Мальчик пристает к девочке в школе: Родители семиклассников тюменской школы обвиняют одного из мальчиков в разврате 16 сентября 2019 года | 72.ru

Содержание

Как научить сына общаться с девочками: важные советы

Ситуация, когда один ребенок не хочет играть с другим, скорее рядовая. Нерядовой ее делает реакция взрослых. Наблюдая за Васей и Машей, воспитательницы в саду или бабульки на лавочке на детской площадке умильно улыбаются, тем самым поощряя Васю. Мама Васи спрашивает: «Что, сынок, нравится тебе Маша?». Мамы Маш в большинстве случаев скажут: «Ты ему просто нравишься!». И Вася, и Маша понимают, что приставание к девочке, вне зависимости от ее желания, и есть проявление симпатии. Поведенческая модель готова.

Что делать?

Не объяснять приставания, тычки, толчки мальчика его симпатией к девочке! Тычки и толчки — недопустимое поведение вне зависимости от мотивов.

Учить простому «относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе»: «Тебе понравится, если девочка, выражая симпатию, начнёт тебя пинать и дразнить? Что ты подумаешь об этой девочке? Вооот».

Учить относиться к девочкам так же, как к мальчикам. Тебе хочется подружиться с другим мальчиком, что ты будешь делать? Скорее всего, вы найдете какие-то общие интересы, — может, вам нравятся одинаковые фильмы или мультики, игры, игрушки. Когда мальчики хотят дружить, они потенциального друга не «дергают за косички».

Воспитывать в ребенке право на «нет» и уважение к чужому «нет». Если в семье ребенка в ответ на его отказ или на выражение нежелания начинают уламывать, уговаривать, то и он будет вести себя так же с другими детьми.

Если ваш мальчик у вас на глазах в ответ на девочкино «не хочу» продолжает приставать к ней, вмешайтесь: «Если она не хочет с тобой играть, ничего не поделаешь. Я понимаю, что это обидно, мне бы тоже было обидно. Играй с другими или один, — я могу предложить во что».

Мы не можем уберечь детей от всех обид и разочарований. И не должны уберегать, потому что разочарования, неисполненные желания – часть жизни. Но мы можем помочь детям пережить это, а достижения и удачи — помогать организовывать в мире спорта, в командных играх, в творчестве, в учебе, в домашнем труде, в семье.

Если есть сфера, где ребенок «молодец», из него не вырастет «козел отпущения», как боятся некоторые родители.

Мальчик должен добиваться своего!

И мальчик добивается. В том числе внимания девочки (а далее ее поцелуя, секса с ней). Любой ценой.

Что делать?

Направить энергию ребенка в созидательное русло. Пусть добивается того, чтобы его трехэтажная башня из кубиков не падала – учится ставить кубики ровно. Или того, чтобы удар по мячу был ровным. Или перепроверяет решение задачки, если оно не совпало с ответом.

Другой человек не может быть целью, трофеем. Другой человек может быть только партнером.

А если все же очень хочется добиться внимания девочки?

Хочешь подружиться — делай и говори что-то интересное и приятное этой девочке, а не обидное, больное и смешное для других.

Предлагай интересные равные занятия, где вы будете делать что-то вместе.

Хочешь поиграть в ее игру — спроси, чем она занимается и можно ли к ней присоединиться. Умей отойти, если девочка не хочет. Может быть, в другой раз она сама предложит поиграть или что-то сделать вместе.

Расспроси ее о чем-то, что ей нравится — о ее увлечениях, любимых книгах или фильмах, спорте, питомцах, поездках.

Рассказывая о себе, не перебивай ее и не пытайся переиграть, показать себя более крутым, чем она.

Если вы в одной группе в детсаду или часто встречаетесь на детской площадке, можно каждый день лично здороваться и прощаться с девочкой. Доброжелательность творит чудеса.

Помогай девочке, только когда она просит о помощи. Да-да, девочки нуждаются в помощи не больше, чем мальчики, не нужно относиться к ним, как к беспомощным и как к неумехам! Образ принцессы, которую надо спасать, навязан и девочкам, и мальчикам.

Не трогай девочку руками и ничем другим (лопаткой, мячом,  ногой), это может быть ей некомфортно.

Жизнь такова, что девочки с малолетства приучаются опасаться мальчиков, и их боязнь небезосновательна. Будь вежливым и безопасным, и девочка это заметит.

Рассказ мамы мальчика:

В первом классе у старшего сына учительница в конце года давала грамоты всем детям по разным номинациям. Мой получил «за самое уважительное отношение к девочкам». Я была шокирована, если честно, потому что дома на словах он мог проявить доброжелательный сексизм — типа, мама, ну ты же женщина, в устройстве автомобилей не разбираешься. На что получал ответ — я юрист, а не инженер. Но грамота означает, что он девочек точно не бил и не хватал за части тела.

Стесняться — естественно и нормально

В предпубертате задиристое отношение мальчиков к девочкам может быть вызвано просто стеснением и неуклюжими попытками его преодолеть.

Объясните мальчику, что это нормально – то, что ему нравятся девочки, и то, что он этого стесняется – тоже нормально! Стеснение – естественный психический механизм! Без стеснения не вырабатывается понимания интимности. Без стеснения не выработается бережного отношения к чувствам — своим и девочкиным.

Не высмеивайте мальчика, не говорите: «Ты же мужчина, подойди к ней!» Лучше скажите: «Я очень даже понимаю, что ты стесняешься, это нормально и естественно – стесняться».

Ты как девчонка!

К сожалению, взрослые нередко высмеивают мальчиков за желание играть с девочками. А иногда даже ругают за то, что может быть маркировано как принадлежащее к девочковому миру: за игры с куклами, за любовь к ярким и светлым цветам, за интерес к рукоделию и домашнему хозяйству. Некоторые родители чуть не впадают в панику, когда мальчик на детской площадке берет покатать чужую игрушечную коляску с куклой или просит накрасить ему ногти фломастером. И мальчик воспринимает свой интерес к девочкам, как стыдный.

Пока в нашем обществе у мальчиков формируется представление, что иметь что-то общее с девочками – это ужасно, спокойного и доброжелательного обращения с девочками ждать не приходится.

Но радует, что все больше родителей понимают: игры в куклы необходимы для развития ребенка вне зависимости от его пола, а сексуальная ориентация не зависит от того, во что мальчика одевали и с кем он играл в раннем детстве.

Влечение как основной мотив

В подростковом возрасте сложности в прямом и спокойном общении с девочками вызваны еще и тем, что интерес мальчиков к девочкам становится сексуальным. Как выражать именно такой интерес?

Очень просто — так же, как и другой. Просто общайся с девочкой. «Романтическое» всё равно основывается на базовом уважении и интересе к человеку, как к личности.

И если влечение взаимное, дело сделается само собой. Только не забывай о предохранении от беременности и заболеваний, передающихся половым путем (презерватив обязателен, даже если девочка-подросток принимает оральные контрацептивы), и о необходимости спрашивать у девочки согласия.

Рассказ мамы мальчика:

Парень у меня уже большой и дразнить его мне кажется неправильным. Обняться на ночь, перед школой — и все. А хочешь пообниматься — спроси, хочу ли я («Мама, я хочу тебя обнять»). Я же первая женщина своих сыновей, думаю, что я и должна говорить с ними об этом.

Как именно спрашивать у девочки согласия?

Прямым текстом. Когда дело дошло до интимной ситуации, спросить: «Все нормально?» — и продолжать, получив только определенное «да». В пылу поцелуев оторваться от нее: «Продолжаем?» — и продолжать, только получив в ответ четкое «да». Если «нет», то остановиться и улыбнуться, показать радость от того, что было.

В сериале «13 причин почему»

есть потрясающая сцена: подросток в пылу страсти отрывается от подруги и выдыхает: «Ит’с окей?» Именно это норма.

В мире, где в порядке вещей представлять и показывать женщину не как личность, а как сексуальный объект, непросто научить мальчиков не относиться к девочкам, как к инструменту удовлетворения своей возникшей потребности. Но твоя потребность – это твоя потребность. Потребность девочки быть именно с тобой – это ее потребность. Совпали? Повезло. Девочки не обязаны удовлетворять желания мальчиков и вправе отказать, а мальчики обязаны к отказу относиться с уважением и не спорить с ним.

Рассказ мамы мальчика:

Проблема в том, что созревание мальчиков происходит позднее. Девочкам мальчики-ровесники зачастую просто не интересны. А раз мальчики еще не созрели, многих вещей они еще не понимают. Такое несовпадение получается. И потом, когда у мальчиков начинается половое созревание, оно носит иной характер, чем у девочек. Глобальный, я бы сказала. Если коротко: мальчикам бывает все равно, лишь бы была девочка. Как сказал мой сын (с оттенком невыразимой грусти): «Мне нравятся все наши девочки. Что мне делать?» Я ответила: «Жить и разбираться, какая все же нравится больше. А до той поры не приближаться ни к одной».

Если мальчика дразнят за вежливость с девочками?

Да, это непростой выбор – поступать как порядочный и воспитанный человек  и оказаться в оппозиции к товарищам или сделать плохо другим, но остаться в компании, в стае. Да, сын, я понимаю, как нелегко в этом разобраться и поступить верно.

Что такое «верно» в данном контексте? Не делать плохо другому человеку – девочке.

А вообще, если мальчика дразнят товарищи за вежливое обращение с девочками (а такое случается), следует помнить, что повод для травли может быть любой. Если не вежливость, так заикание, низкий/высокий рост или любовь к литературе. Разбираться с этим нужно, как с любой травлей в детском коллективе: морально поддерживать своего ребенка, разговаривать с воспитателями, учителями, при необходимости с детьми и их родителями.

Что делать, если парень пристает?

 

                

                Все мы любим внимание. Но, часто бывает так, когда мы попадаем в неловкие ситуации, и только потому, что к нам пристает не тот человек, внимания которого хотелось. Давай сначала попробуем разобраться, как именно к тебе пристают. Наверняка, ты знаешь, что приставать могут по-разному.

               Если мальчик просто к тебе придирается, дразнит, то подумай, почему он себя так ведет? Может ты его обидела? Тогда проще подойти и выяснить отношения. Конечно, это самый простой способ. Но, бывает и так, что мальчику непонятны слова. Тогда придется обратиться за помощью к знакомым мальчикам или даже родителям.

Читай также: «Что делать, если в школе над тобой издеваются»

            А вот если мальчик к тебе пристает только потому, что ты ему нравишься, то здесь необходимо действовать иначе. Самое первое, что необходимо сделать, так это понять нравится тебе этот мальчик или нет. Может, ты сама даешь ему повод думать, что согласна на отношения? Если нет, то попробуй просто не обращать внимания. Ну, пристает, и что с этого? Согласись, это льстит, значит, ты красивая девушка. А если напрягает, то скажи ему, что он тебя не интересует и тебе неприятны его приставания, или что у тебя уже есть парень. Но не давай слабинки! В таких делах это просто непозволительно. Мальчик должен понять, что если нет, то нет совсем. Если он тебе звонит или пишет – не отвечай, приглашает на свидание – говори «нет» и уходи.

                Бывает и так, что мальчики начинают приставать только из-за вредности. Возможно у тебя натянутые отношения с одноклассниками, возможно, ты слишком скромная или, наоборот, слишком яркая девушка. Одним словом, если эти приставания не затрагивают каких-то сексуальных вопросов, то просто расслабься и не обращай внимания. А вот, если мальчик тебе на что-то намекает, то здесь нужно бить тревогу. Да, в 10-12 лет вряд ли у него такие мысли, но всякое бывает. Ты должна быть готова дать отпор. Самостоятельно это сделать, точно не получится. Он просто воспримет это как игру и станет еще упорней. Придется подключать родителей, а лучше папу. Кто как не мужчина поставит на место мальчика? Обычно это срабатывает. Только не нужно думать, что ты ябеда. Свою честь нужно защищать!

       Читай также: «У меня нет друзей, что делать?»

             Но как бы там не было, запомни, что лучшей защитой в твоем возрасте станет группка подруг. Если ты еще не обзавелась ими, значит пора начинать. Если верить психологам, то мальчики в таком возрасте очень боятся насмешек. Попробуй его «подколоть» и сам отстанет. А еще, милая, запомни, что только ты можешь оценить всю серьезность ситуации. И если ты чувствуешь, что от приставаний мальчика ничего хорошего не будет, то смело подключай помощь взрослых: родителей, учителей, школьного психолога или даже полицию. Береги себя, дорогая!

«От него все стреляются»: как избавить класс от ученика с деструктивным поведением — Новости

«У нас Давид посреди контрольной включил на полную громкость какую-то тупую музыку. Татьяна Владимировна стала с ним разбираться, кричать, дневник отобрала. Все отвлеклись, время потеряли, я тоже. Не успела все решить», — объясняет мне дочь тройку по математике. Оценка, конечно, на ее совести, но о подобных выходках Давида она рассказывает то и дело.

Такие дети есть в большинстве классов — независимо от престижа школы и возраста учеников. Они могут кричать на уроках (о переменах и говорить нечего), лупить соседей по парте, обзывать одноклассников, хамить учителям. Могут вытворять и вещи похуже: воровать, распивать алкоголь в школе, употреблять психотропные вещества и склонять к этому одноклассников. Но такие случаи мы рассматривать не будем — здесь все и проще, и сложнее одновременно: противоправные поступки находятся в ведении полиции. И если вина ученика будет доказана, убрать его из класса нетрудно.

А как быть тем, кто несколько часов в день находится в одном помещении с неуправляемым одноклассником, который может и харкнуть, и оскорбить, и завопить, но при этом никаких правонарушений не совершает? В первую очередь этот вопрос волнует родителей. На родительских форумах описаний «неадекватов» в классе и того, что они вытворяют, — очень много.

Вот лишь несколько цитат от пользователей сайта umama.ru.

— Ребенок полный неадекват, родителям до фонаря, вчера … требовал в раздевалке подать его одежду, потому что не может ее сам найти … причем требовал грубым матом, свидетели есть.

— Ходили летом в пришкольный лагерь, там Вася пряжкой от ремня разбил одному мальчику голову. Вызывали родителей, скорую, улеглось … Теперь объектом для Васи стал мой сын. По мелочи рассказывать не буду, но сегодня Вася зарядил ему по уху так, что сын некоторое время ничего не слышал. [Потом] Вася расцарапал однокласснице МЕЛОМ лицо! Вы представляете, как надо давить на мел, чтобы на лице были царапины?

— У сына был похожий одноклассник, доставал всех, включая классную. Вот вроде нормальный ребенок, но то на соседа гуашь выльет, у того по всему пиджаку желтая краска растеклась, то мел на уроке ест, то все сидят контрольную пишут, а он сотовый свой разбирает-собирает, ну и лупил всех. Классная каждый день родителей его вызывала на беседы, ее трясло уже потом при одном только упоминании его фамилии.

По словам психологов, «неадекватов» можно разделить на несколько групп:

  • дети с нарушениями здоровья, которые просто физически или психологически не могут долгое время сидеть на одном месте и заниматься каким-то одним видом деятельности;
  • ученики из неблагополучных семей — дети алкоголиков, наркоманов, живущие без родителей, с пожилыми опекунами, бабушками, дедушками, которые в силу возраста не могут обеспечить должное воспитание;
  • избалованные дети.

Подход можно найти к школьникам из любой группы, уверены и родители, и педагоги со стажем.

— В моей практике был случай: в одном из классов появилась такая группа учеников — никому не давали нормально учиться, обижали тех, кто послабее, задирали девочек, курили за школой. Лидер, как водится, один — собрал команду и терроризировал всех вокруг. От них страдала вся параллель — и дети, и учителя. На одном из педсобраний я сказала: возьму его к себе в класс. А мой класс был дружным, обижать кого-то, насмехаться — такого в привычке у ребят не было. Вначале он пытался и у меня какие-то свои порядки установить, но в итоге перенял тот тип поведения, что был у большинства. Сейчас он уже вырос, выучился, семью завел. Недавно встретились с ним на улице, говорит: «Если бы не вы, Елена Викторовна, попал бы после школы в тюрьму, и все».

Найти подход к ученику и его родителям

Специалисты отмечают: любое неадекватное поведение — это крик ребенка о помощи, желание привлечь к себе внимание. «Ни один человек не рождается правонарушителем, преступником. Если поведение школьника выходит за границы того, что мы привыкли считать адекватным, надо разбираться с причинами, а их, как правило, всего две: или здоровье, или отношения в семье. И то, и другое можно корректировать. И чем раньше этим заняться, тем меньше будет возможностей для развития деструктивного поведения», — уверена педагог.

К сожалению, не каждый учитель будет искать подход к сложным детям. Сказывается и нагрузка, которая лежит на преподавателях, и какие-то другие причины, нежелание или неопытность — ведь часто в начальной школе и среднем звене работают только что окончившие вуз или педколледж учителя, которые просто пока не умеют работать с такими детьми.

Родители трудного ребенка — еще одна сложность: далеко не всегда они сами отличаются адекватностью. И речь даже не идет о неблагополучных или, по законодательной терминологии, социально опасных семьях: работа с учениками из таких семей регламентирована несколькими документами, начиная от Семейного кодекса и ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и заканчивая методическими рекомендациями Минобра.

По закону, на школу возлагается обязанность выявлять несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении; оказывать помощь в воспитании и обучении детей из социально опасных семей; вести индивидуальную профилактическую работу с обучающимися, имеющими проблемы в поведении, обучении, развитии и социальной адаптации.

Гораздо труднее общаться с родителями, которые просто не замечают деструктивного поведения своих отпрысков. В разговорах с классным руководителем и с родителями одноклассников они встают горой на защиту своего ребенка. С одной стороны, это правильное родительское поведение: прилюдно ребенка защищать нужно. Но адекватные родители при этом способны услышать информацию, выявить главное и дома, наедине с ребенком, спокойно обсудить ситуацию, выяснить подробности, объяснить, если ребенок был неправ. Другое дело, когда родители закрывают глаза на проделки своих детей, склонны оправдывать их поведение, обвиняя при этом других школьников или учителей в провоцировании конфликта.

В обсуждениях на родительских сайтах нередко пишут, что родители попросту отмахиваются от обвинений в адрес своего ребенка. «Да ваш первый начал, а мой только сдачи дал», «Мой ребенок на такое не способен», «Вы все придумываете о моем Петеньке, чтобы своего Ивана выгородить!» — типичный набор фраз родителей «неадекватов».

— У нас в классе похожая ситуация. Уже есть девочка с печеночным кровотечением, мальчик с переломом челюсти… И этот УРОД (кстати, недавно устроивший на перемене сеанс демонстративного онанизма — прямо в классе, пока учительница вышла) преспокойно ходит в школу, а его мамаша на все жалобы реагирует: «Что вы на моего ребенка накинулись? Он гипердинамичный и ВЕСЕЛЫЙ мальчик».

Доказать таким родителям, что их ребенок действительно ведет себя неадекватно, можно, используя современную технику: записать драку или словесную перепалку на видео и предъявить запись в качестве аргумента.

Родительский комитет должен внимательно изучить школьный устав, в котором прописаны правила поведения в образовательном учреждении. Случаи нарушения устава нужно фиксировать для дальнейшей аргументации. Кстати, фиксация таких нарушений входит в обязанности классного руководителя. Как и объяснение педсовету, почему не удалось избежать конфликта.

Зачем школе медиаторы

Справедливости ради стоит отметить, что иногда действительно сложно установить, кто виноват в той или иной ситуации: учитель может «назначить» виновным ребенка, который был замечен в деструктивном поведении, но не выяснить реальную причину конфликта.

В 2010 г. российские законодатели подписали документ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Согласно этому закону, в школах должны быть созданы службы примирения (или медиации): специальный орган, состоящий из работников образовательной организации, учащихся и их родителей, прошедших необходимую подготовку. Их задача — урегулировать и минимизировать конфликты, возникающие как между учениками, так и между школьниками и преподавателями.

В Свердловской области, по данным директора Центра медиации Ольги Махневой, действует порядка 400 школьных служб примирения.

К слову, есть такая и в школе, где учится моя дочь. Но ничего о ее существовании она не знает. «Если такая служба у нас есть, почему они ничего не делают с этими уродами из 7 «В»: вчера сидим с Никой на перемене, болтаем, они просто проходили мимо, ударили меня портфелем по голове, Нику — по спине, обозвали и ушли как ни в чем не бывало», — возмущенно рассказывает мне Лера.

Если в классе есть ученик, который создает конфликтные ситуации, школьная служба примирения должна провести работу как с ним, так и с его родителями. Предпринять какие-то шаги медиаторы смогут после того, как зарегистрируют соответствующее обращение — оно может быть как от других учеников, так и от родителей, и от преподавателей.

Узнайте, есть ли в вашей школе служба примирения (медиации), и обратитесь туда с жалобой на ученика с деструктивным поведением. Служба примирения должна не только разобрать конкретную ситуацию и провести разъяснительную беседу, но и через какое-то время проверить, как развиваются события, полностью ли исчерпан конфликт.

Четыре действенные буквы — ПМПК

Если поведение сложного ребенка никак не меняется, родительский комитет может ходатайствовать перед классным руководителем о том, чтобы ученика направили на психолого-медико-педагогическую экспертизу (ПМПК). Это комиссия, которая состоит из специалистов разных сфер — медиков, психологов, педагогов, которые с помощью разных тестов должны определить, может ли ребенок учиться в общеобразовательной школе либо ему будет лучше в коррекционном классе или на домашнем обучении.

Академические задолженности, асоциальное поведение, неумение адаптироваться в коллективе — это основания для направления детей на ПМПК. Еще одна категория детей, которой необходимы рекомендации комиссии, — подозреваемые, обвиняемые либо подсудимые по уголовному делу несовершеннолетние дети.

Обычно угроза ПМПК заставляет родителей плотнее заняться воспитанием: мало кому хочется, чтобы его ребенок попал в специализированное учебное заведение. Но здесь есть существенная сложность: провести такую экспертизу возможно только на основании заявления от родителей или законных представителей ребенка или с их письменного согласия. Да и результаты экспертизы носят рекомендательный характер: если родители, несмотря на выводы ПМПК, не захотят перевести ученика в специализированную школу, выгнать из класса его никто не сможет.

Выход в данной ситуации один: родители других учеников совместно с классным руководителем должны объяснить, что прохождение ПМПК — лучший (или единственный) вариант для ребенка.

— Все родители подключили своих знакомых во всех инстанциях. Поставили на учет в милицию, постоянно проверяла родителей опека, с родителями мальчика постоянно разговаривали другие родители, не давая уходить от разговора. Угрожали. Может, жестко поступили, но родителей того мальчика и самого мальчика задавили в итоге, и в классе наступил мир и покой.

Некоторые родители используют совсем непедагогические меры, чтобы приструнить мешающего всем ученика. Главное — не переходить грань закона и попробовать вначале более правомерные способы.

— У знакомой в 8-м классе сын был, образовалась подобная неразрешимая проблема.
Учителя не справляются, одноклассник срывает уроки. Знакомая — тетенька решительная, пришла, посидела на уроках. При ней хулиган присмирел.
Оказалось, что она подошла к нему и пообещала физически расправиться. Комплекция позволяла. Он ей, конечно, сперва загонял, что она не имеет права, но она ему объяснила, что ей пофиг на права, с ментами она договорится, а ему от этого легче не будет. Вот такая непедагогичная история.

Жестко, но эффективно

Наиболее жесткие меры, которые могут применяться к ученикам с деструктивным поведением, — штраф и исключение из школы. Но они работают только в старших классах: учеников до 15 лет исключить из образовательного учреждения на законных основаниях невозможно.

Административный штраф накладывается на ребенка, совершившего серьезное правонарушение — начиная от порчи школьного имущества или кражи и заканчивая появлением в школе в состоянии опьянения. Штраф будут выплачивать его родители, законные представители или опекуны.

Менее жесткая, но тоже эффективная мера — постановка неблагополучного ученика на внутришкольный учет (ВШУ). В этом случае ученик и его семья попадают под пристальное внимание школьного психолога, социального педагога, педсовета школы, в особых случаях подключается опека.

Ребенок, поставленный на ВШУ, в обязательном порядке должен заниматься с психологом, в зависимости от ситуации занятия могут проводиться и с родителями. Педагоги могут в любой момент прийти с проверкой в семью ученика. Как правило, такой контроль отрезвляет и самого нарушителя, и его родителей, а занятия со специалистами дают положительный эффект.

Родители одноклассников могут ходатайствовать, чтобы ученика поставили на учет, если он:

  • систематически пропускает без уважительных причин учебные занятия;
  • был замечен в попрошайничестве;
  • неоднократно нарушал устав школы и правила поведения обучающегося;
  • не успевает по многим школьным предметам;
  • был замечен в употреблении психоактивных веществ.

Если, несмотря на принятые меры, ни учащийся, ни его семья не отреагировали на ситуацию, родительский комитет и педагоги, в соответствии с ФЗ «О системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», имеют полное право обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних.

Но все-таки главное правило, которым следует руководствоваться тем, кто мечтает избавить класс от неприятного ученика: не навреди. «Иногда ни педагог, ни собственные, ни другие родители не задумываются, что они пытаются бороться… с ребенком. И это ужасно. Надо стараться его услышать, понять, а борьба способна лишь сделать из ребенка изгоя и потенциального преступника», — считают опытные педагоги.

Восьмиклассница терроризирует школу в Артемовском. Она избивает детей, и никто не может ее остановить

Иллюстрации: Сергей Логинов для 66.ru; архив 66.ru

Что делать, если один ученик мешает всему классу — Российская газета

Сразу две громких школьных истории на Урале стали предметом разбирательства Следственного комитета и прокуратуры. В одной третьеклассник поднял на уши не только свой класс, но и всю школу. Заточил карандаш и орудовал им как ножом, одной девочке проткнул насквозь руку. Родителей и учителей посылал подальше. Мог и на них наброситься с кулаками. Запросто забирал чужие вещи. Срывал один за другим уроки, так что от класса пришлось отказаться сразу нескольким педагогам, родители написали коллективную жалобу и потребовали отправить школьного дебошира на дистанционку.

В другой восьмиклассница, которую дважды оставляли на второй год, ввела настоящую «дедовщину», жестоко избивала одноклассников, оскорбляла их и вела себя крайне агрессивно. Дошло до того, что часть детей родители от греха подальше решили перевести в другие школы.

Те, кто сталкивался с подобным, знают, что один ученик способен сделать невыносимой жизнь десятков людей — учеников, педагогов, родителей. Но как так получается, что вся система со всеми ее департаментами образования, родительскими комитетами и новомодными службами медиации оказывается бессильна перед одним неуправляемым «Вовочкой» из 3 «Б»?

Педагоги говорят, что с каждым годом агрессивных и гиперактивных учеников становится больше и что с ними делать — не всегда понятно. Психологи видят две причины явления. Одна из них классическая — корни надо искать в семейных проблемах, вторая — связана с патологиями в психике ребенка. Часто эти причины еще и сплетены в один клубок.

Клинический и детский психолог Евгения Мордвинова констатирует: в последние десять лет врачи отмечают ухудшение психического здоровья детей:

— Оно зависит от нескольких факторов. Есть ли у ребенка какие-то нарушения от рождения или полученные травмы. Второй фактор — среда, в которой растет маленький человек, — насколько она поддерживает и помогает. Третий — школа. Комфортно ли в ней проходит адаптация. Все это в комплексе либо способствует психическому здоровью ребенка, либо, наоборот, его разрушает.

Родители на форумах сыпят фразами: «Какой отец — такой и сын»…

Проблему надо начинать решать, как только появляются первые сигналы, убежден свердловский детский омбудсмен Игорь Мороков. Причины в подавляющем большинстве случаев приводят в семью.

— Ведь как было с этим третьеклассником. Он начинал себя так вести еще в первом классе. Мама умерла, папа сидит. Парнишку воспитывает бабушка. Что именно произошло? Явно какая-то психическая травма. Сейчас в этом разбираются наши специалисты. Но если бы руководители школы прореагировали вовремя, не делали бы вид, что ничего не происходит, вся эта история явно не дошла бы до такой стадии.

Но как быть? Отчислить его из школы до 15 лет нельзя по закону, но и одноклассники тоже имеют право на образование. По мнению детского правозащитника, решать проблему в любом случае необходимо, соблюдая права и интересы всех детей, и тех, кто с ним учится в одной школе, и самого дебошира. Он виноват, но и родители ведут себя не мудрее, когда на форумах, объединившись, сыплют фразами: «Уберите из нашего класса этого ублюдка. Какой отец — такой и сын!»

— Он же все это читает тоже, и как, скажите, должен реагировать, каким бы он сам ни был? — говорит Игорь Мороков. — Ах, вы так, вы на меня и мою семью? Ну получите! Идет точить свой карандаш и бить одноклассников снова. Ну что, теперь его изолировать, сразу за решетку? Вспомните отпетых хулиганов в вашей школе. Многие из них потом стали вполне приличными людьми.

В таких случаях необходимо собираться всем заинтересованным людям, контактирующим с ребенком, считает эксперт. То есть учителям, директору, бабушке, родителям одноклассников. И выбирать согласованную стратегию действий по отношению к нему. Но только искренне пытаться ему помочь выпутаться из этой сложной ситуации, а не гнобить и не запугивать. Ведь и он сам явно не хочет вести вечную войну со всеми.

Комментарии

Август Белкин, заслуженный учитель России

— Меня самого когда-то выгнали из школы. Тогда еще было раздельное обучение для парней и девушек. А я влюбился, да еще и в девушку старше себя. Резко ответил кому-то из учителей, когда мне сделали замечание по этому поводу, и оказался за порогом. Самое удивительное, что спустя годы в эту же школу я пришел работать директором.

И был в моем классе парень, можно сказать, отпетый хулиган, сидел он как-то с компанией на последней парте и подшучивал надо мной во время урока. Но шутки были умные, меня это зацепило. Мы начали с ним пикироваться репликами. Ну а потом постепенно стали лучшими друзьями. Парня этого звали Валерка Нестеров. Так вот этот Валерка выучился и стал министром образования Свердловской области.

Анна Цоколова, семейный детский психолог, гештальт-терапевт

— Я не считаю, что дети стали агрессивнее. Раскованнее — да. Сегодня они имеют возможность проявить себя. И не очень боятся взрослых. Мы были более зажатыми. Но и лет 30-40 назад агрессия тоже была, но ее снимали во дворах. Причем дрались порой не на жизнь, а на смерть. Сегодня дворовая культура практически разрушена. Конфликты перебазировались в школу.

При этом причины детской агрессии всегда в семье. Это не значит, что родители во всем виноваты. Они могут недостаточно уделять ребенку внимания, ведь некоторые сутками находятся на работе. Или, напротив, излишне опекать его, когда взрослый не воспринимает ребенка как личность, а пытается все решать за него. Бывает, что виной всему конфликты между самими родителями: с ребенком они добрые, но он считывает напряженность между взрослыми и невольно вымещает накопившееся зло на других.

Агрессия возникает из-за накопленного стресса и невозможности выразить ее адекватным способом. Но если акцентировать внимание лишь на негативных поступках ребенка, он, скорее всего, и зациклится именно на них. Такое происходит часто. Хулигана то и дело отсаживают на последнюю парту, выгоняют из класса, а нужно, наоборот, поддерживать сильные качества — они есть абсолютно у всех детей. Важно работать и с классом. Активные и агрессивные дети быстро становятся изгоями — одноклассники сами провоцируют их и подначивают. В советское время была хорошая традиция: ребята занимались с отстающими и хулиганами. Это учило ответственности, альтруизму, и самый отпетый хулиган мог почувствовать, что не одинок.

Эдиса Мамырова, учитель, работающая в многонациональной школе Екатеринбурга

— Когда возникает драка между ребятами, я их усаживаю всех вместе, и мы начинаем разговаривать. Если кто-то срывает урок, весь класс встает и с укором говорит: «Ну, спасибо тебе!» Знаете, это работает. А вообще, я стараюсь в каждом видеть что-то хорошее и учу даже самых неуправляемых ребят видеть это хорошее в себе.

Что делать, если одноклассник обзывается? — Классный журнал

Привет! Меня зовут Марта, и я отвечаю на ваши вопросы о любви и дружбе, об учёбе и семье. Разбираю ситуации, о которых вы мне пишете, и даю советы, которые вам помогут.

Сегодня у нас письмо от Софьи, которой 10 лет

Меня в школе обижает и обзывает один мальчик и не перестаёт. Я не знаю, как с ним бороться. Мама говорит, что не нужно обращать на него внимание, а у меня не получается. Хочу с ним разобраться сама. Что делать?

Грустно, что ты стала жертвой издевательств в школе. Но терпеть обзывательства и грубость нельзя! Сначала, конечно, можно попробовать их не замечать. Но если мальчик никак не останавливается, нужно дать отпор. Ведь к нему могут присоединиться другие, а издевательства станут жёстче. Как же разобраться с обидчиком?

1. Почему мальчик обижает тебя? В ответ на твоё поведение или он выбрал тебя как самую слабую? Если в отношениях с другими ребятами он адекватен, попробуй с ним поговорить. Только старайся говорить спокойно и уверенно. Спрашивай искренне, почему он постоянно к тебе придирается.

2. Не все причины мальчик может назвать (например, если ты ему нравишься, признаться напрямую ему будет сложно). Попроси кого-то из друзей поговорить с обидчиком, чтобы узнать причину издевательств и откровенно обсудить происходящее. Иногда подобной беседы бывает достаточно, чтобы мальчик понял неадекватность своего поведения и начал вести себя иначе.

3. Есть ли у учителя влияние на твой класс, прислушивается ли он к ученикам? Если да, а придирки не прекращаются, расскажи классному руководителю о своей проблеме и попроси помочь. Пускай хотя бы на уроках пресекает грубости одноклассника, рассадив вас подальше и разобравшись с вашей проблемой на классном часе. 

4. Грубость — это крайне плохо. Но некоторые люди не понимают другого обращения. Оцени, что будет, если ты нахамишь в ответ. Может ли мальчик ударить тебя? Станет обижать сильнее? Если он слаб и не пойдёт дальше в конфликт — ответь на его слова. Он будет знать, что ты сильная и смелая.

5. Ищи покровительства у других ребят: одноклассников, знакомых старшеклассников, страшего брата или сестры. Пусть заступятся хотя бы на словах.

6. Не обижает ли тебя ещё кто-то? Другие ребята? Есть такое явление как буллинг. Если ты жертва травли, с этим очень сложно бороться! Обычно лучше сменить место учёбы, чтобы сохранить и душевное, и физическое здоровье.

Береги себя!

Твоя Марта Майская

Идеи новых рубрик, рисунки, благодарности или пожелания присылайте по адресу: 123056, г. Москва, а/я 82, «Классный журнал», или по электронной почте [email protected], с пометкой «Классная почта». Или пишите в нашу группу «Классный журнал. Журнал полезных развлечений!» на сайте «ВКонтакте». Вопросы Марте отправляйте с пометкой «Для Марты». А мы постараемся ответить! Обязательно укажите свой обратный адрес, ФИО взрослого и электронную почту. Адреса от авторов писем ждём в течение месяца со дня поступления журнала в продажу.

Предыдущее письмо с ответом Марты Майской было опубликовано в 10 номере, а следующее читайте в «Классном журнале» № 14. А «Классный журнал» № 12, откуда и взято это письмо, появится в продаже уже на следующей неделе! (следите по ссылке)

 

«Они так шутили, понимаете? Водой обливали! А она жить не хотела!»

15-летняя дочь жертвы «Булгарии» погибла, выпав из окна. Одной из причин ее мама называет травлю со стороны сверстников

«Она ведь ребенок. Всегда хотела быть кому-то нужной, услышанной. Особенно после того, что она в школе пережила», — говорит Анна Игнарина о своей дочери. 15-летняя Мария месяц назад сбегала из дома, а вчера погибла, выпав из окна многоэтажки. Она хотела быть фельдшером, как ее отец, утонувший в 2011 году при крушении теплохода «Булгария». Что стало причиной отчаянного шага девочки, выясняли корреспонденты «БИЗНЕС Online».

Последний снимок, который Мария Игнарина разместила на своей странице во «ВКонтакте», — черно-белое селфи с задумчивым взглядом вдаль, на котором черными буквами написано слово «Жизнь» Фото: «ВКонтакте»

«Все было сложнее, чем пишут в газетах»

Трагедия произошла в семье 15-летней казанской школьницы Марии Игнариной: девочка, которая месяц назад сбегала из дома, накануне выпала из окна квартиры на 9-м этаже. На место ЧП срочно съехались экстренные службы, девочку госпитализировали в горбольницу №7, однако врачи оказались бессильны.

По данным нашей газеты, проживала девочка с семьей в одном из казанских ЖК на улице Седова. В 2011 году семья потеряла отца — Иван Игнарин погиб при крушении теплохода «Булгария». Мария же только неделю назад отпраздновала свое 15-летие. «Все было сложнее, чем пишут в газетах», — сказал один из наших собеседников, говоря об отчаянном поступке школьницы.

По данному факту начата проверка. «Да, сейчас выясняем все обстоятельства [происшествия]», — сообщил «БИЗНЕС Online» старший помощник СУ СКР по РТ Андрей Шептицкий.

В сентябре этого года Мария сбегала из дома. Пропажу девочки обнаружила ее мать, которая незамедлительно обратилась в полицию. Тогда же к поискам подключились волонтеры «Лизы Алерт». Поисковикам дали следующую ориентировку: девочка ушла из дома 17 сентября в одной футболке серого цвета, домашних спортивных брюках и тапочках. Поиски продолжались больше недели, после чего СК возбудил дело по статье «Убийство». Однако спустя несколько дней девочку удалось найти сотрудникам полиции: по некоторым данным, она пряталась в подъездах домов. Причиной побега многочисленные «диванные комментаторы» в соцсетях назвали конфликт с матерью на фоне предстоящих экзаменов. Но все оказалось несколько иначе.

Девочка увлекалась рисованием и аниме Фото: «ВКонтакте»

«Нас просили не распространять информацию»

В соцсетях Мария в последний раз была в конце августа — возможно, это и к лучшему. После того, как стало известно о пропаже «девочки в домашних тапочках», на Марию обрушились диванные критики. Под ее последними постами они оставили десятки злобных комментариев: «Домой дуй быстро, тебя родители ждут», «Тапки верни», «В дурку пора сдать» и прочие. Не стеснялись посторонние люди и нецензурных выражений.

Девочка, судя по ее странице во «ВКонтакте», увлекалась рисованием и аниме. В ее видеозаписях — множество японских мультфильмов, в том числе известного режиссера Хаяо Миадзаки, а также несколько видеоуроков о том, как заниматься спортом в домашних условиях. В единственном фотоальбоме с названием «Мертвое» — мрачные фото с изображением выдуманных персонажей, некоторые из них истекают кровью.

Также Мария публиковала снимки с семьей (с мамой и младшим братом) и с друзьями. На всех совместных фото девочка выглядела очень жизнерадостной. Последний снимок, который она разместила на своей странице, — черно-белое селфи с задумчивым взглядом вдаль, на котором черными буквами написано слово «Жизнь». Одна из последних записей — глубокомысленный пост о том, что люди не должны судить других только по внешним признакам. «Девушка, которую ты называешь серой мышкой, втайне пишет песни и имеет хороший голос, ибо у нее есть талант рисовать», — сказано в посте, к которому прикреплен рисунок девушки с пистолетом.

Училась Мария в образовательном центре №178. Там ее гибель не стали отрицать, но от комментариев отказались Фото: park.kzn.ru

Училась Мария в образовательном центре №178 (полное наименование — МАОУ «Лицей №121» (ЦО №178). Сразу несколько одноклассниц, которым написала корреспондент «БИЗНЕС Online», вежливо отказались рассказывать что-то о погибшей девочке, сославшись на то, что вся информация «у школы». Другие одноклассники на сообщения нашего корреспондента не ответили или ограничились фразой: «Нас просили не распространять информацию». Одна из знакомых погибшей в беседе с корреспондентом рассказала, что Маша была очень хорошим и душевным человеком. «Правда она была замкнутой и очень часто не контактировала с людьми, любила находиться одна», — добавила наша собеседница (орфография и пунктуация автора сохранены — прим. ред.).

Корреспондент «БИЗНЕС Online» пытался связаться и с лицеем, в котором училась девочка. Там ее гибель не стали отрицать. «На данный момент в школе и так происходят какие-то работы по этому поводу. Вы думаете, сейчас время задавать такой вопрос? Просто я не могу вас даже сейчас ни с кем связать», — ответили нашему корреспонденту по телефону и пообещали перезвонить, если школа готова будет дать комментарий. 

Мать погибшей школьницы уверена, что проблема заключалась вовсе не в экзаменах, как об этом пишут в соцсетях, а в жестокой травле со стороны сверстниковФото: «ВКонтакте»

«Они так шутили, понимаете? Водой обливали! А она жить не хотела»

«БИЗНЕС Online» удалось связаться с мамой погибшей школьницы Анной Игнариной. Она рассказала, что ее дочь в этом году должна была закончить 9-й класс, а после этого она хотела поступать в медколледж. Но проблема, по мнению матери, заключалась вовсе не в экзаменах, как об этом пишут в соцсетях, а в жестокой травле со стороны сверстников.

«Никаких скандалов [у нас] не было. Она говорила: „Мама, я все осознала, хочу помогать людям“. Переписала все свои гуманитарные предметы [которые должна была сдавать на ОГЭ] на дополнительные химию и биологию. Училась на четверки и пятерки», — вспоминает мама, не сдерживая слезы.

Она рассказала, что их семья ни в чем не нуждалась, жила хорошо — и такой жизни ее дочери многие бы даже позавидовали. Но в последнее время у дочери часто менялось настроение — вероятно, из-за особенностей возраста. Но мама всячески ее поддерживала. «Да, я ей хотела помогать по биологии. Но из-за этого скидываться…» — сказала Анна. Она уверена, что ее дочь в школе травили одноклассники из-за лишнего веса.

«[В прошлом году] ее обливали с ног до головы водой, издевались, вытаскивали из портфеля телефон, средства личной гигиены. Но в ПДН мне сказали: „Вы хотите очернить ее одноклассников, которые просто пошутили“. Они так шутили, понимаете? Водой обливали! А она жить не хотела. И когда мы решили эту проблему и после прохождения всех специалистов она похудела на 30 килограммов — за лето это было ощутимо визуально. Когда она пришла в школу, у всех просто рты пооткрывались. Все стали с ней разговаривать, общаться, считать ее за человека. потом она пришла домой и сказала: „Мам, оказывается, для школы основной критерий — быть просто красивой“», — рассказывала мама погибшей.

Что же касается побега Марии из дома, то мама считает, что девочка не могла решиться на это сама — ей кто-то помог, подсказал. Но вот кто — так никогда уже и не станет ясным. При этом женщина не верит в версию, что ее дочь, сбежав, неделю пряталась по подъездам. «Я потратила на это столько времени, говорила: давайте докопаемся до истины, где она могла быть, кто на нее так повлиял, с кем она нашла подобный контакт. Никто мне не пошел навстречу. Обещали целую команду психологов, которые будут с ней работать, но никто, даже ни один человек мне их не предоставил», — отметила мама девочки. По ее словам, после того, как девочку нашли, они прошли несколько кругов ада, бегая по кабинетам врачей и следователей. Между тем больше, чем во врачах, девочка нуждалась в психологе, считает ее мама.

«Она ведь ребенок. Всегда хотела быть кому-то нужной, важной, услышанной. Особенно после того, что в школе пережила. Хотела доказать, что она человек. Ей хотелось этой помощи. Она, конечно, не дочка чиновника, но мы же все равны. Все можем получать равнозначную помощь. Но она этого не почувствовала, наверное, вот и скинулась», — заключила Анна. 

В пресс-службе МВД по РТ корреспонденту «БИЗНЕС Online»  сообщили, что первое и единственное обращение от Анны Игнариной поступило после пропажи подростка. «После того, как девочку нашли, сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних посоветовали психологов, более того, была создана межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних, куда пригласили маму 9 октября», — заметили в пресс-службе. Однако на заседание Анна Игнарина не пришла.

По словам дедушки Маши, Геннадия Игнарина (справа), девочка очень тяжело переживала гибель отца Фото: «БИЗНЕС Online»

Хотела стать фельдшером — как отец, погибший при крушении «Булгарии»

«БИЗНЕС Online» также связался с дедушкой Маши, Геннадием Игнариным. Нашим читателям Игнарин известен как потерпевший по уголовному делу о затонувшем теплоходе «Булгария». В тот роковой день, 10 июля 2011 года, при кораблекрушении у него утонул сын — Иван Игнарин

Мария — родная дочь Ивана. Когда она потеряла отца, ей было шесть с половиной лет. По словам дедушки, девочка очень тяжело переживала трагедию и по сей день. «По характеру спокойная, невзрывчатая, немстительная, добренькая, добродушная девчонка была», — сквозь слезы убеждает нас Геннадий Игнарин. «Когда маленькая была, так вообще мы жили в обнимку. Но после известных событий она переживала и в школу пошла в первый класс уже без папы. Травма была очень долго. Работали с ней психологи». 

Училась она, по словам дедушки, нормально. «В этом году надломилось у нее что-то и она стала отставать в школе. Мама ее даже репетиторство нанимала, подтягивала», — вспоминает Игнарин. Девочка жаловалась маме, что не хочет ходить в школу, а дедушке говорила: «Без папы так плохо. Даже, говорит, жить не хочу». Этим страшным словам внучки Игнарин ужаснулся, он понял: что-то серьезное происходит в голове подростка. «И когда она второй раз ушла из дома, выбежала так, что мать не сумела догнать, — со слезами объясняет дедушка. — А тут, видимо, она решила, что надо уйти не из дома, а из жизни».

В 2011 году семья потеряла отца — Иван Игнарин погиб при крушении теплохода «Булгария» Фото: «БИЗНЕС Online»

О смерти любимой внучки Игнарин узнал сегодня в 7:15. Мама Марии позвонила деду и сказала только, что «вроде бы ничего не предвещало…» «Полы помыла, прибралась, хвосты в школе, которые были у нее [закрыла]», — передал слова мамы Игнарин. 

Дедушка приходил на день рождения погибшей девочки 8 октября, там он спросил у внучки, почему она уходила из дома, где все это время была. «Она сказала: „Дедуль, давай об этом не будем долго, все обдумала, и я не права“. И, в общем, она меня как бы успокоила». А накануне вечером мама позвонила ему и сказала деду радостную новость — девочка поделилась своими планами на будущее. После сдачи экзаменов и окончания 9-го класса она хотела бы учиться там же, где и папа. «В медицинском колледже сначала, потом — в медицинском институте. Хочет стать фельдшером. У папы был диплом фельдшера-лаборанта», — дедушка был этому очень рад. Сам Игнарин-старший 25 лет проработал педиатром. 

«У нее художественный, такой творческий характер, прекрасно рисовала, пела в хоре, мама все старалась для нее. Мы ей пианино папино привезли, подарили. Даже ОГЭ пробный якобы сдала даже успешно», — добавил дедушка.

«Не ожидал я такого финала. Вроде бы уверили: все нормально, хорошо, и я с ней встречался. Ничего не предвещало. Она не была обозленной, ни на кого не жаловалась…» — с болью отметил Игнарин.

«У нас даже драка в школе — не чрезвычайное событие»

О проблеме детских суицидов и необходимости работы психологов со школьниками высказались эксперты «БИЗНЕС Online».

Галина Александрова — кандидат психологических наук, доцент:

— Я скажу вам, наверное, вполне традиционные вещи. Корень таких проблем — отношения родителей и детей. И ЕГЭ — это просто спусковой крючок, механизм, который может актуализировать имеющуюся проблему. Если у девочки с родителями отношения были недоверительными, если она не была уверена, что в семье ее поймут, то, скорее всего, она на фоне напряжения от ЕГЭ и приняла такое решение. А это может быть любое напряжение, подобные стрессы постоянно сопровождают нас в жизни — и школьника, и взрослого, куда от них денешься. Так что, если нет опоры в семье, уверенности, что родители поймут и поддержат… Суицидник ведь решается на такой шаг с подсознательным ощущением потери ценности собственной жизни и перспективы. Это в конечном счете означает его приход к бесперспективности, к осознанию, что нет выхода из создавшейся ситуации, нет возможности прибегнуть к каким-то вспомогательным средствам — к чьей-то помощи например.

Поэтому я не стала бы так категорически утверждать, что все произошло «из-за ЕГЭ». Может, чисто подростковые проблемы, возможно, какие-то нереализованные личные отношения. Вероятно, ей мальчик какой-то нравился, но внимания на нее не обращал, и это копило ее стрессогенность. А на поверхности у мамы — разговор про ЕГЭ. Поэтому, я думаю, будет достаточно поверхностно сводить все к экзамену.

Что надо было бы сделать, чтобы все предотвратить? Я всегда говорила, говорю и буду говорить, что для этого надо усиливать психологическую службу в наших школах. И больше привлекать к консультациям с психологами и самих учеников, и их родителей. Не ожидая, пока дети сами начнут за этим обращаться. Тем более что 14 лет — возраст кризисный. Может быть, родителям даже не надо ждать, пока у нас в школах начнут так активно работать психологи, надо самим искать специалистов и таким образом пытаться предотвратить подобные трагедии.

Павел Шмаков — директор казанской школы «СОлНЦе»:

— Такая проблема [самоубийств] стоит остро, и я вам назову буквально два параметра. Первое — это то, что у нас в школах очень плохие психологические службы. Даже там, где они есть. Психологов в школах реально нет. Например, у нас [в школе «Солнце»] нет, нам не полагается. [Если в школе] до 300 учеников, вообще не предусмотрен психолог в школе. Мы можем пользоваться услугами психологического центра города, но это не реальная работа. Поэтому первое, что нужно предусмотреть, чтобы был человек, который думает, диагностирует состояние детей. Классный руководитель, химик, физик или биолог не понимает психологическую ситуацию в душе ребенка. Поэтому в школе просто нет человека, который мог бы об этом думать. Я считаю, таких школ много. Там, где они побольше, где 500 человек, у них будет полставки психолога. То есть там появится человек, который станет приходить «на чуть-чуть». Это самое очевидное. А второе — очень плохо поставлена служба охраны. У нас в школе на входе стоит гардеробщица, это женщина, которой уже за 60. Наша, может, кого-то и остановит, она боевая такая, но вообще, к этому вопросу надо относиться серьезнее. Рядом с рамкой должен стоять человек, которому не 60 лет, который понимает, что это такое. Я писал об этом везде и всюду, но бесполезно — никто не реагирует, пока ничего не произойдет. Случилось где-то в Перми — там решили вопрос.

И про ЕГЭ я еще хотел бы сказать, что хотя бы на время перед ЕГЭ нужно изменить требования к ученику. А у нас думают о том, чтобы репетиторов нанять, а не о том, чтобы школьник не ложился спать в пять часов утра. Время перед ЕГЭ, последние несколько месяцев — кто-то должен подумать о том, как влияют на школьников такие нагрузки. А я даже никаких исследований на данную тему не видел. Значимость ЕГЭ и всероссийских олимпиад приводит к тому, что школьник ради этого бросает все остальное и занимается только несколькими предметами, которые для него часто бывают нелюбимыми… Русский язык и математика, к примеру — это очень разные области. Одна — гуманитарная, другая — точная. И для того, чтобы ребенок куда-то поступил, он должен очень хорошо все это сдать. И когда он занимается нелюбимым предметом, очень сильно душевно страдает.

Я думаю, что избежать подростковых суицидов, к сожалению, невозможно. Но сделать так, чтобы это было чрезвычайным событием, — реально. А у нас это не экстраординарное происшествие. У нас даже драка в школе — не чрезвычайное событие.

«Ничего не докажешь». Родители в одиночку спасают детей от травли в школе

Москвич Петя Цымбаленко в пятом классе перешел в другую школу и попал под град насмешек сверстников. Его мама Наталья вспоминает: как такового повода для травли никогда не было, просто в классе сформировался костяк из «крутых», которые цеплялись к «некрутым».

К Пете приставали меньше всего, куда больше страдали другие мальчишки. По словам Натальи, им портили личные вещи, подкладывали бутылки с мочой в портфели, стягивали штаны в раздевалке. Все это снимали на камеру телефона и потом выкладывали в соцсетях.

«Дети просили помощи у классного руководителя. Но педагог — неконфликтный человек, она спускала все на тормозах, говорила, что «стукачей не любят», «надо закалять характер» и «уметь находить подход к товарищам». Максимум, что она могла сделать, — провести беседы на тему «давайте жить дружно», — рассказывает мама Пети.

Наталья долго не вмешивалась, но на всякий случай наняла для сына персонального тренера по фехтованию и рукопашному бою. Отчасти это помогло — драться Петр больше не боялся, «крутые» ребята от него отстали и переключились на его лучшего друга Мишу. Мальчишку «развели на деньги». «Одноклассники уговорили его купить у них вейп, взяли деньги и не отдали», — объясняет Цымбаленко.

После этого Наталья поняла: разбираться с проблемой придется ей самой. Она решила показать чиновникам, педагогам и правоохранителям, что творится в школе. Каждый свой шаг подробно описала в соцсетях, чтобы другие родители знали, как вести себя в сложной ситуации. По сути, ее пост — это самые настоящие лайфхаки для мам и пап.

Борьба с травлей. Лайфхаки

Первым делом она встретилась с родителями учеников, которых травили в классе. Однако одни опасались что-то предпринимать, другие собирались переводить ребенка в другую школу. «В итоге остались три мамы, готовые действовать. Я убрала эмоции и села писать подробное коллективное заявление сухим бюрократическим языком. Получилось 20 с лишним страниц», — вспоминает Наталья.

По ее словам, нашлось только два факта, к которым можно было прикрепить доказательства. Первое — переписка участников истории с электронной сигаретой и аккаунт одноклассника, который торгует ими. Второе — фотожабы на Петю в соцсетях, где ему пририсовали бицепсы и пресс. Одноклассники в комментариях веселились: Петр-де «стал качаться».

Цымбаленко попросила классного руководителя о встрече с директором школы и родителями учеников, которые травят одноклассников. Учитель, говорит Наталья, писала в родительском чате, что отказывается от класса, а встречу с директором так и не назначила. Утверждала, что очень занята, поэтому на собрание позовет психолога и соцработника.

подростков делятся своими #metoo историями о борьбе с сексуальными домогательствами в старшей школе

Звонок в коридорах. Списки в раздевалках. Обнаженные фотографии поверх текста.

На протяжении многих поколений сексуальные домогательства были частью повседневной жизни в старших классах школы, временем гормонов бешенства, запутанных отношений и пика неуверенности. Мальчики и девочки оценивают друг друга по внешнему виду, в результате чего ценность одноклассника сводится к цифре или буквенной оценке.Девочки прошли мимо, глядя вперед, а мальчики свистнули им по дороге в класс.

Одно исследование показало, что почти половина всех учеников 7–12 классов сообщили о том, что они подвергались сексуальным домогательствам того или иного типа.

Но по всей стране некоторые подростки больше не переносят этого.В эпоху #MeToo, женских маршей и слушаний по утверждению Бретта М. Кавано эти старшеклассники сопротивляются.

От Сакраменто до Томпсон-Фоллс, штат Монтана, и Миддлтона, штат Висконсин, ученики вышли из своих классов в знак протеста, разочарованные тем, что школьные власти не реагируют на сексистские комментарии. Они расклеивали листовки, создавали хэштеги и противостояли одноклассникам.

Когда в марте мальчики-подростки в средней школе Мэриленда оценивали своих одноклассниц по их внешнему виду, десятки старшеклассниц высказались, требуя и получая общеклассный разговор о том, что произошло.

У студентов из Мэриленда был расчет.Для других старшеклассников по всей Америке перемены все еще кажутся далекими, но они пытаются изменить динамику.

«Кто будет, если не мы?» — сказала 18-летняя Дженна Кертис, которая живет в пригороде Орландо. «В средней школе и в колледже мы все еще меняемся. Мы выясняем, кто мы. . . . Вы уже все ставите под сомнение, так почему бы не поставить под сомнение и это? »

Вот некоторые из их рассказов, отредактированные для ясности и простора.

В прошлом году просочилась таблица, которую на тот момент составили трое юниоров. На нем были указаны от 50 до 60 девочек из всех классов, помеченные буквами от A до D. F, высшая категория, была сексуальной.

Лично меня в списке не было, но в соцсетях было много гнева.Я как бы смотрел на это и подумал: «Я хочу помочь, этого не должно происходить». Нас считают либеральным пузырем Айовы, и вы не ожидали, что здесь произойдет что-то подобное.

Видя все прекрасное и ужасное, что вышло из движения #MeToo, я почувствовал себя очень сильным. Я подумал, почему я не могу этого сделать?

Изначально я поделился постом в Instagram и создал хэштег под названием #EveryonesanA.По сути, это было примерно так: «Вот несколько фотографий меня и моих друзей, в которых я чувствую себя особенно уверенно и счастливым, пожалуйста, не стесняйтесь делиться и своими фотографиями. Глупо ранжировать людей. Каждый в каком-то смысле пятёрка ».

Он взорвался. Его разместили сотни людей: студенты, родители, преподаватели.Это было очень и очень круто. Мы смогли развесить по школе плакаты с воодушевляющими посланиями, в основном касающимися женщин, но также и людей в целом.

Наша администрация не сделала особого выговора этим трем мальчикам, что вызвало наше неодобрение. Эти трое парней смогли причинить много боли чем-то, что казалось таким простым, как форма Google. Также было много обратной реакции.Люди говорили: «Мы должны перестать говорить об этом, чем больше внимания вы уделяете этому, тем более значимым он становится».

У нас был очень длинный диалог о концепции «мальчики будут мальчиками» и о том, почему на самом деле нет обратной стороны этого понятия. Вы никогда не услышите, что «девушки будут девушками». Девочек часто быстрее заставляют соответствовать более высоким стандартам.

Очень часто старшеклассниц называют чрезмерно эмоциональными и драматичными, и [как будто они] должны просто успокоиться.Но это не так. Я имею в виду, что каждый может быть чрезмерно драматичным, но чувствовать себя ужасно и грубо о себе и объективироваться из-за того, что какой-то парень поместил вас в список с буквенной шкалой, это больше не должно быть проблемой.

Макайла Дженкинс Лос-Анджелес

Каждый день всегда есть парни, которые комментируют тела девочек, особенно в моей школе, особенно меня.Потому что я устроен иначе.

Я помню, как однажды кто-то спросил меня: «Сколько?» Когда я учился в школе, на меня смотрели как на секс-работника. Я ничего об этом не сказал. Я хотел, но мне очень неловко идти к администратору и говорить: «Люди на меня так смотрят».

Это было в 10 классе, значит, в прошлом году.Это был кто-то, кого я знал. Это было во время обеда. Обычно у меня и моих друзей был конкретный стол, за которым мы бы были, и он как раз был там в то время. И он просто спросил меня, сколько? Это просто вызвало у меня озноб.

Когда со мной происходит подобное, я не знаю, как реагировать. Иногда я просто иду вместе с толпой, потому что не хочу, чтобы мне показалось, что я тусовщик.

Мне просто стало не по себе.Даже раньше я не был уверен в этом, но теперь я чувствую себя действительно неуверенно. Теперь я чувствую, что должен прикрываться и прятаться, и мне не очень нравится чувствовать, что я должен прятаться.

Учителя на самом деле ничего об этом не говорят, ученики на самом деле ничего об этом не говорят. Я, друзья мои, мы все время об этом говорим. Но иногда мы не совсем уверены, как себя чувствовать. Нас действительно не учили тому, что мы должны говорить и что мы должны делать.

В моей школе нет ресурсов. У нас нет ничего относительно согласия. У нас в кампусе ничего подобного нет, или нам просто не говорят.

Я действительно стараюсь изо всех сил, когда вижу, как это происходит [с другими девушками]. Было время, когда я был в том месте, где я проходил стажировку, в этом общественном центре, и там был ребенок.Он как бы загонял девушку в угол, и мне не нравилось, что он это делал. Я знал, что это заставляет ее чувствовать себя небезопасно. Я сказал ему, что ты не можешь этого делать. Это не нормально.

У меня действительно хороший наставник. Она побуждает меня говорить за себя. Я все время борюсь за людей, которые похожи на меня, и люди просто думают, что это странно. Они ожидают, что я просто отнесусь к несправедливому обращению, будь то люди или системы.

Jenna Curtis, 18 Сент-Клауд, Флорида,

Мы с группой друзей подошли к Universal CityWalk. Я знал, может быть, 10 детей. Я увидел, как кто-то за моей спиной быстро поправляется, поэтому резко обернулся, протянул руку и схватил его за руку.Прежде чем я осознал это, я рефлекторно отдернул его руку. Это был мальчик, который, как известно, относился к девушкам как к дерьму. Я немедленно перешел в оборону.

«Что ты пытался сделать?» Я спросил. Он такой: «Ничего». Я спросил его снова. «Я пытался схватить тебя за задницу», — сказал он. Я понял, что все еще отдернул его руку, и подумал: Ой, подождите, наверное, ему больно , поэтому я отпустил ее.

«Подумайте об этом в следующий раз, когда попытаетесь сделать что-то без чьего-то согласия», — сказал я ему и ушел с группой друзей.

В другой раз мы с другом учились в Starbucks, и этот старый чувак продолжал проходить мимо нашего столика и смотрел конкретно на нее, поэтому мы ушли.Несколько моих хороших друзей-парней спрашивали об этом, потому что они были там, и им было интересно, почему я и мой другой друг были так взволнованы. Мы объясняли это и учили их, как быть хорошими союзниками, говоря им: «Да, это не все мужчины, но их достаточно, чтобы мы постоянно насторожились».

Один из моих друзей-парней сказал: «Подожди, вот почему иногда ты видишь кого-то, и девушки начинают группироваться ближе к друзьям-парням, которым ты доверяешь?» Они просто никогда не думали об этом таким образом.Один из них прокомментировал: «О, это похоже на поле битвы в видеоиграх, за исключением того, что оно никогда не заканчивается».

Я действительно горжусь некоторыми из них. Один из них накричал на своего брата за какие-то комментарии, которые он однажды сделал на футбольном матче. Наряды чирлидеров изменились, и брат сказал: «Им нужно показать больше кожи». Мой друг ударил брата по голове. «Нет, так им удобнее тренироваться и выполнять свой распорядок», — сказал он своему брату.«Так вот во что они одеты. Если тебе это не нравится, заткнись.

До них дошло — вот что важно. Я думаю, что об этом шире говорят и понимают, а не игнорируют.

Кто будет, если не мы? В средней школе и в колледже мы все еще меняемся.Мы выясняем, кто мы. Мы вырываемся из стереотипов, по которым нас учили родители. Вы уже все ставите под сомнение, так почему бы не поставить под сомнение и это?

Был один раз, когда я возвращался в свой танцевальный класс и был просто в танцевальной одежде.Ничего страшного. Вероятно, это были просто леггинсы и топ для тренировок.

Эти мальчики пытались привлечь мое внимание, пытались поговорить со мной, пытались свистеть мне. [До тех пор] ко мне никогда не обращались так со студентами в моем классе или в моей школе, но на самом деле это случалось более одного раза.

Во второй раз я был со своим другом, и я как раз шел к консультанту.И мы шли по тому же коридору, который ведет нас в танцевальную комнату, и эти мальчики все еще были там. Я узнал их в прошлый раз, но просто проигнорировал их. Они действительно подошли и хотели поговорить с нами, но мы продолжали идти.

Один из мальчиков такой: «Куда ты идешь?» Она просто сказала: «Мы возвращаемся в танцевальный класс». Он просто сказал: «Я думаю, твоя подруга милая, и мы просто хотим с ней поговорить.«Я только что сказал своему другу, что я думаю, нам нужно просто вернуться в класс. Они смеялись над этим, но вы знаете, мне, как этой девочке-подростку, было действительно неудобно.

Я чувствую, что тогда, когда это случилось [примерно в декабре], я был слишком напуган, чтобы говорить об этом. В латиноамериканском сообществе я просто чувствую, что сексуальные домогательства всегда были его частью, и я чувствую, что женщины к этому привыкли, а это не нормально.Например, если я гуляю с мамой, и этот парень подъезжает к ней в машине и пытается с ней поговорить, она просто отмахивается. Это случается практически везде, и когда я рос в сообществе, мне кажется, что я всегда был рядом с ним.

В этой группе примерно 8 или 9 девочек, и все мы получили записку от консультанта, в которой говорилось, что они хотели бы пригласить нас приехать в эту группу девочек, которая будет проходить по вторникам во время обеденного перерыва.Мы говорим о множестве ситуаций, через которые проходят женщины, и просто о школьной драме. Одна из основных обсуждаемых тем — это учеба в колледже, походы на вечеринки и тому подобное, а также то, что существует так много способов сексуального домогательства из-за того, что вы сами по себе. Об этом довольно страшно думать, но это то, что происходит.

Находясь в этой группе, я чувствую, что это дало мне возможность рассказать другим девушкам о ситуации и о том, как мы можем выступить против нее, если это когда-либо произойдет.

Теперь я чувствую, что если [я подвергнусь сексуальным домогательствам] снова, я могу подойти к людям и просто сказать им, что это недопустимо. Я должен иметь возможность ходить по коридорам своей школы, не боясь, что меня обзовут.

Лекси Уильямс, 18 Харрисон, Арк.

Это было несколько недель назад, я сидел на уроке экологической науки. Мой учитель вышел из класса и сказал нам, что он уйдет минут на пять. Краем глаза я увидел, что в меня что-то бросили. Мальчик встал и пошел ко мне. Другой мальчик сказал: «Это у ее стула».

Я отодвинула свой стул назад, и это был открытый презерватив.Я просто не верил. Он поднял его, и я сердито сказал: «Зачем ты бросил это в меня?» Все смеялись, он смеялся и сказал: «Я думаю, это для тебя». Как девушка, встречающаяся с девушкой, я сказала, что мне не нужны презервативы.

Учитель все еще не вернулся, поэтому я встал, нашел на его столе стикер и быстро записал, что произошло. Вошла учительница и удалила ребенка из класса.Он написал электронное письмо директору школы. На следующий день учитель сказал, что директор не собирается наказывать. Примерно на неделю ребенка вывели из класса, чтобы разлучить со мной.

Я чувствовал себя оскорбленным. Я был смущен. Я чувствовал, что даже после того, как рассказал директору и другим людям, никто не взглянул на это.И я не думаю, что так должно быть.

В моей школе, особенно в самом сердце Юга, к мужчинам, к сожалению, определенно относятся как к выше женщинам. Я никогда не получал извинений от директора школы или от самого мальчика. Многие девочки в моей школе заставляют парней в Snapchat отправлять им неуместные фотографии, а они их не просят. Я думаю, что в моем городе это просто образ жизни.

Я пытаюсь сказать девочкам: «Не позволяйте мальчикам так с вами разговаривать». Я просто надеюсь показать своему сообществу и школьному округу, что времена меняются. Девочки больше не собираются молчать. Мы собираемся встать и дать отпор.

Дэвид Виннер, 18 Ланкастер, Пенсильвания.

В январе наша школьная газета опубликовала статью о сексуальных домогательствах. Я думаю, что одна из причин возникновения сексуальных домогательств заключается в том, что это проблема, которая казалась довольно повсеместной, но никогда не обсуждалась в формальном смысле. Довольно скоро в процессе отчетности стало ясно, что рейтинги очень распространены. Мы нашли его примеры во всех четырех классах.Это был один из тех открытых секретов.

Вернувшись в восьмой класс, в моем классе была девочка, которая сфотографировала кучу задниц парней, создала коллаж и, по сути, оценила их. На самом деле я не особо об этом думал, но, оглядываясь назад, я подумал, о боже, это ужасно ужасно. Я действительно чувствовал себя немного неудобно из-за того, что моя внешность была оценена.

Но он не так структурирован, как парни при оценке девушек.Было ужасно, довольно странно слышать о системе брекетов, которую юниоры сделали для юных девушек. Это был совет из трех парней, которые собирались вместе, а затем голосовали за каждый матч сетки, пока не выбрал победителя.

Я действительно надеялся на отклик сообщества на статью. Я не думаю, что учителя знали о масштабах проблемы, и часть меня надеялась, что это положит начало диалогу между учителями и учениками о сексуальных домогательствах.Я думал, что брекет-система положит конец всему. Но он просто выдохся. Он просто полностью выдохся. Я искал своего рода возмущение, чтобы заявить об этом, но мы так и не увидели этого.

Был один парень, у которого я брал интервью, и когда я спросил его, оценивал ли он кого-нибудь, он ответил: «Я не знаю, наверное, да, это как по шкале от одного до 10, это просто то, что вы делаете».«Я подумал, вау.

В последнее время я как бы общаюсь с парнями один на один. Вызвать их нормально, особенно в старшей возрастной группе.

Я бы хотел, чтобы у нас был такой момент, как в школе в Мэриленде, где все сломалось, и у нас была такая быстрая смена.Но, к сожалению, я не думаю, что это так. Это будет действительно очень, очень долго. Это будет просто очень медленный ледниковый сдвиг, чтобы заставить мальчиков перестать это делать.

Саманта Шмидт — репортер, освещающий гендерные и семейные вопросы.

#MeToo в школе: когда дети и подростки изводят друг друга | Нэнси Джо Сэйлс | Мнение

Когда я учился в шестом классе, мальчик, которого я назову Роджером, почти каждый день шел за мной в гардеробную позади нашего класса и хватал меня за грудь. Это свидание никогда не было согласованным.

В чулане хранились мой оранжевый школьный патрульный пояс и пластиковый шлем, и мне разрешили пойти и забрать их перед тем, как покинуть класс на пять минут раньше, для выполнения моих патрульных обязанностей.В это время дня другие ученики в классе обычно бегали, громко разговаривали, собирали свои вещи. Учителя были заняты задачами в конце дня. Тем временем Роджер поджидал меня, всегда с дерьмовой ухмылкой на лице, наблюдая, как я все больше и больше нервничаю из-за того, что вот-вот должно было случиться.

Я уже давно не думал о Роджере, пока на днях не проходил мимо начальной школы в конце моей улицы. «Совок!» Я услышал голос мальчика, за которым последовали хриплые возгласы и голос девушки, протестующий: «Прекрати!»

Я обернулся и увидел, что там, в центре группы из четырех мальчиков, девочка лет одиннадцати шлепала одного из них, когда он сложил руки ей под грудью и сжал их — «Совок!» Прямо там, на улице Нью-Йорка.Я пошел к ним, крикнул: «Эй!» Мальчики засмеялись и разлетелись.

Когда я спросил девочку, не хочет ли она, чтобы я пошел с ней и доложил о мальчиках кому-нибудь в ее школе, она сказала нет — фактически, настояла на том, что нет, а затем умоляла меня никому ничего не говорить, для этого она сказала: «вызовет столько проблем».

Я никогда никому не рассказывал о Роджере. Я был огорчен тем, что он выделил меня для своего уродливого ритуала

Движение #MeToo вдохновило сотни детей на рассказы о сексуальных домогательствах.Под этим хэштегом и его спутником, # MeTooK12, дети и подростки поделились своим опытом жестокого обращения и домогательств, которые происходили в их школах, действиями, совершаемыми учителями и администраторами, а также другими учениками.

Это горькая правда, что дети иногда таким образом нападают на других детей. Но они это делают. Спустя более 45 лет после принятия Раздела IX сексуальные домогательства в школах настолько распространены, что большинство учащихся, опрошенных в ходе исследований, говорят, что они видят в этом что-то «нормальное», часть школьной жизни.

«Я никогда не думаю, что это большое дело, потому что они делают это со всеми», — сказала 13-летняя девочка в исследовании 2014 года среди детей от 12 до 17 лет в городе Среднего Запада, объяснив, почему только небольшая часть ( 12%) девочек когда-либо сообщали о сексуальных домогательствах или домогательствах.

Я никогда никому не рассказывал о Роджере. Я был огорчен тем, что он выделил меня для своего уродливого ритуала. Я не хотел, чтобы кто-то думал о моей груди, не больше, чем я подозревал, что они уже думали. Взрослые мужчины уже шептались на меня и ухмылялись, как, к сожалению, многие девушки, и я не хотел вносить ужас этого нежелательного внимания в атмосферу класса или быть тем, кто раскрывает, что это было Это сделал мне мальчик — мальчик, одно из тех созданий, которые играют в футбол и ловят фрисби, и все, казалось, считали их такими замечательными.

Я и представить себе не мог, что у меня будет такой разговор с моей учительницей, настоящей южной христианкой, или даже с моей собственной, очень либерально настроенной и заботливой мамой. Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь говорил об этом; Я не знал, что имею право говорить об этом. И я боялся, что все будут смеяться надо мной — не Роджер, а я. Что, наверное, могло бы случиться. Так что я согласился быть сексуальным объектом Роджера. Он всегда ухмылялся во время своих попыток ощупью, как будто ему что-то сходило с рук.

Более 40 лет спустя, давая интервью сотням девушек для моей книги «Американские девушки», я был обеспокоен и опечален тем, как мало изменилось — в психологии молчания, навязанной девушкам, подвергшимся сексуальным домогательствам, в том, что такое домогательства настолько распространены среди девочек, как в Интернете, так и в реальной жизни.

Хотя и девочки, и мальчики подвергаются сексуальным домогательствам, исследования показывают, что девочки чаще становятся жертвами. Для ЛГБТ-детей это еще более распространено.Девочки также более подвержены негативному воздействию, чем мальчики, что может привести к потере сна, пропуску занятий в школе, тревоге, депрессии и снижению успеваемости. И я думаю, что есть еще кое-что, что следует учитывать: приучение девочек принимать сексуальное насилие.

Менее половины штатов США в настоящее время требуют, чтобы школы обучали учащихся принципам согласия

Через три года после Роджера, когда первокурсник Университета Майами изнасиловал меня в своей комнате в общежитии, я отреагировал примерно так же — по сути, подчинился этому, отвернулся и никому об этом потом не сказал.В конце концов, я волновался, действительно ли это была моя вина? Я и мои 14-летние подруги не должны были тусоваться в кампусе Университета Майами или ходить в комнаты для мальчиков в колледже. Разве я не виноват и не попаду в беду?

Интересно, отреагировал бы я по-другому в данный момент, если бы я был точно осведомлен о том, что происходит, или научился, как я мог бы реагировать на это по-другому, или проинформировал о своих правах и возможностях после нападения.

Менее половины штатов в настоящее время требует от школ обучать учащихся принципам согласия. В программах полового воспитания чаще всего предлагаются разделы по биологии, профилактике инфекций, передаваемых половым путем, и беременности. И хотя в настоящее время правозащитные группы пытаются оказать давление на школы, чтобы они начали заниматься проблемой сексуального принуждения, институты, как правило, меняются медленными темпами.

На данный момент в большинстве школ также не требуется обсуждение очень близкой темы здоровых взаимоотношений — так актуально в эпоху, когда дети младшего возраста подвергаются сексуально заряженным сценариям с участием других детей и даже незнакомцев. социальные медиа.

«Мне очень мало школ, которые занимаются этим предметом вообще, будь то согласие как общая концепция или практически, как выглядят инструменты для практики согласия», — сказал Тахир Андерсон Дакетт, исполнительный директор ReThink, группа, которая работает с учителями по предотвращению сексуального насилия, сообщила Education Week. «Это действительно вакуум. И когда вы посмотрите, какая информация заполнит этот вакуум, вы очень быстро почувствуете беспокойство ».

Я сказал девушке, которую я видел, подвергшейся сексуальному насилию за пределами школы в моем квартале, то, что я хотел бы, чтобы кто-то сказал мне более 40 лет назад: «Никому не разрешено делать это с тобой.Тот, кто делает это неправильно, совершает преступление. Я бы хотел, чтобы ты позволил мне рассказать кому-нибудь — как насчет того, чтобы я не назову твоего имени, а просто произнесу их имена … ты в порядке? »

Она так сильно напомнила мне меня в том возрасте, когда она просто покачала головой и сказала: «Да, в этом нет ничего страшного. У меня все нормально.» И она ушла. В следующий раз, когда вы услышите, как кто-то спрашивает, должны ли мы учить детей согласию, или говорите, что движение #MeToo «зашло слишком далеко», подумайте о ней.

  • Нэнси Джо Сейлз — автор книги «Американские девушки: социальные сети и тайная жизнь подростков»

Подпишитесь на информационный бюллетень Guardian US здесь


Сексуальные домогательства к девочкам начинаются в средней школе

Бонни Джин Фельдкамп, автор общественного мнения Опубликовано 12:52 с.м. ET 30 сентября 2019 г.

С первого дня это система «мы против них».

Вы, наверное, говорили о непристойном поведении со своими друзьями и вашей второй половинкой. Но как поднять эту тему со своим подростком? Как вы обнаруживаете признаки того, что он или она могут подвергаться домогательствам в школе или на внешкольной работе? И как вы помогаете своему ребенку постоять за себя? Предоставлено: Getty Images (Фото: Getty Images)

Мне было 13 лет, я шла в следующий класс по переполненной лестничной клетке.Двое старших парней позади меня по очереди хватали меня за задницу, подстрекали друг друга и смеялись. Я ничего не сказал. Я даже не повернулся, чтобы взглянуть на их лица. Я держал голову опущенной и сосредоточился на следующем уроке.

Это было 30 лет назад. Теперь я мама с двумя дочерьми, которые уже испытали на себе сексуальные посягательства намного хуже, чем то, с чем я столкнулась на той лестнице. Я был наивен? Нет. Мой первый опыт был в 13 лет, но не последний. Я знаю, что это, скорее всего, будет верно и для моих дочерей.Но в эпоху #MeToo и последующего движения #GirlsToo я также знаю, что как культура, мы становимся более осведомленными, и благодаря этому мы можем добиться положительного культурного сдвига.

Шаги к переменам

Я решил поговорить с доктором Кристией Спирс Браун, адъюнкт-профессором психологии развития в Университете Кентукки. Она изучает сексуальные домогательства среди подростков, и я знал, что она может рассказать мне о том, что происходит и что мы можем сделать, чтобы улучшить положение наших детей (как мальчиков, так и девочек).Как культура, она говорит: «Сначала мы должны признать, что это наносит непоправимый ущерб». Это не «просто часть взросления» или «мальчики остаются мальчиками».

К окончанию средней школы 90% девочек уже хотя бы раз испытали домогательства.

Доктор Браун определяет домогательства в диапазоне, который включает в себя все, от комментариев о теле девушки до прикосновений или хватаний против желания. Это происходит в школьных коридорах, на лестничных клетках и в школьном автобусе. Доктор Браун подчеркивает: «Это происходит в местах, которые считаются безопасными.»

Преследование против нападения

Преследование имеет тенденцию происходить на глазах у других людей (как в моем случае с лестницей), в то время как нападение происходит наедине. Когда преследование происходит на глазах у других людей без последствий, оно становится настолько нормальным, что это просто еще один шаг за закрытыми дверями, чтобы совершить нападение.

Парни подстрекают к этому из-за невежества. Они поощряют домогательства между собой как часть токсичной мужественности, которую питает наше общество. Домогательства случаются в группах сверстников.Еще больше усложняет ситуацию то, что когда мальчики не участвуют в обычном преследовании или активно объективируют девочек, они подвергаются издевательствам со стороны других парней, а их мужественность и сексуальность подвергаются насмешкам вроде «Ты, должно быть, гей».

Женщины узнают о своих правах, а также о юридической и эмоциональной поддержке, доступной им, на панельной презентации #MeToo 14 января в Черри-Хилл. (Фото: pic_studio, Getty Images / iStockphoto)

Как домогательства превратились в обряд передачи?

Девочки очень рано становятся сексуально объективированными.Подумайте о комментариях, сделанных молодым девушкам. Обычно первые комментарии и комплименты относятся к ее внешнему виду. Это только усиливается, когда они становятся старше. Добавьте к этому тот факт, что мальчики и девочки обычно не дружат в начальной школе.

Доктор Браун говорит: «Мы активно разделяем мальчиков и девочек. У них не развиваются близкие отношения». Это проблематично, потому что, когда наступает период полового созревания и возрастает желание общаться с детьми другого пола, у детей нет опыта, чтобы подготовить их к смешанной дружбе.Вдобавок к этому, говорит доктор Браун, «мы не позволяем мальчикам проявлять заботу, заботу и сочувствие». Мы поощряем агрессию и самоутверждение в сочетании с культурой, в которой мы все время сексуализируем всех женщин. С самого первого дня это настройка «мы против них».

Доктор Браун хочет прояснить, что «это не значит, что эти мальчики являются естественными сексуальными хищниками. Это мальчики, которые не знают, как быть подростками, и они мальчики, которые не знают, как разговаривать с девочками, потому что мы не способствовал этому общению «.

Поддерживающее воспитание помогает девочкам справиться с ситуацией

Девочки учатся усваивать свой опыт.Обе мои девочки знали, что они могут говорить со мной о сексе, и что я был для них надежным источником без стыда. Им все еще потребовалось больше времени, чем я надеялся прийти ко мне, когда с ними что-то происходило. Но они пришли ко мне. Для перемен нужно время, и, по словам доктора Брауна, «эмоционально поддерживающие матери помогают девочкам лучше справляться с сексуальными домогательствами».

Доктор Браун говорит, что универсальные чувства, когда на кого-то нападают, — это смущение и стыд. Вот почему девушки не отчитываются.Это не потому, что девочка не доверяет своим родителям или своему ближайшему окружению, а потому, что она правильно оценила общество, и доктор Браун говорит, что «общественное мнение состоит в том, что девочки виноваты».

Дресс-код в школах — прекрасный тому пример. Мы говорим о дресс-коде и о том, что девочки «отвлекают», когда доктор Браун говорит, что нам нужно учить сексуальным домогательствам и согласию.

Мы должны об этом поговорить

В большинстве школ действует политика недопущения издевательств, но Dr.Браун говорит: «Это редко включает сексуальные домогательства». Мальчики проявляют такое поведение, но школы не решают его с мальчиками. Доктор Браун утверждает, что учебная программа по половому воспитанию должна с самого начала учитывать сексуальные домогательства и согласие, потому что в шестом классе домогательства начинаются. Это так же просто, как мальчики застегивают бретельки бюстгальтера. Незрелость не зла, но девочкам все же вредна.

«Это довольно жестокое место для средней школы», — говорит доктор Браун. «И то, что домогательства являются обычным явлением, не означает, что это нормально, и не означает, что мы должны с этим мириться.Простое признание того, что это такое, — шаг в правильном направлении ».

Мальчики — мощные агенты перемен

Мальчики могут изменить эту культуру.« Мальчики могут изменить нормы в своих группах. «Наблюдатели» или «защитники» — мощные способы остановить поведение. Но для того, чтобы это произошло, нужен мальчик, который понимает и получает поддержку.

Девочки справятся. Они будут опускать голову, как я, или смеяться над этим Они попытаются превратить это в шутку или притвориться, что это их не беспокоит.Проблема с этими механизмами выживания в том, что мальчики, у которых есть потенциал стать хорошими союзниками в данный момент, неправильно их понимают. Мальчик думает: «Ну, на самом деле это ее не беспокоит, поэтому я не хочу заставлять ее чувствовать себя хуже или смущать себя, поэтому я просто буду молчать».

Если бы девочка могла взглянуть на своего друга-мужчину и сказать что-то вроде «это меня действительно беспокоит», тогда у мальчика, возможно, был бы явный шанс стать хорошим союзником. Девушка изо всех сил пытается выжить в данный момент, а мальчик неправильно понимает сигналы.Вот почему образование имеет жизненно важное значение. Эти дети барахтаются, справляются и пытаются перемещаться по очень чужой территории, потому что мы, взрослые, поддерживаем отдельные дружеские отношения и не способствуем взаимопониманию. Родители должны открыто говорить со своими детьми об автономии тела, согласии и сексе.

Бонни Джин Фельдкамп — внештатный писатель и директор по коммуникациям Национального общества газетных обозревателей. Она живет в Форт-Томас. Электронная почта: [email protected] Найдите ее в Twitter и Instagram: @writerbonnie.

Bonne Jean Feldkamp (Фото: предоставлено)

Прочтите или поделитесь этой историей: https://www.cincinnati.com/story/opinion/2019/09/30/opinion-sexual-harassment-girls-starts-during -средняя школа / 2350968001/

Примеры сексуального домогательства подростков в школе

Какие примеры сексуальных домогательств случаются с подростками в школе?

Все мы сексуальные существа, от колыбели до могилы. Даже в младенчестве и в раннем возрасте это может помочь изучить некоторые основы сексуальности, такие как собственные имена для частей тела.По мере того, как наши дети развиваются в сексуальном плане, они становятся еще более любопытными в отношении своего тела, пола и секса. В конце начальной школы это сексуальное пробуждение проявляется в некоторых неприятных проявлениях. Мальчики особенно часто начинают говорить о телах девочек, делая унизительные комментарии и нежелательные ухаживания.

Это прискорбная, но естественная часть развития детей, рожденная их жаждой получения дополнительной информации. Как родитель, вы можете предотвратить часть этого негативного поведения, давая своему ребенку соответствующее возрасту домашнее обучение по вопросам сексуальности, конфиденциальности и личных границ.Вы можете подготовить своего ребенка к менее приятным вещам, с которыми он может столкнуться в школе. Вот лишь несколько примеров сексуальных домогательств, которые можно встретить в коридорах начальной, средней и старшей школы:

  • нежелательный, нежелательный физический контакт, такой как прикосновение, удары, хватание или похлопывание
  • сексуально оскорбительные замечания о расе, поле, способностях или классе
  • хвастовство сексуальной доблестью, чтобы другие услышали
  • устрашающее поведение в коридоре, которое может включать унизительные прозвища, гомофобные обзывания, кошачьи крики, рейтинги или смущающие свистки
  • граффити с именами, написанными на стенах или столах; распространенный пример: «хорошо провести время, позвони… »
  • преследуется другой студент / преследуется

В какой-то момент такое поведение выходит за рамки естественного детского любопытства и превращается в еще более проблематичное поведение запугивания. Почему подростки издеваются над другими сексуально? Есть много причин. Это может заставить их почувствовать себя сильными. Они могут делать это, потому что хотят казаться половозрелыми. Они могут найти сплетни захватывающими. Возможно, они хотят уменьшить собственное чувство незащищенности и заниженной самооценки.

По данным Американского союза гражданских свобод (ACLU), в 2010-2011 годах 13% учеников 7-12 классов сообщили о нежелательных сексуальных контактах.

Вы можете помочь своему подростку справиться с сексуальным издевательством, помогая ему вселить в него чувство уверенности перед лицом их мучителей. Научите их смотреть в глаза и быть напористыми. Помогите им повысить самооценку. Поощряйте их развивать более здоровую дружбу.

Помните также, что если над вашим ребенком издеваются, ему, скорее всего, будет больно. Будьте системой поддержки вашего подростка. Убедите их, что они не виноваты в том, что стали объектом издевательств.Поработайте с ними, чтобы решить, как следует бороться с издевательствами.

И больше всего на свете будьте рядом с ними.

Сексуальные домогательства в школах

Сексуальные домогательства в школах

Нан Штейн, доктор философии
Национальный исследовательский центр по предотвращению насилия в отношении женщин
Центры Уэллсли для женщин, Каменный центр колледжа Веллесли

What такое сексуальное домогательство в школах?

    Сексуальные домогательства в школах — нежелательное и нежелательное поведение сексуального характера, которое нарушает право на получение равных образовательных возможностей.Это форма дискриминации по признаку пола, запрещенная Разделом IX Федерального закона. закон, устанавливающий гражданские права на образование, который касается вопросов пола дискриминация и, в силу судебного прецедента, сексуальные домогательства. Сексуально оскорбительное поведение, которое может помешать получению образования от слов (письменных и устных) и жестов до нежелательных физических контакт. Некоторые виды поведения также могут быть преступными действиями (нападение и изнасилование, попытка или совершенное сексуальное насилие над детьми).
    Оба федеральных суды и Управление по гражданским правам (OCR) Департамента США образования (ED) признают две формы незаконных сексуальных домогательств в образование. Первая форма — это преследование по принципу «услуга за услугу», как определено руководство в «Федеральном реестре», выпущенное 13 марта 1997 г. OCR (ED, 1997). Преследование за услугу происходит, когда школьный служащий явно или косвенно обуславливает участие учащихся в образовательной программе или деятельность или основывает учебное решение на представлении студентов к нежелательным сексуальным домогательствам, просьбам об услугах сексуального характера или другим словесным действиям, невербальное или физическое поведение сексуального характера.Преследование за услугу за услугу одинаково незаконно, независимо от того, сопротивляется ли студент и страдает от угрозы причиняет вред или подчиняется и таким образом избегает угрозы причинения вреда (ED, 1997).
    The вторая признанная форма сексуальных домогательств в школах — враждебная среда. домогательство. Преследование во враждебной среде включает нежелательные сексуальные домогательства, просьбы о сексуальных услугах и другое словесное, невербальное или физическое поведение сексуального характера со стороны сотрудника, другого студента или третьего лица.Эта форма преследования требует, чтобы преследование было достаточно серьезный, постоянный или распространенный, чтобы ограничить способность учащихся к участвовать или извлекать выгоду из образовательной программы или деятельности, или для создания враждебной или оскорбительной образовательной среды (ED, 1997). Обычно в школьных условиях и особенно между учениками, утверждения о враждебной среде домогательства являются более распространенным явлением, чем обвинения в домогательствах по принципу «услуга за услугу».

Как сексуальные домогательства в школах распространены?

Враждебный Коридоры , выпущенные в июне 1993 года, были основаны на опросе, проведенном Louis Harris and Associates, Inc. в партнерстве со Scholastic, Inc., при финансовой поддержке Американской ассоциации университетских женщин. Национальная вероятностная выборка школ и учащихся обобщаема. всем учащимся государственных школ с 8 по 11 класс в 95 уровень достоверности процентов с погрешностью.04 (AAUW, 1993, г. п. 5). Этот тщательный обзор твердо установил, что существует универсальный культура сексуальных домогательств без значительных расовые различия процветают в средних школах Америки.

    Враждебный Коридоры случайным образом отобраны 1632 мальчика и девочки (828 мальчиков и 779 девочек) в 811 классах 79 государственных школ; классы и оценки также были случайным образом выбран в школах.Случайная выборка школ была выбрана из база данных государственных школ в Национальном центре статистики образования с пропорционально составленной выборкой по классам и регионам. Афроамериканец и латиноамериканские студенты были отобраны с избытком. Выборка составляла 15% афроамериканцев, в том числе 120 афроамериканских женщин и 138 афроамериканских мужчин, и 9% латиноамериканцев, в том числе 70 латиноамериканских женщин и 78 латиноамериканских мужчин.

Согласно в Враждебные коридоры , 83% девочек и 60% мальчиков сообщили подвергается сексуальным домогательствам в школе.

    А аналогичное исследование, проведенное в Коннектикуте в 1993/94 учебном году. и выпущен в январе 1995 г., опрошено 547 учащихся государственных средних школ. в 10-12 классах. ( На нашем собственном дворе: Сексуальные домогательства в Государственные средние школы Коннектикута , Постоянная комиссия по статусу женщин, 1995)

    Отобрана репрезентативная выборка учащихся семи школьных округов. Департаментом образования Коннектикута включили 308 женщин, 235 мужчин, и 4 студента, не указавших свой пол.Школа-участник районы были признаны репрезентативными по социально-экономическому статусу и возраст студентов по всему штату. Выборка составляла 78% европеоидов, 8% афроамериканцев, 6% латиноамериканцев, 4% азиатов и 4% других лиц или неопознанных. Возрастной диапазон в отчете не указан.

    семьдесят восемь процентов студентов сообщили, что они пережили хотя бы один случай сексуального домогательства с момента поступления в среднюю школу, в том числе 92% женщин и 57% мужчин (Carlson, 1995; Potopowitz, 1995).Студентки сообщили, в среднем, большее количество инцидентов нежелательного поведения (поскольку они поступили в среднюю школу), чем ученики мужского пола (4,5 случая для девочек и 1,6 для мальчиков). Какие виды сексуальных домогательств в школе наиболее распространены?

    Согласно согласно опросу AAUW, это наиболее частые виды сексуальных домогательств. Был в школе в 811 классах:

Типы сексуальных домогательств Испытывали:

Девушки

Мальчики

сексуальных комментариев, шуток, жестов, или выглядит

76%

56%

Прикоснулись, схватили или ущипнули сексуальным путем

65%

42%

Намеренно задето сексуальным путем

57%

36%

прошивка или луна

49%

41%

распространились слухи о сексе их

42%

34%

натянули одежду в сексуальный образ

38%

28%

The Результаты опроса в Коннектикуте были аналогичными:

Типы сексуальных домогательств, которым подвергались:

Девушки

Мальчики

сексуальные комментарии о деталях вашего тела; в каком сексе вы бы хорошо разбирались; ваша одежда; или же твоя внешность

67%

26%

Нежелательное прикосновение, защемление или хватая

65%

325

Внушающие сексуальные жесты или внешность, такая как вой, свист или намек на облизывание губ

53%

13%

наклонился; загнан в угол или заблокирован от переезда; или преследовали слишком пристально в сексуальном плане

47%

10%

сообщили о нежелательном наступлении сексуальные шутки

40%

17%

стал жертвой сексуальных слухов распространять о (вас)

37%

18%

застегивали бюстгальтер

49%

NA

Где имеют место сексуальные домогательства?

Оф 81 процент студентов, участвовавших в опросе AAUW, сообщили, что сексуальные домогательства в школе и 52% учащихся в исследовании Коннектикута кто предоставил информацию о самом неприятном случае сексуального домогательства о том, что они испытали это, были зарегистрированы места преследования:

Места сексуальных домогательств Произошло:

опрос AAUW

Обследование Коннектикута

в холле

66%

62%

в классе

55%

44%

вне школы, в школе территория (кроме автостоянки)

43%

NA

в спортзале, на игровом поле или бассейн

39%

21%

в столовой

34%

31%

на школьной стоянке

23%

NA

других мест (включая парковку участок, школьная территория и т. д.)

NA

50%


Его Важно отметить, что две трети инцидентов, зарегистрированных в обоих исследованиях, произошло публично.

Кто беспокоит?

В Исследование AAUW сообщает, что 18% студентов, подвергшихся преследованиям, были подвергались преследованиям со стороны школьного сотрудника, а 70% подвергались нападкам со стороны другого ученика.Включены преследователи:

Кто такие преследователи:

Девушки

Мальчики

представитель противоположного пола в одиночку

81%

57%

группа членов противоположного секс

57%

35%

смешанная группа мужчин и женщин

11%

13%

один член того же секс

10%

25%

группа членов того же секс

3%

14%


Две трети (66%) всех мальчиков и более половины (52%) всех девочек признались, что сексуально домогался кого-то в школе.

Согласно исследованию Коннектикута, виновник самого печального инцидента сексуальных домогательств было на одного человека в 57% инцидентов, хотя 24% студентов указали, что группа вызвала наиболее неприятное поведение. Установлен преступник:

Знакомый

35%

друг

33%

парень / девушка

12%

незнакомец

9%

учитель, тренер или другой сотрудник

3.5%


Семьдесят пять процентов людей, ответственных за наиболее неприятное поведение, были мужчин и 25% женщин. В 16% сообщений обо всех сексуальных домогательствах опыт в школе, человек был того же пола, что и студент, сообщающий и в 91% преследователь не был того же пола, что и жертва. На каком уровне начинается сексуальное домогательство?

Враждебный Коридоры (AAUW, 1993) сообщает, что первый опыт сексуальной домогательства наиболее вероятны в период с 6 -го до 9 -го класс, из которых 7 -й класс является наиболее распространенным: 40% мальчиков и В эту группу попадают 54% девушек, подвергшихся преследованиям.34% девушек и 32% мальчиков впервые подверглись притеснениям до 7 -го класса. 42% африканцев Американские девушки и 40% латиноамериканских девушек подвергались сексуальным домогательствам, по сравнению с 31% белых девушек.

Что есть ли у жертв сексуальных домогательств в школе?

Если учащийся стал жертвой сексуальных домогательств со стороны родителей или других лиц следует обратиться к учителю или школьному администратору, чтобы подать жалобу.Если школа не принимает мер по исправлению ситуации, ученик должен сообщить о своей жалобе в школу округ. Если удовлетворительное действие по-прежнему не предпринято, студент может подать жалоба в Управление гражданских прав Министерства образования США и / или обратиться в федеральные суды.

Что ответственность должны ли школы положить конец сексуальным домогательствам и / или предотвратить их?

Согласно в U.S. Рекомендации Управления по гражданским правам Министерства образования, школы обязаны в соответствии с положениями Раздела IX принимать и публиковать жалобу процедуры, обеспечивающие быстрое и справедливое разрешение всех случаев дискриминации по признаку пола жалобы, в том числе жалобы на сексуальные домогательства. Студенты должны быть уведомлены о процедурах, которые должны быть написаны на соответствующем языке возрасту учеников школы. Без широко понятой обиды установленной процедуры, школа (или школьный округ) несет ответственность независимо от о том, имело ли место сексуальное домогательство.

А школа, в которой существует процедура рассмотрения жалоб, несет ответственность за любое поведение своих учеников, что создает сексуально враждебную среду, в которой (а) школа знает (или должен был знать) о преследовании, и (б) школа терпит неудачу принять немедленные и соответствующие меры для ее устранения.

Источники

Американский Ассоциация женщин с университетским образованием. (1993). Враждебные коридоры: AAUW опрос о сексуальных домогательствах в школах Америки. Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

Навсегда Комиссия (КТ) по положению женщин (1995 год). На нашем собственном дворе: Сексуальные преследование в государственных средних школах Коннектикута. Хартфорд, Коннектикут: Автор.

Штейн, N. (1999) Классы и залы суда: Столкновение с сексуальными домогательствами в K-12 школы. Новое Йорк, штат Нью-Йорк; Издательство Teachers College Press, Колумбийский университет.

U.С. Управление по гражданским правам Министерства образования (1997) Сексуальные домогательства: Это не академично. Вашингтон, округ Колумбия; Автор. (также доступно на http://www.ed.gov/offices/OCR/ocrshpam.html)

Сексуальное насилие и сексуальные домогательства

Каковы мои права?

Вы имеете право:

1. Чувствуйте себя в школе в безопасности после сексуального насилия или сексуальных домогательств. По закону ваша школа должна обеспечивать безопасную учебную среду, не «враждебную» вам, что включает создание среды, свободной от насилия, домогательств и запугивания.

  • Если вы сообщили о сексуальном насилии или домогательствах, и ваша школа не восприняла это всерьез , или не сделала ничего, чтобы вы чувствовали себя в большей безопасности, или ухудшила вашу ситуацию в школе, вы можете подумать о том, чтобы связаться с одним из наших ДОСТАТОЧНЫХ юридических адвокатов .

2. Расскажите о правилах вашей школы в отношении сексуальных посягательств и домогательств — в том числе о том, как сообщить — понятным вам образом. Политика должна указывать вам, к кому следует отчитываться, и предоставлять вам информацию о том, что может произойти и чего ожидать от школьного процесса после того, как вы сообщите об этом.

3. Поговорите с кем угодно о сексуальном насилии или сексуальных домогательствах , которые произошли с вами. У вас также есть право выступить против сексуального насилия или сексуальных домогательств в вашей школе или выступить против школьной политики или практики, которые наносят вред пережившим сексуальное насилие или домогательства.

4. Сообщите о сексуальном посягательстве или домогательстве должностному лицу школы , включая профессора, учителя, тренера или преподавателя. Но имейте в виду, что если вы расскажете учителю, профессору, тренеру или школьному чиновнику о сексуальном насилии или домогательствах, они обязаны , согласно другим законам, сообщить об этом вышестоящему лицу в вашей школе.Если вы все же решите сообщить, мы рекомендуем сообщить в письменной форме (по электронной почте или письмом) и сделать копии для себя. (Подробнее о том, как письменно сообщить о сексуальном насилии или домогательствах, см. В разделе Что я могу сделать? ниже.)

5. Сообщите об этом , не сообщая заранее обидчику или преследователю . Вы НЕ обязаны сообщать лицу, которое подвергло вас сексуальному насилию или домогательствам, что вы собираетесь сообщить об этом в свою школу или что вы собираетесь подать жалобу по Разделу IX.Вам даже не нужно сообщать им об этом после того, как вы заявите о них или подадите жалобу, но они узнают, если школа начнет расследование, так что будьте готовы. Школа имеет юридическое обязательство сообщить им о том, что против них была подана жалоба, и собрать их показания и / или ответы на любые вопросы, которые могут возникнуть у школы в ходе расследования.

6. Предупредите нападавшего, что вы собираетесь подать жалобу по Разделу IX. Можно «угрожать» сообщением, а затем решить не сообщать, если вы удовлетворены тем, что преследование нападавшего прекратилось, или если вы передумали сообщать об этом.Вы не обязаны отчитываться только потому, что сказали своим коллегам, что можете отчитаться. Но опять же помните, что многие школьные служащие являются «уполномоченными репортерами», поэтому они должны будут сообщить о том, что произошло.

7. Пусть ваша школа серьезно отнесется к вашей жалобе по Разделу IX и расследует ее. Как только ваша школа узнает о сексуальном посягательстве или сексуальном домогательстве, закон требует от них (1) принять быстрые меры, чтобы прекратить преследование или нападение, если они продолжаются, и (2) предоставить вам защиту, если это необходимо.Защита может включать в себя выдачу «запрета на контакт» — который похож на школьную версию неофициального временного запретительного судебного приказа — против человека, который подвергал вас сексуальному насилию или домогался.

  • Примечание: приказ школы о запрете контактов не является юридическим документом и не подлежит исполнению ни судом, ни полицией, которая не является полицией университетского городка. полиция школы и / или кампуса в соответствии с школьной политикой противозаконного поведения.
  • Будьте в курсе : Расследования обычно включают в себя опрос следователем лица, которое подвергло вас сексуальному насилию или домогательствам, и они будут знать, что вы тот, кто сообщил о них.Если вы думаете, что знание этого сделает человека опасным, обязательно сообщите об этом в школу, а также дайте понять, что вы ожидаете от школы немедленных действий, которые помогут вам почувствовать себя в безопасности. Расследование также будет включать в себя подробный опрос вас об инциденте (ах) и может включать беседы с потенциальными свидетелями. Обычно, но не всегда, школа запрашивает список потенциальных свидетелей как у учащегося, подавшего жалобу («истец»), так и у учащегося, обвиняемого в преследовании или нападении («ответчик»).Школа также может опросить людей, не включенных ни в один из списков свидетелей учащихся, с которыми, по мнению школы, будет важно поговорить.

8. Если ваша школа предпримет какие-либо из следующих действий после вашего сообщения, вы имеете право подать иск в суд против школы:

  • если они игнорируют вас
  • , если они не расследуют
  • , если они не предложат вам защиту, когда она вам нужна
  • , если они плохо с вами обращаются после того, как вы сообщили, например, заставляя вас думать, что это ваша вина, как будто вы лжете или что вы слишком остро реагируете.
  • , если школа создала опасную ситуацию для вас или других учеников, пригласив или удерживая серийного нападавшего в кампусе.

Если ваша школа сделала что-либо из этого с вами, мы сможем вам помочь.Узнайте больше о нашей программе Узнать больше о нашей программе ENOUGH, которая предоставляет бесплатные конфиденциальные юридические консультации.

9. Примите участие в расследовании по Разделу IX или станьте свидетелем для кого-то другого. Независимо от того, идет ли речь о расследовании того, что случилось с вами или с кем-то еще, вы имеете право участвовать без препятствий или возмездия — даже если в конечном итоге иски будут отклонены или расследование установит, что сексуальное насилие или домогательства не имели места.

10.Подать заявление в полицию или обратиться за другими гражданскими средствами правовой защиты . Вы имеете право при желании сообщить в правоохранительные органы о поведении, которое является преступлением (например, домогательствами или нападениями). Вы не обязаны делать это для подачи жалобы по Разделу IX. Вы можете использовать гражданскую (неуголовную) судебную систему для получения запретительного судебного приказа или подать в суд на нападавшего с требованием уплаты денег. Ваша школа не может пытаться помешать вам отстаивать любое из этих законных прав или заставить вас сделать это.

11.Совершенно ничего не делать. Это совершенно приемлемый выбор — ничего не предпринимать в отношении нападения или преследования, которому вы подверглись. Вы на 100% решаете, рассказывать о своем опыте или нет. Если вы решите, что готовы к разговору, мы готовы выслушать. Свяжитесь с ДОСТАТОЧНЫМ адвокатом сегодня.

БОЛЬШЕ НЕТ Сексуальных домогательств в K-12 школах

Движение #MeToo сосредоточено на сексуальных домогательствах на рабочем месте, но сексуальные домогательства начинаются гораздо раньше.Учащиеся средних и старших классов говорят, что сексуальные домогательства со стороны одноклассников, учителей и сотрудников — обычное явление в школе, что к ним не относятся серьезно и что виновные редко привлекаются к ответственности. В серии видеороликов NO MORE K-12 учащиеся местных старших классов рассказывают о широко распространенных сексуальных домогательствах в школе.

Фактов о сексуальных домогательствах в школе:

  • В то время как любой студент может подвергнуться сексуальным домогательствам, девочки становятся жертвами чаще, чем мальчики i , причем цветные девочки чаще подвергаются поцелуям или прикосновениям без их согласия. ii И большинство учеников ЛГБТК подвергались той или иной форме преследований в школе. iii
  • Более 20% спортсменов-мужчин среднего школьного возраста признаются, что подвергались сексуальным домогательствам в течение последних трех месяцев. iv
  • Более половины девочек 7–12 классов подвергались сексуальным домогательствам в той или иной форме. v
  • Сексуальные домогательства сказываются на образовании девочек. Девочки, которые подвергаются преследованиям, могут иметь проблемы со сном, не хотят ходить в школу или менять свой маршрут, чтобы добраться до школы.Они менее продуктивны в школе и могут чаще отсутствовать. vi
  • Школы имеют юридическое обязательство защищать учащихся от сексуальных домогательств, вмешиваться, когда это происходит, и принимать меры для предотвращения сексуальных домогательств. Раздел IX Поправок об образовании 1972 года («Раздел IX») — это федеральный закон о гражданских правах, который запрещает дискриминацию по признаку пола в образовательных программах и мероприятиях. Раздел IX требует от школ принимать меры по предотвращению сексуальных домогательств, включая сексуальное насилие, и реагированию на них. vii

Ресурсов:

Поддерживающие организации:

Студенческие активисты по всему региону выступают против сексуальных домогательств в школах. Их поддержала коалиция людей и организаций, призывающих к изменениям в школьной политике и практике, а также к тому, чтобы взрослые в школе и дома серьезно относились к сексуальным домогательствам. Эта коалиция представляет собой Альянс за равенство чернокожих девочек (BGEA), сеть организаций, созданную Gwen’s Girls и включающую в себя Pittsburgh Action Against Rape, Проект закона о женщинах, Planned Parenthood of Western PA, FISA Foundation, Women and Girls Foundation, Office of Child Development. , и исследователи из региональных университетов, а также отдельные адвокаты.

ПОДРОБНЕЕ:

Black Girls Equity Alliance хочет, чтобы государственные школы Питтсбурга улучшили меры по предотвращению сексуальных домогательств и реагированию на них
The Incline, 18 мая 2018 г.

Группа: Сексуальные домогательства в государственных школах Питтсбурга
WTAE, 21 мая 2018 г.


i Пересекая черту: сексуальные домогательства в школе, AAUW, 2011.

ii «Прекращение отчисления из школы для девочек, пострадавших от домогательств и сексуального насилия», Национальный центр права женщин, 2017 г.

iii Национальное исследование климата в школах, 2015 г., GLSEN, 2016

iv неопубликованные данные исследования «Коучинг мальчиков в мужчин: средняя школа», предоставленные 26 апреля 2018 г.Abebe et al. Кластерное рандомизированное исследование программы предотвращения гендерного насилия в средней школе: дизайн, обоснование и характеристики выборки.

Добавить комментарий