — освоению других планет или даже других звездных систем. В каком-то смысле бог из сердец возвращается обратно на небо. Появляется множество людей, не имеющих конкретного гражданства и считающих себя «гражданами космоса». Понятие «национальность» размывается.

Из газеты «Правда Утопии». «Там, в большом космосе, идет большая работа. Монтажники космоцентра уже приступили к состыковке элементов первого космического города, способного вместить более 50 тысяч жителей. Его первыми обитателями станут ученые из исследовательского центра им. Циолковского — именно здесь проходит сейчас передний край борьбы с гравитацией».

Житель Утопии об инакомыслящих маргиналах. «Есть еще среди нас обыватели, считающие, что их мелкие интересы выше интересов человечества. Они жалуются на недостатки в бытовой сфере. Впрочем, в большинстве своем это люди прошлого, и их даже жалко. Хорошо, что Совет не пошел на поводу у экстремистов, требовавших перевести тех, кто не работает на проект, на ограниченное потребление. Пусть живут как хотят».

Где можно увидеть сейчас. Международная космическая станция. Проекты по освоению Марса.

Я не думаю, что человечество сможет пережить следующее тысячелетие, если не вырвется в космос. Слишком много напастей угрожает жизни, сосредоточенной на одной планете. Когда мы выйдем в космос и создадим независимые колонии, наше будущее окажется в безопасности. Условий, сходных с земными, в пределах Солнечной системы нет, поэтому придется добраться до другой звезды. Стивен Хокинг, британский астрофизик. Из интервью западной прессе

Альтерглобалистская утопия

В ответ на что родилась. Несправедливость неолиберальной глобализации. Неравенство между странами богатого Севера и бедного Юга. Имперские амбиции богатых стран во внешней политике и расизм во внутренней.

Великая цель. Всемирная кооперация, экономическая справедливость, гармония с окружающей средой, триумф прав человека и культурного разнообразия.

Предтечи. Вожди социализма вроде Маркса или Бакунина. Бывший вдохновитель «Красных бригад» Тони Негри, лингвист Ноам Хомски, экономист и публицист Сюзан Джордж.

Экономика. На смену серийному массовому производству приходит ремесленничество с акцентом на уникальность продукта. Финансовые трансакции облагаются «налогом Тобина» (0,1–0,25%). Спекуляция землей запрещена. Нет частной собственности на ресурсы и на авторские права.

Управление. Власть делегируется снизу вверх: от «сильных» кооперативов, самоуправляющихся общин и поселков  — «слабому» демократическому мировому правительству.

Технологии. Гармоничное сочетание высоких технологий и ремесленного искусства, ручного и автоматизированного труда. Нет двух одинаковых машин.

Образ жизни. Мир разбит на множество относительно небольших общин и коммун. В каждой из них свой уклад. Где-то нормой является вегетарианство и свободная любовь, а где-то — патриархальные традиции. Мир един, но разнообразен. Сообщества кооперируются на горизонтальном уровне. Сегодня коммуна норвежских рыболовов заключает союз с саамскими оленеводами и японскими музыкантами, а потом у этой коммуны меняется настроение, и они вступают в союз с каким-нибудь африканским кооперативом. То же самое и с отдельным человеком. Каждая община свободна для входа и выхода.

Житель Утопии — об инакомыслящих маргиналах. «На мой взгляд, главную угрозу представляет мировое правительство, в прошлом году оно уже пыталось переподчинить себе Объединенные силы по охране правопорядка, но совет кооперативов, к счастью, был начеку».

Из газеты «Правда Утопии». «Может ли человек в семьдесят три года научиться играть на кобызе? Может — и это доказал известный физик-теоретик, бывший член коммуны “Союза ученых”. В день своего семидесятилетия он перешел в “Группу казахских музыкантов”, а в этом году уже солировал на концерте, организованном “Азиатским фолкцентром” в Эдинбурге».

Где существует сейчас. Кооперативы бразильских крестьян после захвата ими земель у богатых латифундистов. Коммуны в Западной Европе.

Правило № 1. Все принадлежит каждому. Все результаты и ресурсы творческой деятельности в данной сети бесплатны и открыты для пользования каждым (в том числе не-гражданами Новой Касталии)… Патенты в Новой Касталии отменены… Правило № 2. Каждый открыт для диалога с каждым. Все сети открыты, и их участники самостоятельно выбирают круг тех, с кем им интересно <…> вести диалог… Правило № 3. Образование и воспитание, здравоохранение и культура общедоступны… Правило № 4. Гражданин Новой Касталии добровольно не использует свой потенциал в коммерческих и/или властных целях… Александр Бузгалин, профессор МГУ. Из статьи «Новая Касталия»

В Новой Третьяковке показывают две выставки о советской утопии

Актуализация жанра утопии (как и антиутопии) в последние годы заставляет вспомнить о временах, когда эта тема была тоже в моде. Об эпохе позднего, саморазрушающегося застоя. О ней, среди прочего, напоминают сразу две выставки, открывшиеся в здании Новой Третьяковки на Крымском Валу.

Побочный продукт

Проект «Мир! Дружба! Дизайн! История российского промышленного дизайна» (кураторы – Азат Романов, Ольга Дружинина и Александра Санькова) – дебют Московского музея дизайна на новом месте. Это выставка, сделанная после того, как Третьяковка выделила бесприютному музею часть второго этажа в бывшем здании ЦДХ (постоянная экспозиция должна открыться здесь летом).

Мотоцикл «Иж-56», показанный на выставке «Мир! Дружба! Дизайн!», выпускался с 1956 по 1962 г /Андрей Гордеев / Ведомости

Московский музей дизайна – совсем новая институция, основанная в 2012 г. Сначала его пустила к себе Марина Лошак, руководившая тогда «Манежем». Но как только она перешла в ГМИИ им. А. С. Пушкина, музей, успевший провести в подвальном этаже «Манежа» не одну выставку, был оттуда изгнан. Затем был большой проект в Государственном музее декоративно-прикладного искусства, где выставкам про дизайн, казалось бы, самое место, – но снова не сложилось.

Неудачи не помешали команде Московского музея дизайна завоевать Гран-при I Лондонской биеннале дизайна. Полученная тогда Utopia Medal – 2016 за самое полное раскрытие темы «Утопия в дизайне» свидетельствует, что утопические проекты популярны сегодня не только в России. Но тема биеннале была придумана как будто специально для нас, потому что весь путь советского дизайна – бесконечная утопия. И выставка в Новой Третьяковке, архитектором которой, как и в лондонском проекте, стал Степан Лукьянов, это объясняет.

Здесь нет глобальной истории нашего дизайна. Вы не увидите в экспозиции экспериментов эпохи авангарда и не узнаете, например, что чуть ли не все направления современного дизайна изобретены Эль Лисицким (об этом можно узнать из фильмов, созданных музеем вместе с каналом «Культура» и представленных на музейном сайте). На выставке только промдизайн. Но из того, что есть, легко складывается логика всего отечественного дизайна, который возник вовсе не из желания сделать красиво и удобно, чтобы в конечном итоге продать. Так было на Западе. А в СССР были проблемы не с продаваемостью товаров, а с их доступностью. Поэтому прелестный детский трехколесный велосипед – изящный образец модернистского минимализма – так и не удалось воплотить в металле. Он мог бы стать украшением советского павильона на очередной ЭКСПО, но к чему запускать его в серию в условиях дефицита?

И дизайнеров в СССР не было – до 1980-х их называли художниками-конструкторами. Существовали в СССР региональные школы художественного проектирования, в Москве был знаменитый ВНИИТЭ – институт технической эстетики, где выдающиеся художники создавали прототипы, не шедшие в производство. Не это ли идеальный пример утопической мечты, претворенной в жизнь?

Спорткар, придуманный в Строгановской академии, так и остался макетом /Андрей Гордеев / Ведомости

В этих условиях сложно было рассчитывать на красоту, можно было надеяться лишь на чудо – что светлая идея пробьет себе дорогу. И выставка получилась об этом: она не врет, как было красиво.

Она о том, как было. Как беспардонно здесь копировали западные образцы – и в сериалах про старую американскую жизнь, точно воспроизводящих материальную среду тех лет, бросается в глаза, что именно воровали, вплоть до оттенка краски, которой были покрашены мотоциклы и швейные машинки.

Она о том, что есть. Свежие творения, от быстроходных судов на подводных крыльях до турбины Green Blast Jet Energy, придуманной финалистом Lexus Design Award 2019 Дмитрием Балашовым для сбора энергии в аэропортах, не дают окончательно пасть духом. Но страшно далеки они от народа.

Не дошедшему до реализации проекту электромобиля Lada противопоставлены опытные модели электромобилей «Иж» концерна «Калашников». Этот концерн, как и некоторые другие предприятия, задействованные в выставке, входит в госкорпорацию «Ростех». Она, как мы знаем, пусть и поддерживает современное искусство, на рынок поставляет не только микроскопы и профессиональные микрофоны, но и оптические прицелы и прочие механизмы, придуманные, чтобы убивать. И весь отечественный промышленный дизайн, развитие которого началось только после войны, есть результат конверсии, побочный продукт военпрома. А утопия нашего дизайна – обратная сторона возрождающейся сегодня тоталитарной антиутопии. Причем теперь, на фоне льющейся из государственных медиа милитаристской риторики и водружения бронзового уродца перед зиккуратом на Садовом кольце, логотип «Калашников» вызывает куда более резкую реакцию, чем даже во времена брежневского застоя, когда на уроках НВП школьников заставляли разбирать и собирать одноименный автомат.

Затерянный город

С обратной стороны того же здания – и тут можно только подивиться активности Новой Третьяковки – открылся «Город завтрашнего дня». Этот работающий последнюю неделю путешествующий проект Гете-института (кураторы – Рубен Аревшатян, Анна Кац, Георг Шёльхаммер) посвящен истории и наследию архитектуры советского модернизма и очень важен именно для России. Потому что наследие нашего модернизма уничтожают на наших глазах.

Ломают московские кинотеатры и гостиницы, переделывают, заменяя мрамор пластиком, отделку станций метро, на Тверской на месте «Интуриста» возвели помпезный «Ритц-Карлтон». Пусть «Интурист» не был шедевром, нельзя сделать вид, что той эпохи не было. Все это кажется попыткой уничтожить саму память о взлете архитектурной мысли позднесоветской эпохи, о котором мы благодаря этому проекту можем судить.

«Город завтрашнего дня» увидеть непросто. Авторы дизайна выставки из стамбульского бюро Future Anecdotes плохо продумали навигацию. Не сразу сообразишь, что объекты Ирины Кориной в фойе третьего этажа – начало выставки. Что из одного зала следует пройти через постоянную экспозицию в другой и там уже подглядеть за чужой жизнью в «Окнах» Ольги Чернышевой и обнаружить «Город-сад» – построенный Дмитрием Гутовым макет самого ЦДХ в отделке из как бы восточных ковров. А в первом зале надо надеть стереоочки и увидеть фантастические снимки, сделанные архитектором Баухауса Эрнстом Маем – он работал в 1930–1933 гг. в СССР и запечатлел строившиеся конструктивистские города.

Идею будущей счастливой жизни, воплощенную в конце 1920-х в генпланах новых городов (сделанных опять же героями Баухауса начиная с его второго директора Ханнеса Майера) и в многофункциональной мебели, спроектированной Маргарете Шютте-Лихоцки, продолжают модернистские здания, которые строились с конца 1950-х до начала 1980-х по всему Союзу. Только реальные фотографии дворца ритуальных услуг в Каунасе и министерского здания в Тбилиси из нанизанных друг на друга горизонтальных объемов (реализация идеи горизонтальных небоскребов Лисицкого) заставляют поверить, что все это действительно было построено. И что абстрактная скульптура Вадима Космачева, придуманная им в 1975-м для библиотеки в Ашхабаде, впечатляющая даже в авторской модели, была принята заказчиком.

А что не имело шансов появиться в материале, осталось на бумаге. Как сделанный Юрием Аввакумовым и Сергеем Подъемщиковым проект Монумента пожарной эвакуации (1988) – памятника чернобыльским эвакуаторам. Или сочиненный Аввакумовым вместе с Михаилом Беловым «Погребальный небоскреб, или Столичный самовозводящийся колумбарий». Работа 1983 г., а кажется, будто сделана сейчас.

«Мир! Дружба! Дизайн!» – до 1 марта

«Город завтрашнего дня» – до 19 января

Городские утопии: от urban oasis к smart city

                                                                   «Все равно бесконечной надеждой согрет,
                                                                  Я вдали вижу город, которого нет…»
                                                                                                                  (И. Корнелюк)

Продолжаем серию, посвященную Человеку городскому, Homo Urbanus, от доктора философских наук, писательницы и журналистки Марины Препотенской. Новая статья посвящена утопиям и многочисленным попыткам человечества создать идеальный мир. Удалось ли кому-то приблизиться к осуществлению заветной идеи, и где отголоски утопии встречаются в нашем реальном мире – читайте в нашем новом материале.  

Люди всегда мечтали о гармоничном устройстве жизни и оригинально отображали свои мечты в утопиях (греч. τοπος — «место», ου-τοπος — «не-место», т.е. «место, которого нет»). Иногда слово «утопия» воспринимается как синоним абсурда, но изначально оно обозначало литературную фантастику, повествующую о якобы идеальном обществе: от «Государства» Платона,  «Утопии» Т. Мора*, «Города Солнца» Т. Компанеллы, «Новой Атлантиды» Ф. Бекона – до «Люди как боги» Г. Уэллса, «Острова» О. Хаксли, «1984» Дж. Оруэлла, «Мы» Е. Замятина и многих других книжных и кино-фэнтези. Эти произведения часто называют также антиутопиями, так как грань между понятиями довольно хрупкая. 

Утопия изображает «идеальное» будущее, анти-утопия – разоблачает опасные утопические тенденции в гротескной форме. При этом история хранит немало  урбанистических утопических проектов, представленных в текстах, в бумажной архитектуре или в попытках реализации. Насколько абсурдны или разумны городские утопии? Что практически полезного они привнесли в градостроительство и нужны ли сегодня? 

Н. Бердяев считал, что на самом деле идеальный город, Urban Oasis, – это мечта, психологически глубоко обоснованная: «Человек, раненый злом окружающего мира, имеет потребность представлять в своем воображении образ совершенного способа жизни» [1]. Э. Блох вообще предлагал добавить к известным типам Homo sapiens такой вид как Homo utopicus [2]. Но проблема в том, что большинство утопических проектов канули в прошлое вместе с их творцами, а чрезмерные усилия по внедрению утопий зачастую приводили к противоположному эффекту. 

Можно вывести удивительные алгоритмы-стадии трансформации социальных утопий в антиутопии в художественных сюжетах и реальных социальных практиках:  

  • Культ идеального порядка и разумного мироустройства провозглашается основой городской системы, которая насаждается на конкретной территории.
  • Вследствие человеческого несовершенства это «всеобщее счастье» требует все большего и большего контроля. 
  • Система контроля приводит к унификации людей, их социальных и даже биологических функций.  
  • Контроль постепенно превращается в гипер-контроль, а свобода – в уродливую диктатуру. 

В итоге утопия-мечта становится антиутопией-сатирой или настоящей пыткой для участников очного эксперимента. Из этого можно сделать далеко идущие выводы о невозможности абсолютного социального идеала, но подводя итог теории вопроса, отметим, что многие утопии стали как основами благих идей переустройства города, так и предостережением от злоупотреблений на этом пути. 

В «Государстве» Платона  рассказывается об идеальной системе жизни города-государства Атлантида, впоследствии якобы утонувшего в Атлантическом океане. Радиально-кольцевая архитектоника Атлантиды нашла реальное воплощение в итальянском градостроительстве ХV-ХVІ веков! 

Леонардо да Винчи оставил чертежи идеальных геометрических городов как космогоническое отражение Вселенной, где всегда царят порядок и гармония, в отличие от человеческого общества. И правда, многие города возводились по законам геометрии. Один из лучших примеров – геометрическая сеть авеню и бульваров в Париже, перестроенном бароном Османом во второй половине ХІХ века. 

Вам также будет интересно: хто розбудував новий Париж та створив перші громадські парки

Томас Мор, написавший «весьма полезную, а также интересную книжечку о наилучшем устройстве государства и новом устройстве Утопия», заложил основы социалистических идей, частично реализованных в некоторых странах и городах будущего. Френсис Бекон в «Новой Атлантиде»  пророчески озвучил идею всесилия науки и техники в развитии цивилизации. 

Сен-Симон провозгласил инженеров-политехников интеллектуальной элитой общества, а флагманами цивилизации – большие города, которые мы сегодня называем мегаполисами. И даже противники урбанизации Шарль Фурье и Роберт Оуэн, авторы идей маленьких комфортных поселений-фаланг, стали предвестниками урбо-проектов далекого будущего: городов-коммун в СССР 20-х гг., «жилищных единиц» Ле Корбюзье, коммунальных домовых комплексов в Швеции.  

В начале ХХ в. английский социолог  Эбенизер Говард создал проект концентрического Города-Сада, где должно было обитать 30 тысяч горожан среди обилия флоры и фауны. В нескольких городках Англии после второй мировой войны эти проекты были частично реализованы. 

В 1904 г. французский архитектор Тони Гарнье в предместьях Лиона пытался создать линейный город с полосами разделения индустриальных, жилых и транспортных секторов.  Ле Корбюзье в 1920-х годах воплотил эти идеи в некоторых социальных постройках. Правда, мечта архитектора о 24-х 60-этажных зданиях осталась неосуществленной, а часть построенного социального жилья была снесена из-за монотонного депрессивного вида. Но детали проектов Ville Radieuse и Ville Contemporaine – городов, где все дома возводятся вместе с садами и пляжами на крышах, все чаще резонируют в реальной городской структуре наших дней.   

Приведем примеры еще более экзотических урбо-утопий. В 1856 г. пуританин Генри Клабб начал внедрять проект вегетарианской утопии Octagon-city в штате Канзас.   «Город» должен был состоять из деревень, сочетавших восьмиугольные дома, 8 площадей и 8 окружных дорог. Такие многоугольники, по замыслу автора, представляли наилучшую форму для пропуска света и воздуха в здания. Очевидна его зацикленность на предельной унификации пространства. Не мудрено, что проект потерпел фиаско: завезенные новоселы быстро стали жертвами эпидемий и плохой инфраструктуры. 

Так же драматично завершилась попытка Генриха Форда в 1920-х построить идеальный город в джунглях Амазонки. Жители Фордландии должны были работать на природе по выращиванию гевеи – основы производства каучука; их досуг ограничивался «правильным» кино, строгими моральными канонами и жесткой дисциплиной. Кровавое восстание обитателей против тяжелой работы и навязчивых правил положило конец проекту. 

В 1952-ом еще один мечтатель-утопист Мил Джонсон задумал построить «Город для пьяниц». Идеей-фикс было создание сверхскоростных магистралей и «алкотрипов» для любителей спиртного. Проект не нашел ни общественного одобрения, ни инвесторов.  

В 1928 г. инженер Г. Крутиков разрабатывал проект летающего города, а художник Эль Лисицкий придумал горизонтальный небоскреб. Знал бы он, что в начале ХХІ века такие строения начнут повсеместно возводиться в Китае! Казимир Малевич утверждал, что каждый человек рано или поздно должен заполучить собственный космический город-корабль, а Константин Циолковский мечтал о передвижных стеклянных домах на 1000 жителей в небольших городах-коммунах. 

Американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт в 1927 году предложил проект небоскреба Иллинойс высотой 1500 м как основного поселения для 1,5 млн жителей города, а еще один американец, Бакминстер Фуллер, в 1960 году спроектировал город, покрытый прозрачным геодезическим куполом-мембраной. И снова – переклички с современностью. Чемпион-небоскреб высотой в 1 километр в ближайшие годы будет возведен в Саудовской Аравии, а сферические конструкции уже широко используются в строительстве эргономичных домов и музеев. 

Некоторые городские утопии связаны с апофеозом гигантомании в проектах великих диктаторов, сторонников евгеники (беспощадной селекции людей). Альберт Шпеер, любимый архитектор Гитлера, готовил реконструкцию Берлина как столицы всей планеты, рассчитанной на  20 миллионов человек. Купольные дворцы, водоемы, стадионы, трассы непомерного масштаба недаром получили название «циклопического стиля». 

Подобные тенденции наблюдались в архитектурных амбициях Сталина, предполагавшего увековечить идею всемирной победы коммунизма в грандиозном 416-метровом Дворце Советов с 86-метровой статуей Ленина в центре. А вот «город рассветов, бесконечного познания и открытий», центр йоги Ауровиль, построенный в Индии в 1968 году, до сих пор является чуть ли не единственной реализованной утопией аполитичного интернационального города. 

В итоге можно сказать: те утопии, где доминировали тоталитарная идеология и форма над духовными ценностями, были обречены. Проекты, манифестирующие заботу о людях и уважение к ним, допускающие творчество и спонтанность людей, получили продолжение и реализацию. Доказательством этому в наше время hi-tech стали проекты Smart City. «Умный город» предполагает радикальное повышение качества жизни людей без какого-либо социального насилия. Автоматизированнные комплексы обеспечивают высокое развитие управления, трафика, социальных служб, здравоохранения, образования и коммуникаций. Используются альтернативные виды энергии, строятся обширные зеленые зоны, а главным маркером городского комфорта становится экологичность.  

В рейтинге «умных городов» лидируют Барселона, Нью-Йорк, Лондон, Ницца, Сингапур и южнокорейские города Сонгдо и Пусан. В многомиллионной Барселоне, получившей в 2015 году звание Global Smart City, качество города обеспечивает «Setilo» – общегородская информационная платформа, которая отслеживает температуру воздуха и влажность, уровень шума, трафик, расход газа, электричества и пр.. Электронная служба «Big Data BI» позволяет проводить ежедневный анализ эффективности работы правительства. Город Сонгдо в Южной Корее отличается повсеместным светодиодным освещением и передовой системой очистки воды, а в Пусане введено масштабное видеонаблюдение с распознаванием лиц, обеспечивающее максимальную безопасность городского пространства. Десятки цифровых сервисов объединяет также недавно запущенный в Украине проект Kyiv Smart City [3]. 

Можно назвать еще сотни примеров городских утопий и «умных городов», но даже из этого перечня становится понятным, что настоящий успех градостроения связан с гуманными высокотехнологичными проектами, нацеленными на создание безопасности, комфорта и личностного развития горожан. 

*Именно название произведения Т. Мора положило начало метафоре утопии в искусстве и науке

Что интересного почитать: Сакральна географія Нової Атлантиди

 

Текст: Марина Препотенская


Литература:

  1.  Бердяев Н. Судьба России. – М., 1990. — с. 329.
  2. Блох Э. Тюбингенское введение в философию / Э.Блох. [Пер. с нем.Т.Ю.Быстровой, С.Е.Вершинина, Д.И.Криушова].— Екатеринбург:Изд-во Урал. ун-та, 1997. — 400 с.
  3. Кyivsmartcity/ Эл. доступ:  kyivsmartcity

Южный федеральный университет | Пресс-центр: В ЮФУ проходит конференция «Утопические проекты в истории культуры»


С 1 по 3 декабря в Южном федеральном университете проходит третья всероссийская конференция из цикла «Утопические проекты в истории культуры».

В этом году конференция приурочена к 100-летию романа «Мы» Евгения Замятина, заложившего основы жанра антиутопии, а потому ее тема звучит как «(Не)возможные миры: настоящее и будущее в зеркале антиутопии».

Конференция проходит в онлайн-режиме на платформе Microsoft Teams. Работа пленарной панели началась с приветственных слов ректора ЮФУ Инны Шевченко:

«Только человек, возможности которого во многом определены представлениями о самом себе и рамками науки и технологий, делает воображаемый мир реальностью. С какого бы ракурса мы не рассматривали утопию или антиутопию, мечта человека все равно остается двигателем прогресса», – отметила Инна Шевченко.

Директор Института философии и социально-политических наук ЮФУ Елена Сердюкова в приветственном слове отметила непреходящую актуальность романа «Мы» Е. Замятина, а также значимость связей и взаимодействий, которые выстраивают ученые ЮФУ с российскими и зарубежными коллегами в изучении утопии.

Программа пленарного заседания, модератором которого была председатель оргкомитета профессор ЮФУ Таисия Паниотова, отмечена тематическим разнообразием. О вкладе Евгения Замятина в развитие антиутопии говорил Грегори Клейс, профессор Университета Лондона и президент Европейского общества исследований утопии. Доклад о рецепции классических форм антиутопии в современной российской литературе представил профессор ГИТИСа Борис Ланин. Представления о будущем в романе Замятина «Мы» были проанализированы в выступлении профессора ЮФУ Геннадия Драча. Теоретико-методологические аспекты утопии и антиутопии раскрыты в докладах профессора ЮФУ Таисии Паниотовой и старшего научного сотрудника ИФ РАН Елены Чертковой.

Доклады второй сессии пленарного заседания были посвящены рецепции (анти)утопии в современной культуре (Рикардо Иглесиас, профессор Мадридского университета Комплутенсе, доклад «Видеоигры в «ou topos»: утопии и дистопии»; Светлана Сумпор, независимый исследователь из Хорватии, «Narrative and Representational Strategies of Dystopian Literature and Films»; Лорейн Кляйн, докторант

Университета Ибн Халдуна в Стамбуле, «The Unreachable Dream of Black Panther»). Доцент ЮФУ Андрей Кореневский в своем докладе обратился к пророческому творчеству А. Тойнби.

2 и 3 декабря конференция продолжилась в форме секционных заседаний и круглого стола, в рамках которых состоялись дискуссии по основным тематическим направлениям, обозначенным в пленарных докладах. В современной ситуации вполне закономерно, что обсуждение антиутопического дискурса цифровой цивилизации, советского периода отечественной истории и сферы образования было особенно острым.

Конференция «Утопические проекты в истории культуры» стала площадкой обсуждения актуальных проблем функционирования утопического сознания в социуме, сопоставления различных позиций в изучении утопии и антиутопии и выработки новых, фундаментальных подходов, призванных охватить как ценностное измерение утопии, так и ее онтологические и гносеологические основания.

В современной ситуации представляется особенно важным осмыслить причины экспоненциального роста антиутопий в современной культуре, проанализировать их новые формы, а главное – выявить наряду с критической стороной и позитивную составляющую.

Конференция была организована Институтом философии и социально-политических наук. Материалы конференции будут опубликованы в сборнике с индексацией в РИНЦ.

Маленькие фантазии — Управление культуры Администрации Екатеринбурга

1

Мне нравится!

Выставка необычна уже тем, что герои фотографий — куклы

С 25 декабря по 21 марта в Центре фотографии «Март» (8 Марта, 1) работает выставка «Маленькие фантазии», на которой представлены работы авторов из США, Словакии и России. Выставка необычна уже тем, что герои фотографий — куклы. Этот жанр можно сравнить с кукольным театром, но, в отличие от театра, повествование сконцентрировано в одном-единственном изображении. Чтобы точнее выразить характер маленьких персонажей, фотографы используют разнообразные технические хитрости.

«Больше всего мне нравится докапываться до правды через маленькие фантазии», — признается одна из авторов выставки американский фотограф Грэйс Уэстон. Ее в первую очередь интересует психология людей, их страхи, комплексы, утопические мечты: «Вскрытие потаенной стороны человеческой природы позволяет задуматься о том, что мы прячем в себе». В мизансценах Грэйс Уэстон отчетливо читается влияние художника-сюрреалиста Рене Магритта: каждая ее фотография – маленький ребус. Отсылки к знаменитым картинам и названия работ дают зрителю ключи для расшифровки.

Персонажи серии «Дорогие мои старики» кукольного мастера из Новосибирска Ирины Верхградской взяты из жизни в современной России. Типажи легко узнаваемы, так же легко угадывается их неприкаянность. «Когда иду по улице, невольно всматриваюсь в лица прохожих. Встречается мне на улице бабушка, я провожаю ее взглядом, стараюсь незаметно обернуться, посмотреть ей вслед, а потом свои впечатления отражаю в работе». В экспозиции фотографии кукол представлены в обрамлении стилизованных советских рисунков. Эти рисунки говорят о детстве главных героев экспозиции, навсегда оставшемся в прошлом.

Фотограф из Словакии Робо Кочана из деревянных фигурок создал театр теней и сказочную историю, похожую на путешествие Алисы в Страну чудес. Детские персонажи попадают в царство Чайной розы, на аудиенцию к властителям потустороннего мира, встречаются с таинственными хранителями вулкана.

Для москвича Игоря Култышкина фотографировать игрушки сына стало чем-то сродни возвращению в детство. Игорь предан классической фотографии на пленку и ручной печати. В туманном мареве его изысканных снимков — идиллия воображаемого Эдема и жестокие джунгли с извечной борьбой за существование. Гармония и агрессия — противоположные стороны мира, одно без другого невозможно.

поделились
в соцсетях

Америка и утопическая мечта

1 1638 Новый рай Нью-Хейвен, Коннектикут
Немецкие колонии в Пенсильвании Пенсильвания
2 1694 Общество женщины в пустыне Джермантаун, Пенсильвания
3 1732 г. Монастырь Ефраты Эфрата, Пенсильвания
4 1774 г. Шейкеры недалеко от Олбани, Нью-Йорк
5 1805 г. Гармония Хармони, Индиана
6 1825 г. Нашоба Нашоба, Теннесси
7 1825 г. Новая Гармония Хармони, Индиана
8 1841 г. Brook Farm Вест-Роксбери, Массачусетс
9 1847 г. Королевство св.Джеймс Бивер-Айленд, штат Мичиган
10 1848 г. Oneida Онейда, Нью-Йорк
11 1849 г. Икария Наву, Иллинойс
12 1875 г. Фонтанная роща Санта-Роза, Калифорния
13 1886 г. Kaweah Округ Тулар, Калифорния
14 1894 г. Ройкрофт Э.Аврора, Нью-Йорк
15 1897 г. Point Loma Сан-Диего, Калифорния
16 1903 г. Halcyon Океана, Калифорния
17 1919 г. Святой город недалеко от Санта-Крус, Калифорния
18 1919 г. Мирная миссия Божественного Отца Бруклин, Нью-Йорк
19 1965 г. Drop City Тринидад, Колорадо
20 1966 г. Свинья Ферма Таос, Нью-Мексико
21 год 1967 Twin Oaks Луиза, Вирджиния
22 1968 г. Семья мистических искусств Орегон
23 1967 Диггеры Калифорния
24 1971 г. Ферма Саммертон, Теннесси

Темная реальность, скрывающаяся за утопическими мечтами Саудовской Аравии

Для остального мира Саудовская Аравия может показаться квазисредневековым королевством, где женщины все еще борются за свои основные права, где бородатые клерикалы руководят судами и где осужденных обычно обезглавливают меч на публике. Но саудовская монархия — как и ее соседи в Дубае и Абу-Даби — давно вынашивает мечты о прыжке в будущее высоких технологий. Последний король Саудовской Аравии создал планы для шести новых городов в пустыне, которые были объявлены революционными шагами к миру за пределами нефти.

Теперь саудовцы объявили фантазию, которая заставляет все их предыдущие усилия казаться ручными. Наследный принц Мохаммед бен Салман, фактический правитель, в январе выпустил короткометражный фильм, в котором излагаются его планы относительно Линии, постмодернистской экотопии, которая будет построена на северо-западном побережье королевства.Это будет узкая городская полоса длиной в 106 миль без дорог, без машин и без загрязнения. M.B.S., как называют наследного принца, планирует вложить 500 миллиардов долларов в Line и связанные с ним проекты, что является огромной суммой даже по саудовским стандартам. Он называет Линию «цивилизационной революцией», в которой проживает один миллион человек «со всего мира». Зачем кому-то захочется переехать туда и почему город должен иметь форму капеллини, остается только догадываться.

Чтобы посмотреть рекламный ролик наследного принца, нужно погрузиться в явную саудовскую форму высокомерия, сочетающую в себе религиозный триумфализм и королевское величие.Фильм начинается с динамичного монтажа величайших научных и технических достижений 20-го века, в том числе несочетаемого образа короля-основателя Саудовской Аравии — как если бы он был новатором в стиле Стива Джобса, а не пустынным гонщиком на верблюдах. воин. Даты мигают на экране винтажным шрифтом, когда мы видим изображения первой коммерческой радиопередачи (1920 г.), первых цветных телевизоров (1953 г.), первой успешной трансплантации почки (1954 г.), первого человека на Луне (1969 г.), рождение Интернета.После прохождения славы YouTube и виртуальной реальности экран гаснет и появляются слова, белые на черном фоне: «Что дальше?»

Переход к M.B.S. на сцене в белом платье до пола. Он произносит краткую лекцию в стиле TED, а за его спиной мы видим топографическую модель того, что выглядит как почерневшая лунная кора. Тонкая струйка светящегося зеленого огня прорезает его, и на мгновение я почти ожидал, что появится Годзилла и вступит в битву с принцем. Японский киномонстр, рожденный послевоенным страхом и восхищением силой технологий, был бы здесь странно уместен.Но нет: этот зеленый луч предназначен для обозначения Линии.

Как M.B.S. вызывает в воображении этот дивный новый мир — ни одно путешествие не займет больше 20 минут! нулевые выбросы углерода! — у вас возникает ощущение, что его наглость — не что иное, как метафизика. Похоже, он считает, что сама природа в его распоряжении. В этом нет ничего удивительного, потому что M.B.S. продвигает столь же диковинные идеи с 2017 года, когда он впервые представил Neom, более широкое футуристическое развитие, частью которого является Line.(Название представляет собой набор греческих и арабских слов, обозначающих «новое» и «будущее».) В проспекте Неома описан «новый образ жизни от рождения до смерти, приводящий к генетическим мутациям для увеличения силы и интеллекта человека», согласно данным 2019 года. статья в The Wall Street Journal. Засев облаков принесет в пустыню дождь. Как сказал мне Али Шихаби, член консультативного совета Neom, проект включает в себя серьезное и реалистичное планирование опреснения, альтернативной энергетики и сельского хозяйства в пустыне. Но эти идеи были омрачены безумными разговорами о сверхскоростных поездах, роботизированных горничных и пляжах с сияющим песком.

Высокомерие, лежащее в основе этих предложений, взращенное поколениями «согласных» (включая хорошо оплачиваемых западных консультантов), будет знакомо любому, кто побывал в Саудовской Аравии. Тем не менее, вы могли ожидать от M.B.S. большей осмотрительности, по крайней мере, прямо сейчас. Это человек, которого обвиняют в организации ужасного убийства Джамаля Хашогги, саудовского журналиста, которого заманили в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле в 2018 году, а затем задушили и расчленили пилой для костей командой, присланной из Эр-Рияда.Хашогги осмелился написать умеренно критические колонки в The Washington Post. Подробности его зверского убийства потрясли мир и заставили M.B.S. пария. Он осудил убийство и отрицает какую-либо причастность к нему. (ЦРУ просит не согласиться.)

Смирение не в генах M.B.S., к лучшему или к худшему. Он продолжает преследовать и сажать своих критиков в тюрьму, как будто убийство Хашогги так и не стало достоянием гласности. Но его дерзость позволила ему ограничить религиозный истеблишмент Саудовской Аравии, положив конец давней пропаганде королевством ядовитой исламистской доктрины.Он ослабляет жесткие ограничения культурной жизни, что сделало его чрезвычайно популярным, особенно среди молодежи.

Причудливый рекламный фильм M.B.S. — не просто отражение его королевских амбиций. Его технофилия находит отклик у многих молодых саудовцев, и их нельзя винить. Их собственные города возникли почти за одну ночь из малоизвестных участков пустыни. Их бабушка и дедушка с трепетом наблюдали, как из песка вырывается черная слизь, мгновенно превращая одну из беднейших стран мира в одну из самых богатых. Почему им не верить в летающие такси и искусственные луны?

Последняя часть видео Line поражает удивительной нотой: изображения загруженных городских магистралей и эстакад напоминают антиутопический фильм 1982 года «Koyaanisqatsi», в котором современность представлена ​​как предательство Земли. Линия, согласно видео, спасет человечество от этого кошмара, устраняя необходимость в поездках на работу и загрязнение окружающей среды, а также сохраняя 95 процентов природы в ее пределах.

Принц не говорит, что уже есть тысячи людей, живущих в гармонии с природой в одной и той же местности: племенное сообщество, которое существовало веками и теперь заменяется проектом.Один из этих соплеменников снял видео с протестом против выселения — видео, как вы можете себе представить, иного рода, чем M.B.S. произвел. Он был застрелен в прошлом году во время столкновения с саудовскими силами безопасности.

Любой, кто провел время в существующих городах Саудовской Аравии, может посочувствовать желанию начать все сначала. Они пыльные и уродливые. Узколобые клерикалы руководят коррумпированной бюрократией, которая сопротивляется переменам. Но саудовский ландшафт уже усеян провалившимися или заброшенными мегапроектами.Некоторые саудиты отреагировали на фильм M.B.S. едкими комментариями о необходимости отремонтировать существующие в стране города и районы, прежде чем бросить миллиарды в другой Занаду. Джамал Хашогги предположил это в колонке, написанной с соавтором за несколько месяцев до его убийства.

После M.B.S. заканчивает свое выступление, теплый женский голос описывает жизнь в Линии. Городская антиутопия отступает, и перед нами появляются более счастливые образы: туманные горные вершины, волны, плещущиеся по нетронутому побережью.

Заключительные слова фильма, произнесенные как мультикультурный парад лиц, мелькающих на экране, восхитительно нелепы: «Дом для всех нас — добро пожаловать на линию». Когда я это услышал, я не мог не задаться вопросом о женщине, которая говорила эти слова. Неужели она даже подумает о переезде в отдаленный город в пустыне, чтобы быть объектом круглосуточного наблюдения и капризов кровожадного принца? Я предполагаю, что она сделала то же самое, что и многие другие, работающие на саудовцев: произнесла свои реплики, взяла чек и сбежала.

Книга одна из утопических снов, серия

Описание

Джерико Хансен, гей-супергерой с далекого Юга, хочет стать профессионалом, но знает, что в Саванне, штат Джорджия, общественность не осведомлена о нем. Поэтому, когда на его заявку на вступление в Force Majeure (самую престижную команду супергероев Америки) отвечает приглашение на интервью, кажется, что его мечты сбылись.

Но это только начало. Достаточно плохо, что его парень не хочет, чтобы он уезжал, но как только он добирается до Утопия-Сити (ультрасовременный мегаполис в центре Канзаса и родина форс-мажорных обстоятельств), события быстро выходят из-под контроля.

Он должен иметь дело с болью и страданием, утратой и предательством. На самом ли деле его новые союзники на его стороне или они преследуют собственные цели? Неужели он, в конце концов, действительно хочет присоединиться к Force Majeure?

Добро пожаловать в Утопию, где первое, что вы узнаете, — это то, что все не так, как кажется.

Об авторе

Алан Майкл Аткинсон из Северного Квинсленда, Австралия. Он вырос на удаленной территории крупного рогатого скота и учился в школе-интернате для получения высшего образования.Сейчас он живет в крупнейшем городе к северу от Брисбена, он по очереди был водителем китайской службы доставки еды, таксистом и охранником. Он любит читать и по возможности играет в настольные ролевые игры. Он встречался с Фелисией Дэй (Bu ffy, Dollhouse, блог Dr Horrible о пении вместе) и с Натаном Филлионом (Fire y, Castle, блог Dr Horrible о пении вместе), и у него есть фотографии, подтверждающие это. У него также есть копия Стинга (меч Властелина колец, а не певца), висящая на его стене.

Карен Бакеридж — писатель-новичок, который всегда интересовался вещами, выходящими за рамки нормальности.Она живет тихой жизнью в Северном Квинсленде со своим мужем и младшим из троих детей. Ее старшие двое выросли и начали создавать собственные семьи, хотя до сих пор остаются на связи. Карен любит создавать реалистичных персонажей с узнаваемыми недостатками и типами личности, несмотря на их уровень силы, и забавные, интересные сюжетные арки, которые заставляют читателя задуматься: «Может быть?». Она заядлый читатель всего сверхъестественного, паранормального и романтического … не обязательно в таком порядке или исключительно.

Утопические мечты сепаратистов Юго-Запада

Charlestown Advertiser , 8 июня 1861 г.

В Миссури нынешние планы предателей были сорваны энергичными действиями Генса. Харни и Лион. На данный момент они уступили место превосходящей силе, однако среди якобы друзей правительства в конечном итоге найдутся его злейшие враги. План отделения Юга от Севера не является полностью результатом возбуждения вопроса о рабстве, и в некоторых недовольных государствах этот вопрос вообще не рассматривается.В Миссури, например, рабство на долгое время перестало быть материальным и ведущим интересом, поэтому необходимо начать какое-то другое хобби, чтобы воспламенить умы людей. Повсюду в этом штате тариф, принятый последним Конгрессом и широко известный как «тариф Моррилла», использовался предателями для достижения того, чего нельзя было сделать, выкрикивая «Аболиционистский». Они заявляют, что этот тариф несправедлив по отношению к Югу и является прямым ударом по интересам штата Миссури. Однако сегодня к ним относятся пренебрежительно, но они по-прежнему лелеют свою предательскую и безумную цель — уничтожить Союз.Предатели открыто заявляют, что рано или поздно они осуществят свои адские замыслы. Их враждебность к администрации, и особенно к Северу, чрезвычайно остра, и ничто, кроме крови, их не удовлетворит. Любовь к власти, положению и правлению настолько сильна в негре-водителе, что с большой горечью духа он подчиняется, чтобы им управляли. Они говорят, что интересы штатов долины Миссисипи идентичны и в то же время отделены от интересов на границе с Атлантикой.Они образовали бы «Конфедерацию долины Миссисипи», которая могла бы контролировать огромные производства на Западе и даже сделать Восток данником своего величия. Эти идеи сейчас активно распространяются среди жителей Миссури, Канзаса и Айовы, и где бы то ни было в этом регионе, они осмеливаются их распространять. Таким образом эти предатели стремятся отвратить симпатии лояльных людей от правительства. Некоторые из них в самые безумные моменты даже думают, что Иллинойс может быть склонен к участию в их грандиозной схеме мошенничества, мошенничества и измены.

Предатели штата Миссури все это время правдоподобным образом утверждали, что ее интересы были связаны с Югом, но никогда не связались с Южной Конфедерацией, за исключением тех случаев, когда это было необходимо, объединенными усилиями, чтобы отбросить их лояльность генеральному правительству. Они когда-либо заявляли, что любят и лелеют Союз, и лицемерно оплакивали возможное разрушение страны. Но маска, которую они так долго носили, упала с их лиц, и клеймо предательства можно увидеть на их лбу.Эта схема не удастся. Его проекторы совершили ту же фатальную ошибку, которую сделали основатели Конфедерации Юга, ожидая сочувствия и сотрудничества с Севера. Является ли аргумент о том, что интересы государств, граничащих с Миссисипи, идентичны и отличны от интересов их сестер, действителен или нет, совершенно несущественно для того, чтобы прийти к удовлетворительному выводу об успехе схемы в настоящее время. Пока люди Северо-Запада сохраняют свои теперешние лояльные чувства по отношению к Конституции и Союзу, его успех невозможен.То, что патриотизм этого народа находится далеко за пределами влияния правдоподобных и коварных эмиссаров Юга, было доказано слишком во многих случаях, чтобы вообще сомневаться. Несомненно, были обращены к высшим исполнительным директорам Канзаса и Небраски во время последней администрации с намерением передать этот грандиозный кусок виллы [i] ny, и хотя человек, жителей этих территорий были привержены Конституции, На ставленников Вашингтона, которые ими правили, смотрели с недоверием.

Какими бы ни были взгляды предателей из Южной Каролины и Вирджинии, сецессионисты Юго-Запада никогда не намеревались присоединиться к Конфедерации, политику которой должны контролировать лидеры движения в этих двух старых штатах. Напротив, они были с ними самым искренним образом до тех пор, пока Союз не будет разрушен, и власть Соединенных Штатов не будет сокрушена, тогда они были для себя и независимого правительства. Их схема включала в себя Миссури, Арканзас, Луизиану, Техас и Индийские территории, во-первых, а во-вторых, вместе с Южной Конфедерацией, обеспечившей контроль над судоходством по Миссисипи, чтобы диктовать условия общения крупным зерновым культурам. производящие государства Северо-Запада, и, либо лести, либо угрозами, либо [?] завоеванием, объединить с ними такие другие государства, как того требовала острая необходимость.

Но из-за неожиданного сопротивления и недовольства внутри страны, огромного и неожиданного восстания и последовавших за этим энергичных действий на Севере их планы были выполнены настолько несовершенно и нерегулярно, что вместо двух великих Конфедераций, одна контролировала Восток, а другая на западе Соединенных Штатов сила обстоятельств вынудила тех, кто зашел слишком далеко, повернуть вспять, чтобы сформировать импровизированную республику, «Конфедеративные Штаты Америки». Эта Южная Конфедерация была ошибкой, случайностью — и печальной также для заинтересованных сторон.

Действительно, обрадовали перспективы, изображенные ораторами и газетными писателями Юго-Запада. По сравнению с их будущей империей слава Римской республики исчезла из виду, а ее историческая слава затмилась воображаемым величием Республики Юго-Запада. Какими бы иррациональными и абсурдными ни казались эти идеи, они нашли сторонников и сторонников. Их противников должны были приветствовать «окровавленными руками к гостеприимным могилам», и, подражая политике великих исторических народов, они шли на завоевание и завоевание.Малонаселенные и полуцивилизованные территории Нью-Мексико и Аризона станут легкой добычей вторгшихся хозяев.

Их беспорядочное зрение не видело препятствий для его расширения, кроме Тихого океана. Теперь все эти яркие видения чести, процветания и империи исчезли — измена и восстание подавлены — и эти предательские люди знают, что они есть на самом деле, — сравнительно незначительная часть великой нации, которая может не только защищайте своих друзей, но уничтожайте врагов.

Америка все еще может осуществить свою техно-утопическую мечту

Не так давно техническая индустрия США была мировым лидером не только в том, что представляло лучшее будущее, но и в том, чтобы строить его. Он сблизил людей, разрушил старые структуры власти и дал людям возможность понять мир совершенно по-новому. Но со временем титаны отрасли — Google, Amazon, Facebook, Microsoft и Apple — в значительной степени захватили контроль над цифровой экономикой. Теперь вместо того, чтобы выдвигать радикально лучшие идеи, эти пять сверхбольших корпораций все чаще проводят свои дни, присваивая чужие предприятия и изобретая новые способы манипулирования отдельными людьми и обществом в целом.

Есть много проблем с тем, как эти корпорации используют свою власть. Для начала, как понимает любой, кто отслеживает этот избирательный цикл, политика многих из этих платформ напрямую угрожает демократии, и их влияние на рекламную индустрию оказалось катастрофическим для издателей новостей. Эти чудовища также угрожают нашей личной свободе, храня и владея огромными объемами данных почти о каждой компании и отдельном человеке в стране, а затем используя их для управления некоторыми из наших самых сокровенных действий и решений.

Одна из самых больших проблем заключается в том, что обширный охват этих корпораций — в сочетании с их растущим господством почти во всех уголках наших рынков капитала — дает им возможность формировать почти все информационные технологии для обслуживания своих интересов. И они стремительно движутся к тому же контролю в области энергетики, здравоохранения, транспорта и развлечений. При отсутствии действий Google, Facebook и Amazon будут формировать все эти технологии таким образом, чтобы они служили только их конкретным бизнес-моделям и личным интересам их владельцев, даже если в результате будут подавлены жизненно важные инновации в будущем.

Силиконовой долине пора вернуться к построению утопий. И несмотря на широко распространенные опасения, что регулирующие органы никогда не смогут угнаться за темпами инноваций, задача, вероятно, окажется проще, чем мы ожидаем. Инструменты для обуздания власти Кремниевой долины уже доступны, а в некоторых случаях существуют уже сотни лет. Действительно, один из ключей к решению проблемы восходит к 400-летней давности парламентской битвы, направленной на приведение короля к власти закона.

Дилемма, стоящая перед США сегодня, не так уж отличается от дилеммы Англии 17 века.Тогда то, что принадлежит маленьким парням, забрали Джефф Безос и Марк Цукерберг, а королева Елизавета. К 1601 году она придумала, как сконцентрировать все больше политической власти в своих руках, награждая союзников лицензиями на управление определенной экономической деятельностью, такой как продажа железа, соли, олова, пива и даже игральных карт. Взамен новоявленный монополист должен был посвятить значительную часть своего нового богатства и власти интересам королевы.

Политическая проблема такой системы очевидна: никто не осмелится открыто выступить против суверена из опасения, что она захватит их бизнес и отдаст его какому-нибудь новому другу.Так же и экономическая проблема. Когда королева может забирать чью-либо собственность по своему желанию, у нее мало стимулов для инвестирования в новые предприятия. В случае успеха она, скорее всего, получит как прибыль, так и фактический контроль над самим новым бизнесом.

Парламенту так и не удалось обуздать Елизавету. Но ее преемник, Джеймс, был менее искусен в том, чтобы держать своих противников в беспорядке. Итак, в 1624 году парламент под руководством юриста Эдварда Кока принял Статут о монополиях.Это поставило вне закона все предоставление монополий, за исключением специальных «патентов» на явно новые идеи.

Одним ударом Кокс и его коллеги установили верховенство закона, которое защищало собственность от конфискации, благодаря чему людям было гораздо безопаснее высказывать свое мнение. Они также сделали мир более безопасным для новаторов, поскольку новая патентная система защищала новые идеи как от краж со стороны государства, так и со стороны влиятельных частных лиц.

Годы спустя Джон Адамс назовет кока-колу «оракулом закона».«Одним из величайших достижений Конституции США было то, что верховенство закона компании Coke было поставлено на более прочную основу, чем в Великобритании.

Ценность этого решения была наиболее убедительно доказана в середине 19 века, после внедрения двух революционных технологий: железной дороги и телеграфа. Американцы столкнулись с огромными объединенными в сеть корпорациями, предоставляющими основные услуги. Владельцы этих корпораций обладали такими же прерогативами, как когда-то Элизабет и Джеймс, — произвольно выбирать, кто попадет на рынок, а кто нет.

Утопические мечты или практические возможности? Проблемы оценки воздействия мемориализации в обществах переходного периода

Как увековечение памяти прошлого может способствовать социальной реконструкции или правосудию переходного периода? В этом исследовании оцениваются программы образования молодежи Международной коалиции памятников совести в Италии, Бангладеш и Чили, чтобы предложить стратегии концептуализации и оценки воздействия увековечения памяти. В нем утверждается, что, хотя еще предстоит много подумать о том, как оценивать увековечение памяти в обществах с переходной экономикой, переходные процессы могут лучше использовать ресурсы, которые могут предложить мемориальные объекты.Воздействие мемориалов необходимо максимально увеличить за счет долгосрочных инвестиций, текущих программ и сопутствующей оценки.

Из многих способов обращения с прошлым, составляющих правосудие переходного периода, таких как судебное преследование, комиссии по установлению истины и институциональная реформа, увековечение памяти может вовлекать большее количество людей в течение длительных периодов времени и инициироваться в равной степени общинами и правительствами. Но память и история почти всегда вызывают серьезные споры. Это оспаривание может быть как полезным, так и вредным для жертв политического насилия, в зависимости от того, как оно используется.

, как именно увековечение способствует социальной реконструкции или правосудию переходного периода, недостаточно хорошо задокументировано. В то же время практикующие юристы переходного периода все чаще призывают увековечить память как неотъемлемую часть более широких стратегий построения демократии. Хотя в переходный период были разработаны руководящие принципы для многих других аспектов реформы, для эффективных программ увековечения не существует соответствующих инструментов.

Оценка молодежных программ Музея Освободительной войны в Бангладеш, Школы мира Монте Соле в Италии и Парка мира Вилла Гримальди в Чили показала, что эти места оказали определенное воздействие на молодых людей, которые их посещали.Эти воздействия включали изменение мнений, повышение осведомленности, улучшение отношений, поощрение гражданского участия и повышение эмоционального понимания человеческих последствий злодеяний. Кроме того, были выявлены следующие общие наблюдения:

  • Опытное обучение в аутентичных местах производит более сильное впечатление, чем обучение в классе, а программы с последующими планами дают лучшие результаты.
  • Самостоятельная отчетность о воздействии, особенно в отношении изменения отношения, может быть ненадежной.
  • Различные сайты формулируют свои более широкие цели как построение культуры мира, демократии, социальной реконструкции, социальных изменений или прав человека. В обществах с переходной экономикой значения этих терминов могут чрезмерно определяться политическими обстоятельствами и оспариваться.
  • Многие сайты избегают представления одного повествования, вместо этого уделяя приоритетное внимание критическому мышлению и дебатам. Однако несколько повествований могут фрагментировать «пейзаж памяти». Это может подорвать усилия по развитию определенных общих ценностей.
  • Мемориальные объекты могут использоваться для насаждения определенной идеологии в обществе, становясь больше для прославления, чем увековечения памяти, стремясь узаконить правящие идеологии.

Мемориализация и смежные инициативы могут оказывать влияние на отдельных лиц и группы, но для полного использования этого потенциала на макро- и микроуровнях необходимо рассмотреть дополнительные процессы:

  • Воздействие памятных мест необходимо максимально увеличить за счет долгосрочных инвестиций, текущих программ и сопутствующей оценки.
  • Другие механизмы правосудия переходного периода должны четко сформулировать, как разные процессы могут соотноситься друг с другом, чтобы усилить воздействие. Те, кто работает над мемориализацией, должны делать то же самое, но поток анализа должен быть двунаправленным.
  • Различные инициативы и более широкие переходные процессы должны лучше использовать ресурсы, которые могут предложить мемориальные объекты, и найти способы формирования наиболее конструктивных отношений с учетом их ограниченных ресурсов.
  • Важно задуматься над вопросом о мета-сравнении с множественными нарративами и повествованиями, которые могут противоречить доминирующей траектории перехода.
  • Требуется теоретическая модель того, как памятные места могут повлиять на более широкие цели правосудия переходного периода, а также как более широкий социальный контекст может улучшить то, что может быть достигнуто на отдельных участках.

Радикализация утопических мечтаний | Дана Бойд

Когда вы слушаете, как люди в сфере технологий говорят о будущем труда, они скажут вам, что ИИ берет на себя всех рабочих мест. Что они замалчивают, так это гендерную динамику рабочей силы.Во многих случаях нехватка рабочей силы проистекает из рабочей силы, которая считается «женской» в культурном отношении и считается низкостатусной. Нет никакого представления о том, как динамика рабочей силы в сфере технологий также гендерно распределена.

Более того, опасения по поводу автоматизации не имеют тенденции сосредотачиваться на работе, которая рассматривается как работа иммигрантов, даже в то время, когда иммиграция является предметом горячих споров. В результате, когда мы говорим об автоматизации как об основной проблеме будущего труда, мы теряем из виду более широкую озабоченность по поводу идентичности, которая формирует как технологии, так и работу.

Идентичность важна, потому что она определяет реакцию людей на окружающее их общество. Как люди, чья идентичность была дестабилизирована, реагируют на культуру, в которой институты и информационные посредники больше не имеют их поддержки? Когда они не могут найти свою идентичность в своей рабочей среде?

Наш текущий кризис, связанный с опиоидами, предлагает один мучительный ответ. Религиозный экстремизм предлагает другое. Тем не менее, нам также необходимо учитывать, сколько людей обращаются к активизму, как здоровому, так и деструктивному, как способ найти смысл.

Люди часто обнаруживают, что взаимодействуют с другими посредством коллективных действий, но коллективные действия не всегда продуктивны. Рассмотрим это в свете более широкого разговора о манипуляциях со СМИ: для тех, кто вырос в играх, совершение рейда на политический истеблишмент Америки является захватывающим занятием. Приятно заставлять СМИ говорить смешные вещи. Взлом экономики внимания вызывает спешку. Не имеет значения, спровоцировали вы создание президента или нет, если вы верите в это.Даже неважно, были ли ваши товарищи иностранными агентами с гораздо более мрачными намерениями.

Для многих технических специалистов участие в технических разработках было способом заземления. Многие, кто построил инфраструктуру социальных сетей, которую мы знаем сегодня, выросли на утопическом идеализме таких людей, как Джон Перри Барлоу. Его Декларация о независимости киберпространства сейчас уже пьяного возраста, но сегодняшняя реальность намного трезвее. Вундеркинды кибернаутов представляли, как построить новый мир, основанный на другой структуре ценностей.Они хотели противостоять финансовой логике Уолл-стрит, но в конечном итоге внесли свой вклад в последнюю эволюцию финансированного капитализма. Они хотели создать более широкую доступную публику, но в итоге дали возможность новой волне агрессивного популизма.

Они хотели нарушить статус-кво, но совершенно не были готовы к тому, что это будет означать, когда они будут контролировать инфраструктуру, лежащую в основе демократии, экономики, средств массовой информации и коммуникации.

Google Plex CC Себастьян Гамбоа

Вы прибыли сегодня на это мероприятие, потому что вам также нужен новый мир, социотехническая реальность, которая будет более совместной и справедливой по своей природе.Вы видите Кремниевую долину как символ разъедающего неолиберализма и взбесившегося либертарианства. Я понял. Но я не могу не думать о том, как социальные сети родились из идеализма, который был переработан экономическими и политическими интересами, суровой реальностью того, что люди делали с технологиями, по сравнению с тем, что их разработчики надеялись сделать. Очень многие люди, которых я знал на заре развития технологий, хотели того, что вы хотите.

Первые последователи социальных технологий — и многие из создателей этих сайтов — были самоидентифицированными и маргинализованными гиками, уродами и педиками.Ранние социальные технологии создавались теми, кто чувствовал себя чужаком в обществе, ценившем учтивую мужественность. Гики вроде меня, которые стекались в залив, чувствовали себя обделенными и уязвимыми и обратились к технологиям, чтобы укрепить солидарность и почувствовать себя менее одинокими. Поступая так, мы помогли создать такую ​​форму мужественности компьютерных фанатов, которая дала многим фанатичным мужчинам, в частности, чувство гордости, которое заставляло их чувствовать себя более сильными благодаря работе и игре.

Но, как многие из вас знают, власть развращает. И та же мужественность компьютерных фанатов, которая когда-то омолаживалась, вышла из-под контроля.Сегодня мы наблюдаем, как разнообразие становится проблемой, которую можно использовать для радикализации недовольных молодых людей в сфере технологий. Гендерный характер технологий становится уродливым.

Десять лет назад академики, которых я обожаю, восхваляли культуру участия как эмансипацию, отмечая, что технологии позволяют людям взаимодействовать с культурой беспрецедентными способами. Радикальные левые радовались возможности децентрализованных технологий как формы сопротивления корпоративной власти. Умная толпа рекламировалась как механизм, с помощью которого авторитарные режимы могут рухнуть.

Теперь даже самый закоренелый технический компьютерщик тихо спрашивает:

W что мы сделали?

Снимок экрана любезно предоставлен Итаном Цукерманом

Мы видели, как массовые децентрализованные сети координируют и мобилизуются как на коммерческих , так и на некоммерческих платформах , бросая вызов статус-кво. Но движения, которые они так стратегически строят, формируются на основе племенных ценностей и ценностей, ориентированных на ненависть. Есть много людей, координирующих действия в сети, которые готовы делиться тактикой, не разделяя конечной цели, но их тактические действия в совокупности достигают формы социального газлайтинга, причиняющего невыносимую боль.Технологии не предназначались для этого, но тем не менее сделали это.

Geophysics Hackathon, CC Matt

Этот зал заполнен людьми, которым дороги многие прогрессивные ценности, которые рассматривают технический сектор как новый истеблишмент и стремятся к более справедливому будущему. Разделяю ваши ценности и желания. Вы по праву хотите более честного и справедливого общества. И ты злишься на машину. Но я также хочу, чтобы вы знали, что я видел похожие желания среди первых разработчиков социальных сетей, когда они пытались вытеснить дотком-культуру MBA из Кремниевой долины, поскольку они пытались противостоять культуре Уолл-стрит 1980-х годов, когда они пытались действовать. иначе, чем их родители.. Я видел, как идеализм развращается, благие намерения идут наперекосяк, а злые силы извлекают выгоду из слабостей внутри системы.

Итак, поскольку вы наслаждаетесь присутствием друг друга сегодня и завтра, у меня есть просьба об одолжении. Не сосредотачивайтесь просто на том, что было бы идеальным, или критикуйте статус-кво. Искренне исследуйте, как то, что вы ищете, также может быть искажено и злоупотреблено. Я считаю, что глубокое сочувствие и саморефлексия имеют решающее значение для построения более здорового будущего.

Слишком часто легче сплотить людей, чтобы разрушить то, что мы ненавидим, чем построить устойчивое будущее.И тем не менее, именно в этот момент нам отчаянно нужны строители. Мы нуждаемся в тебе.

….

Дана Бойд — главный исследователь в Microsoft Research и основатель / президент Data & Society . Как компьютерный ученый, а затем этнограф, она большую часть своего времени проводит, пытаясь понять социальные последствия технологий, которые она помогла создать.

Добавить комментарий