Истории о родах с плохим концом – Рассказы про роды с плохим концом

Содержание

Мои роды с печальным исходом.. Впечатлительным беременяшкам не читать!! — рассказы печальных исходов родов — запись пользователя Лена (LeNka-kd) в сообществе Рассказы о родах в категории Калининград

Почти всю беременность сидела тут, читала рассказы девочек про роды и мечтала , что совсем скоро напишу свою счастливую историю... И вот этот день настал, только рассказ совсем не счастливый.

Всю беременность я проходила на ура, ни токсикоза, ни угроз, только под конец с гемоглобином были проблемы. Это была долгожданная и желательная беременность. ПДР ставили на 8апреля и 5 апреля я легла в роддом заранее, в ЖК мне ставили узкий таз и сказали пусть врачи в роддоме решают как рожать. Меня посмотрели на кресле, сказали шейка готова, сегодня заражаешь.. И больше не слова. Ничего не происходило и только утром отошла пробка, врач снова посмотрела, проткнула пузыь и со словами у тебя раскрытее 5см, иди на клизму ушла. И тут у меня так хватать начало, что просто ппц, но терпимо.. Привели меня в дородовую, уложили, лежу корчусь. Акушерка по отношению, что я ей чего то должна или она делает одолжение, а врачу лет 25 от силы. В общем как потом выяснилось, это была самая слабая дежурная бригада. Когда было полное раскрытие, малышка ни как не опускалась в таз, я начала орать уже. На все мои попытки сказать что у меня узкий таз, и что малышка наверное не пройдет, нужно кесарево я получала ответы "узкий у тебя таз или нет, мы сейчас посмотрим и вообще замолчи у нас уже голова от твоих воплей болит" После часа их смотрения на мой таз, у ребенка образовалась родовая опухоль. Девочки, я наверное никогда не забуду, как малышка отталкивалась внутри меня и пыталась вырваться наружу...Акушерка решила подождать еще минут 20, вдруг мол всетаки опустится.. А дальше я уже плохо все помню.. Прибежало куча врачей, меня переложили на каталку, увезли в опреционную и все.

Очнулась в реанимации, спросила что с ребенком, сказали в реанимации в тяжелом состоянии. Но на сколько в тяжелом, я узнала только выйдя с реанимации. Малышка моя была в коме, на аппаратах, с огромной опухолью на голове, с синяками на щечках. Она оказывается застряла в тазу и ее доставали оттуда. Сначала давали надежду, сказали дня 3-4 надо подождать, потом перестали что либо говорить вообще, кроме состояние крайне тяжелое, а вчера делали ренген и оказалась что у нее перелом теменной части черепа, опухоль нарастает и малышка угасает. А сегодня сказали, что состояние крайне не стабильное и скорей всего видели сегодня ее в последний раз.

Я не знаю как смирится со всем этим и тем то что мне придется хоронить свою только рожденную дочку.

Девочки, не дай бог кому то такое пережить.. И только сейчас я понимаю, что нет ничего страшней, чем смерть собственного ребенка.

www.babyblog.ru

Рассказ о родах. Много и страшно. рассказы о родах грустные и страшные

За всю беременность меня ни разу не посетила мысль, что мне страшно рожать. Я ждала родов с нетерпением, с радостью, но никак не со страхом. Мне казалось, что я буду самой счастливой, когда процесс пойдет, что, когда рожу и малыша положат мне на живот, я буду плакать от счастья. Получилось все совсем не так, как я ожидала.

Я на самом деле не знаю, зачем я это пишу. Может, выговориться, может, предостеречь кого-то, может, просто поделиться. Это нелегкая история, и она еще не кончилась, последствия будут преследовать меня и моего сына еще долгое время, но самое страшное мы уже пережили.

… На 38 неделе я узнала, что роддом, в котором я собралась рожать, закрывают на мойку ровно в мой ПДР. Судорожные поиски другого роддома по всему Краснодару затянулись – я объехала их все, и везде не было варианта рожать – один был переполнен и сказали, что в лучшем случае примут со схватками в 5-7 минут и раскрытием минимум 2 см, в другом сказали, что без патологий плода не примут даже со схватками – вызовут скорую и отправят в другой РД, в третьем рожать было страшно уже мне – об этом РД ходили страшные слухи, что здоровых детей оттуда не выписывают вообще, а врач, с которой я хотела рожать, предупредила, что на мой ПДР и ближайшие от него 2-3 недели там будет обсервация – т.е. рожать будут все – и без сертификатов, и бомжихи, и больные, и даже туберкулезницы. Я тыкнулась даже в сельский роддом в Адыгее, но врач, посмотрев на мои красивые отекшие ноги-ласты, испугалась осложнений в родах и отказалась меня брать к себе рожать. В итоге у меня остался один-единственный роддом, к которому привязанна моя ЖК – роддом в Горячем ключе. Я еще до беременности категорически не хотела там рожать в случае чего – я не встретила еще ни одной роженицы, которая вышла бы оттуда хотя бы с нормальными воспоминаниями, а не с матами на языке. Все, абсолютно все говорили, что лучше родить в парке на лавочке, в стогу сена, дома в конце концов, но не там. Но вариантов у меня не было – пошла 41я неделя, живот был уже угрожающих размеров, никаких предвестников не было вообще, и мне потихоньку начинало надоедать мое вечно беременное состояние. В итоге я со слезами сдалась в роддом Горячего ключа.

Поначалу я даже обрадовалась – во-первых, рядом медики, уже вселяло какую-то надежду на скорые роды и их нормальный исход, во-вторых, бытовые условия были не столь ужасны, как я себе представляла – неплохие палаты на двух человек, нормально кормят. Я расслабилась. А зря.

После первого осмотра в роддоме на кресле у меня отошла пробка, и следующие 2 дня еще выходили остатки по чуть-чуть. Я еще больше обрадовалась – ну все, скоро рожу! Ходила спокойная, радостная, знакомилась с девочками в роддоме, с медсестрами и акушерками. Первый шок у меня был, когда мне сказали, что по УЗИ деточка моя тянет на 4-4,400 кг. Сказать, что я была в шоке – не сказать ничего. За всю беременность мне ни разу не говорили, что у меня крупный плод – наоборот, в 36 недель сын был даже мелковат для своего возраста. я даже радовалась, что рожу маленького своего легко и непринужденно.

14 октября я проснулась в 6 утра, пардон, по естественной нужде. И увидела на туалетной бумаге ярко-алое пятно. Естественно, я сразу подняла весь роддом на уши, нашла акушерку и мы пошли на кресло. Как только я на него залезла, у меня что-то слегка подтекло. Мне сказали, что красное – это не кровотечение, а пробка, и отправили ждать схваток, а то может и поспать. Схватки не заставили себя ждать – пошли сразу и частые, интервалом в 2-3 минуты длинной в полминуты-минуту. Было довольно терпимо и я даже подремала до 10 утра. В 10 пришла заведующая роддома на обход, посмотрела меня на кресле еще раз – у меня снова подтекли воды, раскрытие было 2 см, сказали – все, рожаем, и прокололи пузырь. После чего была клизма – ооооо, клизма это нечто, меня чистило еще часа 2-3 после нее, благо напротив предродовой был туалет. После клизмы (побриться я, слава богу, успела сама) меня определили в предродовую – по сути, ту же палату, только теперь я там лежала одна и с датчиком КТГ на пузе.

Схватки были похожи на сильные-сильные спазмы в пояснице, как при месячных, только сильнее во много раз. Но было вполне терпимо. Я, наивная, ждала раскрытия сантиметров в 5, чтобы попросить эпидуралку и расслабиться, и тут меня ожидала первая подстава – в роддоме не делали эпидуральную анестезию ВООБЩЕ. Максимум – общий наркоз при кесареве. Все. Я была в шоке, как так? Пришлось все роды терпеть без анестезии. Раскрытие шло очень медленно, через пару часов с 2х см раскрылось только на 3, и было решено поставить мне капельницу с окситоцином. Вот тут-то началась жара. Я не выла, не плакала, не кричала, все, что я читала про правильное дыхание – все оказалось ненужной фигней, не помогало НИЧЕГО. Акушерка и врач были с меня в шоке, даже просили потом – ну ты хоть покричи для приличия, а то нам не поверят, что ты рожаешь)) Я сказала, что могу только материться и лучше вам этого не слышать))

Под окситоцином дело пошло веселее, раскрытие пошло так, как нужно, но больно было просто ужас как – и вставать с кровати мне запретили. В итоге почти все время я провела лежа под капельницей на правом боку. Периодически заходил врач, проверял раскрытие, хвалил, что хорошо себя веду. Ближе к вечеру, часов в 5-6, я уже взмолилась о кесареве, на что получила ответ, что с такой жопой, как у меня, грех не родить самой, и вообще, не сцать, прорвемся. Я уже сходила с ума – мне запретили ходить с капельницей, пить, есть, не дали эпидурал, и вообще, все как-то слишком затянулось. Врач, когда смотрел раскрытие, сказал, что голова сына идет немного неправильно, и все остальное время вручную ее поворачивал – ощунения просто непередаваемые. К окончательному раскрытию малыш наконец повернулся как надо. А еще меня начало тужить на раскрытии в 6-7 сантиметров, и продолжало тужить три часа, вплоть до родов.Второй косяк врачей – мне никто, ни одна сволочь не сказала, что тужиться пока нельзя. И я тужилась все эти три часа, не сильно, но так, чтобы облегчить эту разрывающую боль – было ощунеие, что внутри меня надули шар и он сейчас лопнет и меня разорвет на части. Естественно, это в итоге тоже повлияло на процесс родов – к моменту моего перевода в родзал я была уже вымотана.

В 7 часов врач посмотрел раскрытие, констатировал полные 10 см и скомандовал – в родзал! Я уже не верила, что я рожу когда-нибудь. Я каком-то полудреме я шла эти 5 метров до родзала, меня шатало, как пьяную, помню, как в родзале с меня сняли мою ночнушку и выдали одноразовую роддомовскую, помню, как забирлась на кресло – и сразу на нем стало так легко, мне было так удобно на нем. Стали пробовать тужиться – вроде пошел процесс, но мне опять же никто не объяснил, какие мышцы напрягать, куда тужиться, в итоге большую часть потуг у меня ушло в лицо, в глаза – потом я щеголяла с красивыми полопавшимися сосудами в глазах, на щеках, на лбу. Голова на потуге вроде начинала выходить, но как только потуга кончалась, уходила обратно. Плюс за потугу нужно было потужиться три раза без перерыва – у меня получалось только 2, третья потуга была фактически не потуга. Через 15 минут такого дела врач поддавил мне на живот, хотя сам сказал, что не имеет права этого делать – и процесс вроде пошел лучше, голова встала куда надо, но все равно не выходила полностью. Прошло уже полчаса, а я все рожала и рожала, тужилась и тужилась. И тут у меня кончились потуги. Их просто не стало. Я лежу полминуты, минуту, жду, когда тужиться – а их нет… датчик КТГ показывает хорошее сердцебиение малыша, процесс вроде идет, а потуг нет. И сил тоже нет. Решают делать эпизио – и это очередной косяк врача, эпизио мне почему-то сделали в бок, небольшой рарез с сантиметр-полтора, а не вдоль промежности, сделали бы, как надо – малыш вылез бы без проблем. Кое-как без потуг я умудряюсь вытужить голову, врач выдавливает мне малого, и тут все окончательно пропадает – и силы, и потуги, я в каком-то бредовом состоянии, тужусь без перерывов, мне кричат, что я не тужусь, или тужусь не туда, что надо поднажать, что ребенок задохнется, что плечи застряли, я тужусь-тужусь-тужусь, мне растягивают руками промежность… и эти чертовы семь минут малыш был зажат в шейке, именно в тот момент он удушился. Я не знаю, каким чудом, каким образом, но я все-таки вытужила плечи и за секунду он вылез полностью, сразу было огромное облегчение. Пока я приходила в себя, я почти ничего не соображала, лишь в следующую минуту я поняла, что что-то не так. Сын не кричал. Вообще. Ни звука. Я повернула голову и увидела, что его реанимируют, видела какие-то трубки, грушу с воздухом, адреналин в шприце, врач заводил сердце, вокруг все бегали и суетились, а я… а я даже не плакала. Слез не было. Был какой-то безграничный ужас. И вой. Я выла так, что мне сказали, что сейчас засунут кляп в рот. Минут через 5 его просто унесли. Я лежала на родовой кровати и не знала, что сн им, жив он вообще, или нет. Я толком его и не видела – видела какое-то серое тельце с закрытыми глазами, без признаков жизни, без шевелений, без ничего. Через минут 10 медсестра принесла мне телефон, сказала позвонить мужу и сказать, что малыш жив, весит 4,150 кг и 53 сантиметра. Родила я в 20.00. В родзале я провела час.

Потом меня зашивали в месте разреза под ледокаином – он не подействовал вообще и шили меня наживую. Было неприятно, но эта боль ничтожна по сравнению с родами и тем, что творилось в душе и голове. Я не порвалась ни разу, ни единого разрыва или трещинки.

Мне запретили вставать с кровати еще час, этот час я лежала с телефоном в обнимку и плакала, звонила мужу, плакали вместе. Он старался меня утешать, поддерживать, но сам чуть с ума не сошел. Только недавно рассказал, что выл и бился в истерике после моего звонка, хотел приехать и разнести к чертовой матери роддом и врачей, которые до последнего тянули на естественные роды и не сделали кесарево, хотя видели, что процесс идет плохо.

Потом меня перевезли в палату, тело меня не слушалось совершенно. Кое-как меня положили на живот, сказали полежать так еще час. Добрая акушерка сделала мне чаю и принесла печеньки, сказала, что малыш лежит в палате интенсивной терапии, состояние очень тяжелое, но стабильное, что родился он в асфиксии и сейчас на аппарате ИВЛ. Так же она разрешила мне через час встать, сходить в душ, привести себя в порядом и прийти к сыну, если буду в состоянии. Я уже знала, что даже если ноги меня не будут слушаться, я на руках пойду, на голове, зубами взгрызусь, но пойду.

Зрелище, конечно, было ужасное. Денис был весь на трубках, капельницах, катетерах, отекший ужасно. Ужаса от увиденного не передать словами. Это очень страшно, поверьте. Это невыносимо больно – видеть своего ребенка в таком состоянии. Вот так он выглядел на второй день:

Врачи особо ничего не говорили, прогнозов – никаких. Да, состояние тяжелое. Запасайтесь терпением, говорли они. У малыша были сильные судороги, сам он не дышал – только на ИВЛ, на второй-третий день нашли пневмонию – написали потом, что внутриутробная, вранье. Прикрывали свои задницы, не было у него никакой внутриутробной пневмонии и быть не могло. Вообще, врачи вели себя как последние бляди, это я только сейчас начала понимать. В том состоянии, в котором я была, мне было можно внушить что угодно – и они этим воспользовались. Меня начали прессовать, чтобы я не поднимала шум, не обращалась в минздрав, суды и прочее – говорили, что это я виновата, что я плохо рожала, плохо тужилась, что это моя вина, а врач сделал все, что мог, врач молодец, а ты плохая… какой комплекс они во мне взрастили! Как я себя винила! Я реально хотела повеситься или выброситься с окна. Держало только то, что я нужна сыну, что муж останется или один с ребенком, или же вообще один, если сын не выживет.

В физическом плане я от родов отошла очень быстро, уже на второй день я бегала по этажам. У меня ничего не болело, не считая мышц, офигевших от такого напряжения (на родильном кресле я вырвала с мясом ручку-поручень, за которую нужно было держаться во время потуг) и кровавых ранок на ладонях на пальцах – все от тех же поручней. В моральном же… я правда не знаю, откуда я брала силы пережить все это. Я старалась не плакать, но конечно, у меня ничего не выходило – единственное, я могла себя держать рядом с сыном. нельзя было выпускать это при нем, он все чувствовал. Я приходила к нему каждый день по несколько раз, меня уже выгоняли оттуда, а я приходила и приходила, стояла рядом с ним, любовалась. Потихоньку отек начал спадать, сыночек становился похож на нормального ребенка:

Потом он открыл глазки:

На пятый день Дениса перевели из Горячего ключа в Детскую краевую больницу, в перинатальный центр, отделение реанимации новорожденных. Там нам разрешили приезжать в любое время, но раз в день, и на 5-10 минут. Зато мне и мужу дали наконец его хотя бы потрогать!!! Господи, какое это было неописуемое счастье… мы каждый день ездили к нему, гладили, разговаривали с ним, радовались успехам и печалились ухудшениям. Денис то начинал дышать сам – пусть с дикими хрипами в легких, но сам! то отказывался сам дышать и не открывал глаза несколько дней… Судороги то уходили, то возвращались такими ужасными припадками, что я не сдерживаясь плакала прямо в реанимации. Сыну сделали УЗИ и томограмму, слава Богу, в мозгу сильных изменений нет, немного расширены желудочки мозга, но они в пределах нормы. В реанимации нам не дали его сфотографировать ни разу.

Через неделю состояние малыша более-менее стабилизировалось и было принято решение транспортировать его обратно в Горячий ключ, все в ту же палату интенсивной терапии. Я билась до последнего, чтобы его оставили в Краснодаре, мы вышли на главврача и нашли знакомую знакомых, которая работала в департаменте здравоохранения Краснодарского края, чтобы она как-то повлияла, предлагали деньги, просили – но ничего у нас не вышло. Дениса перевели обратно. Я была в отчаянии – вспоминая хамство, черствость, блядское отношение врачей ко мне и моему ребенку, хотелось выть. Никогда не забуду, как меня не хотели выписывать из роддома, а в это время Денис уже лежал в Краснодаре, и мне сказали, что к нему можно будет приехать – заведующая знала, что мне нужно выписаться, мы с ней договорились, что и когда, но она тянула до последнего, специально, издеваясь, убегая о тменя, с ехидцей спрашивала – а что, ты ТААААК хочешь к нему поехать? да тебя ж туда пустят на минуту и все!.. никогда не забуду, как врач детский спросила – а почему ты плачешь?.. с таким недоумением на лице, как будто у меня не ребенок в реанимации лежит, а хомячок убежал. Никогда не забуду, как меня все убеждали – и убедили-таки на какое-то время!-, что это я во всем виновата, что это из-за меня мой ребенок будет таким… были и такие, кто сразу начал рассказывать мне, что мой ребенок будет инвалидом с ДЦП и эпилепсией, поэтому откажись от него и роди себе другого, здорового… сколько всякого гавна я пропустила через себя от врачей – я даже вспомнить все не могу, каждый божий день меня доводили, унижали, уничтожали словом, и только редкие люди из медперсонала сочувствовали и помогали мне.

… Дениса вернули в Горячий ключ. К тому моменту я уже выписалась из роддома – в одиночестве. Я никогда не забуду, как страшно, как грустно выходить из роддома без ребенка. Никому не пожелаю. Только я и муж с цветами. Мне казалось, что я даже цветов этих не заслужила… хотелось тупо закрыться ото всех и от всего, лечь и заснуть. Но надо было что-то делать, бежать, искать, лечить сына, поддерживать его, узнавать, консультироваться, нужно было что-то делать, чтобы с ума не сойти. Сложно было… сложно было лежать одной в детском отделении и бегать к нему каждые три часа – сцеживать молоко, которого на таких нервах и так было немного, а потом с каждым днем становилось все меньше и меньше – в итоге я откормила его молоком месяц, потом оно кончилось окончательно; сложно было смотреть на все эти трубочки-катетеры-капельницы, на зонд для еды, сложно было гладить его втихоря от врачей – мне только через несколько дней уговоров разрешили его трогать и гладить…

Через какое-то время Дениса вытащили из кювеза и перевели в бокс – типа мини-палаты с пеленальным столиком и мини-кроватью для малыша и стулом для мамы. Теперь я могла его его трогать, обнимать, целовать, носить на руках, пеленать, менять подгузник – в общем, делать все!!! Я по прежнему ходила к нему, но теперь уже не по расписанию, а когда захочу и насколько захочу… и я училась быть мамой, училась обращаться с малышом, ухаживать за ним.

Безумно хотелось домой. Пару раз я отпрашивалась домой на ночь, искупаться по человечески да вещи постирать, ну и с мужем хоть увидеться нормально, а не урывками по полчаса. Муж бедный, разрывался между больницей, работой и домом – он мне и готовил, и стирал, и лекарства покупал, в общем. помогал как мог. Если бы не он, я бы вообще с ума сошла…

Как-то нас отправили в поликлинику к неврологу, вначале хотели отправить на скорой, потом подумали и решили, что на обычной нашей машине будет это сделать легче, да и папа наконец ребенка хоть немного увидит – ибо в отделение в Горячем ключе его не пускали. Сколько радости было у нашего папы!..

Потом было детское отделение, где сыночек был все время со мной, в одной палате. Сейчас мы наконец-то дома, я пишу все это третий день, пока он спит. Я очень много не стала рассказывать сознательно – кое-что даже вспоминать нету сил. Сейчас Денис имеет проблемы с неврологией, сильный тонус ножек, и мы еще будем лечиться и обследоваться, но я знаю, что у нас все будет хорошо. Потому что не может не быть. Потому что он со мной. Потому что не зря мы все это прошли и преодолели. Потому что я его люблю до безумия.

www.baby.ru

Трагическая история родов с Мариной Дадашевой | Блогер linki-tinki на сайте SPLETNIK.RU 3 марта 2019

В последнее время на Сплетнике часто рассказывают про шарлатанов из Инстаграма. Я бы хотела продолжить это хорошее дело.

Эту жуткую историю я прочитала в группе ВК «Правда о родах». История с печальным концом. О человеческой глупости, доверчивости, жадности и шарлатанстве. Впечатлительным лучше не читать, женщина описывает свои роды с доулой, самопровозглашенной акушеркой…. Много текста, который разбавлен фото из сети. На них Марина выглядит вполне дружелюбно и вызывает доверие, но за фасадом скрывается зло.

Считаю своим долгом поделиться нашей трагической историей домашних родов в Таиланде с духовной акушеркой Мариной Дадашевой-Драун. Пишу эту историю только для того, чтобы, огородить других будущих родителей от возможной беды.

В данной статье  я не делаю прямых обвинений Марины Дадашевой в смерти ребенка, я постараюсь описать как все было с начала подготовки и самих родов. А выводы вы уже сделаете самостоятельно.

Наш ребёнок был очень желанным и долгожданным.  Нам с мужем около 35. Всю сознательную жизнь мы оба ведем здоровый и очень активный образ жизни, много путешествуем и проводим время вдали от шумных городов. Во время беременности я была активна (много ходила пешком, гуляла на свежем воздухе, занималась йогой, танцевала). В женской консультации наблюдалась, но без фанатизма: сдавала общие анализы, один раз делала узи в первом триместре. Все было хорошо.

Всю беременность чувствовала себя отлично: никакого токсикоза, частых смен настроений, особых пристрастий в еде, быстрой утомляемости не было. Наоборот я чувствовала, что ребенок дает еще больше энергии, чем до беременности. Все было просто чудесно!

Еще задолго до беременности у меня был настрой на естественные и домашние роды. Другие я просто представить себе не могла, поскольку боюсь больниц и врачей и никак не представляла себя рожающей в стенах роддома.  Мой муж меня поддержал.

Когда пришло время выбирать как,  где и с кем рожать,  мой выбор пал на Марину Дадашеву-Драун – лучшую ученицу Игоря Чарковского (автора системы водного родительства), практикующую духовное акушерство очень много лет, имеющую 11 детей, которых она сама родила дома. 

Марина живет со своим мужем Колином уже много лет на севере Таиланда (Чианг Май), преподает йогу и цигун в центре даосских практик Мантек Чиа «Тао гарден», а также принимает роды у пар, которые приехали к ней  готовиться к родам и рожать.

Я читала много позитивных историй о домашних родах с ней, изучила ее сайт, почитала ее посты на странице в  Фейсбук.  В общем мнение сформировалось о ней очень положительное!

С Мариной Дадашевой-Драун мы предварительно познакомились в Москве. В июле она со своим мужем приезжали с трехдневным семинаром по семейной тантре, на который мы конечно же пошли.

Практически все, что говорила акушерка — очень отзывалось у меня. Я разделяла ее взгляды и поняла, что это именно тот человек, который нам нужен. И семинар был отличный.

После встречи мы обсудили с ней наш приезд, узнали все финансовые стороны.

Стоимость родов с Мариной Дадашевой-Драун:

500$ — подготовка к родам (включает несколько теоретических занятий + обучение упражнениям в бассейне и тренажерном зале, утренние и вечерние практики цигун и китайская йога, совместные поездки на велосипедах по храмам и красивым местам)

2 000$ — принятие родов (сюда входит только ее присутствие и участие – аптечку на роды привозите вы)

500$ — неделя занятий с малышом (динамическая гимнастика и плавание). Правда до этого пункта мы к сожалению не дошли….

Итого 3 000$.

Дополнительно нужно планировать затраты на проживание в родильном домике (400$ в месяц), перелеты, питание, оформление документов на ребенка, купоны на ежедневное посещение Тао-Гардена (250 бат), где проходят все занятия и т.д. Также необходимо самостоятельно приобрести полную аптечку и необходимый инвентарь для родов (Марина при себе ничего не имеет. Список есть у нее на сайте).

Сумма нам показалось немаленькой, но нас не испугала, ведь мы желали для нашего малыша самого лучшего.

Мы договорились с Мариной, что приедем в Таиланд за 1,5-2 месяца до планируемой даты родов.  Она попросила не делать никаких УЗИ, не пить витамины и внести предоплату за подготовку в размере 500$.  Что мы и сделали.

По приезду в Чианг Май, мы заселились в снятый нами «родильный» домик, который находится на территории их дома, то есть под ее боком.

Наша акушерка дала нам один день на отдых после 11 часов перелетов, акклиматизацию и адаптацию к разнице во времени, а после сразу “поставила в строй”.

“Будьте готовы к тому, что никаких поблажек вам здесь не будет”! говорила она, “Беременные – самые здоровые женщины на свете!”

Поэтому про “замедлиться”, слушать свое тело и малыша – в философию подготовки Марины Дадашевой к родам подобное не входит.  Режим есть режим!

Расписание каждого дня примерно такое:

С 7 утра – цигун, тай чи, тренажерный зал (стоим на голове, качаем ноги и пресс), завтрак, катание на велосипеде по 4-5 км (даже если вам тяжело, катание на велосипеде обязательная программа – иначе Марина не будет принимать у вас роды), обязательно 4 часа в день бассейн (плавание, различные упражнения, ребефинг, сауна), вечерняя китайская йога “дао-инь”, чтение книг и иногда “теоретические” занятия  с Мариной. В процесс включены оба. Мужу поблажек тоже не дается.

И всё в целом-то мне нравилось в такой подготовке. Мы физически здоровые люди, я чувствовала себя превосходно. Но смущал обязательный подход.

Несмотря на хорошую физическую подготовку, сразу влиться в этот график мне было сложно.  Меня одолела бессонница, характерная для поздних сроков, и ранние подъемы стали мне непосильны.

Но Марина говорила, что нужно привыкать к бессонным ночам и успевать все. Поэтому отговорки не принимались. Я не разделяла такой подход к своему телу и беременности, и на этой почве у нас с ней начались первые конфликты и недопонимания. Хотя это соврешенно не входило в мои планы при подготовке к самому важному дню в моей жизни.

Через несколько дней у нас появились новые недопонимания…

Немного перечислю к чему еще нужно быть готовым обоим партнерам, приезжая  на подготовку и роды к Марине Дадашевой-Драун:

Домашние роды в Таиланде запрещены и Марина работает в Таиланде нелегально (без рабочей визы). А следовательно с любыми структурами типа полиции, госпитали ей сталкиваться очень страшно. То есть соглашаясь на домашние роды в Таиланде – вы так же нарушаете закон.

Водные роды и только. Если вдруг вам захочется родить на суше – Марина такие роды не принимает, извольте. По ее словам, то, о чем писал Мишель Оден в своей книге «Возрожденные роды» — давно устаревшая информация (о том, что тело знает лучше как рожать).

Отсутствие подстраховочного плана Б – даже не обсуждается Мариной Дадашевой. У нее «все рожают самостоятельно и ничего не может выйти из под контроля. Никаких госпиталей».  И здесь у нас будут наши самые большие сожаления…

Сомнительные диагнозы не раз ставила духовная акушерка мне и второй беременной, которая приехала к ней рожать. Дело в том, что вторая девушка передумала рожать с ней и обратилась в госпиталь, — где эти диагнозы и прогнозы врачами были опровергнуты. А ведь Марина не раз ее запугивала..

Предварительно нужно быть уже информационно  подкованными и готовыми к домашним родам. Я жалею, что мы не прошли качественную подготовку в Москве перед приездом. Поскольку теоретические занятия с Мариной в основном сводились к чьим-то негативным историям и пугалкам. Действительно полезной информации был самый минимум, который можно уложить в 30 мин.

Марина может отлучиться в другую страну на другие роды, пока вы приехали к ней готовиться.  Аргументируя это тем, что нельзя быть эгоистичным и дать другим людям тоже родить. На вопрос если роды случатся ранее срока – она сказала: «Родите сами, и если что поможет Колин» (муж). Вы ведь обученные».  Во время нашего присутствия в Чианг Мае Марины не было почти 2 недели (роды на Самуи затянулись позже срока). Я была на 36 неделе беременности.

Возможный недосып из-за активной программы с ранними подъемами и бессонниц, характерных для поздних сроков.

Подстраиваться под стихийный график. Поскольку чёткого расписания «теоретических» занятий нет в силу большой занятости Марины, необходимо быть готовым в любой момент отправиться на занятие, либо поехать на совместный обед или ужин (это также считается занятием).

Практически отсутствие личного времени и возможности строить распорядок дня самостоятельно.

«Помогать духовному акушерству» (ниже пишу как именно):

Быть готовым постоянно делать Марине Дадашевой-Драун какие-то подарки, заботиться о них как о своей семье. Водить в рестораны. Быть очень щедрыми (в отличие от нас). Покупать перед родами Марине новое платье, а после – украшение в знак благодарности. Иначе вам будут регулярно намекать, приводить в пример более щедрых клиентов, которые билеты покупают Марине исключительно в бизнес-класс и делают очень многое.

Быть готовыми афишировать свою беременность и роды. Поскольку духовной акушерке необходимо рекламировать свои услуги в Фейсбуке,  она будет использовать ваши фото на своей странице. И неважно если вы вдруг предпочитаете «молчать» о своем счастье. Например как я.

Ежедневное «духовное» воспитание. Марина Дадашева как духовная акушерка считает своим долгом воспитывать пару. И делает это весьма деструктивным способом, вмешиваясь в отношения и настраивая и убеждая в том, что партнер должен вести себя тем или иным образом. Например, моего мужа она учила как правильно распоряжаться деньгами, что нужно мыть посуду, учиться варить борщ и многое другое. Постоянно говорила мне о его недостатках, раскачивая тем самым нашу семейную лодку.  Изначально, я, как натура впечатлительная, даже стала обижаться на мужа, что он, и правда, «не такой как надо», переживала  и не спала ночами.

Отсутствие уважения к другим и чувства такта.  Например, моего мужа она в лицо не раз называла скупым и жадным. Человека, который, зарабатывает деньги и оплачивает ее услуги. Позиция Марины: они многодетные пенсионеры, которым надо помогать, а у нас куры денег не клюют.  

Завышенное Эго Марины Дадашевой. Многократное упоминание о своей известности, востребованности и звёздности. Возвышение над другими людьми в общении чувствовалось не раз. Пренебрежительное общение с некоторыми людьми, в том числе с клиентами.

Мы не ко всем перечисленным пунктам были готовы, поэтому  наши отношения складывались местами очень натянуто. Я старалась не принимать все близко к сердцу, сглаживать углы, но получалось это не часто.

Очень много натянутости было в основном по причине денежных вопросов – он оказался для нашей духовной акушерки болезненным.

В один день у нас случился скандал с Мариной, когда ее сын попал в небольшое ДТП на байке и Марина готовилась платить большую взятку полиции, “иначе их депортируют из страны”. Тогда она пришла к нам и стала просить оплатить оставшуюся сумму за роды задолго до самих родов. Мы такое развитие ситуации не планировали, но в целом были не против помочь. Единственный вопрос, который у нас тогда был, зачтены ли все наши предыдущие платежи, поскольку у Марины всё было очень хаотично. Выяснилось, что часть денег, которые мы до этого платили была воспринята как подарок, хотя этот платёж был по её просьбе, что нас, мягко говоря, удивило. В итоге Марина закатила нам скандал, обзывая моего мужа скупым, жадным, бессердечным. После этой истории у меня случилась истерика: я была шокирована таким развитием событий, плакала и не могла спокойно спать (а приезжала я за другими эмоциями и отношением).

Вопрос что же делать нам дальше повис в воздухе. Опуская все подробности о своих переживаниях, скажу, что в итоге мы остались.  Срок поздний: уехать далеко мы не сможем, вызвать другую акушерку и поменять место тоже казалось неподходящим вариантом (и наверное зря), сдаваться в госпиталь мне не хотелось из-за страхов грубого вмешательства (наслышана о родах в Таиланде) и т. д.

Мы остались с Мариной… 

МОИ СЛОЖНЫЕ РОДЫ

Мои роды начались на две недели раньше ожидаемого срока. В это время у Марины шёл 6-ти дневный семинар и она была целиком вовлечена в него.  У меня  были затяжные мучительные роды, которые длились более 50 часов… Более подробно привожу всё, что происходило со мной:

Воскресение

Около 18.00 отошла пробка.

19.30 стали отходить воды.

Перед этим мы делали ребефинг (серьезная дыхательная психотехника). Возможно она спровоцировала роды… Оказалось потом, что не только у меня одной  такое было.

К полуночи  начались схватки. Я сделала клизму.

01.00 — занялись любовью, чтобы ускорить встречу с малышом

2.20 — схватки продолжались и усиливались, но были еще терпимы. Я долго лежала в ванной.. Началась рвота, отошли ещё воды

Всю ночь я провела без сна и еды.

Понедельник

Под утро начались сильные схватки.

8.00 – плавали в бассейне все утро (часа 2-3)

Мучительные схватки продолжались целый день. Периодически рвало.

Я почти ничего не ела, не было аппетита. Немного поела орехов с медом. И половину бутерброда с сыром и овощами. Еда очень плохо шла.

Целый день провела на ногах, отдыхала только в позе кошки. Поспать не удавалось. Раскрытия шейки матки не было.

После первой проверки Марина поставила мне диагноз сросшейся шейки матки! Я тут же погуглила и выяснила что с таким диагнозом вообще невозможны естественные роды! Я стала паниковать.. До этого при осмотрах ни один генеколог не говорил мне об этом. Муж успокаивал меня и просил не думать о плохом.

Марина периодически проверяла и помогала пальцами шейке раскрыться. Было адски больно. После каждой проверки выходила вода окрашенная в темно розовый цвет.

Вечером гуляли с мужем по Тао Гардену. Схватки были регулярные, сильные, болезненные. Длились примерно минуту с перерывом также в одну минуту и чуть больше.

Ночью схватки продолжались и я вторую ночь провела без сна в муках. Лежала в ванной. 
Муж вторую ночь совсем не спал, провел рядом со мной и очень сильно поддерживал меня.

Один раз ночью звали Марину посмотреть раскрытие. Марина слушала сердце малыша – говорила что с ним все ок.

Вторник

Схватки продолжались, периодически затухали совсем ненадолго. Шел третий день, но поспать не удалось ни разу. Раскрытия также не было.

Про госпиталь наша акушерка аккуратно предупредила,  что якобы традиционная медицина считает, если схватки длятся больше 24 часов нужно вмешательство. Но у нас с малышом, как она полагает, все хорошо и что все будет ок.  Мы доверились ее большому опыту и профессионализму.  

Все утро мы с мужем гуляли по «Тао Гардену». Каждую схватку я висела на нем, звучала.

Весь день очень сильные схватки. Периодически рвало. Весь день был тремор.

Днем также продолжали гулять. Марина сказала, что нужно постоянно ходить. Я обнимала деревья.. Днём занимались любовью в терапевтических целях.

Примерно в 16.00 Марина сказала выпить стакан холодного шампанского одним залпом – чтобы ускорить процесс…

Обливалась с головой по ее совету холодной водой. Тремор усилился.

К вечеру я уже начала нести всякую ерунду — не могла связать слов…

Раскрытие началось.

Во время всего процесса родов Марина не переставала учить нас жизни и критиковать, что мы не приготовили для нее покушать и не купили кофе. Она к вечеру вернулась со своего семинара и была голодная и уставшая. Зачем-то стала в нашем домике разбирать старые вещи, оставшиеся от других жильцов. Эта суета и нравоучения меня фоном раздражали, но вступать в полемику не было ни желания ни сил. У меня шел процесс! Сакральный процесс…

Каждый раз после ее осмотра, у меня отходило какое-то количество темно-розовых вод.

При осмотре Марина сказала что у меня тройной пузырь. По ее словам, со стороны головки он был цел, выходили воды с другой стороны…  Говорит, что у меня была “программа” на тройную беременность…

Часам к 18.00 раскрытие почти закончилось.

Марина все это время периодически проверяла ухом сердцебиение малыша, говорила что с ним все в порядке.

Меня начало тужить и мы начали тужиться. Мы – потому что муж мой всегда был рядом и помогал мне. Марина объяснила что нужно делать и оставила нас наедине “не мешать”. Когда показалась головка, муж позвал Марину и мы переместились в ванную. Меня вырвало во время потуг. Был сильный тремор. Далее Марина помогала тужиться. Головка вышла легко, а затем со второй потуги родился весь малыш.

20.40 — я родила.

Наш сын родился белым и был без дыхания. Он был обвит пуповиной, которую Марина быстро сняла.

Марина начала его реанимировать: обливая его то холодной, то горячей водой.  Постепенно малыш начал розоветь и издавать звуки. Мы облегченно вздохнули. Марина отсосала своими губами слизь и сделала искусственное дыхание.  

Плацента ещё не родилась, но Марина зачем-то потянула за пуповину и она оторвалась!!!! Т.е. ребенок, который родился ослабленным от удушья, еще и недополучил своей крови…  Я очень расстроилась.  Минут через 30 я родила плаценту. В это время ребенок был то у меня, то у папы на руках, мы дышали глубоко – учили малыша дышать.

Плацента была с одной стороны рыхлая. Марина сказала, что первый раз видит такую плаценту. Я так и не поняла что было с ней не так.

Марина сделала гимнастику малышу, он впервые заплакал. Мы пытались приложить его к груди, он стал сосать, но не активно.

Марина обмолвилась, что, возможно, у него порок сердца. (Правда на следующий день она сказала своим ученикам по семинару другую версию: что у него были проблемы с легкими!)

Малыш был слабеньким и неактивным.

Дальше наша акушерка сказала, что она очень устала (ведь у нее был 6-ти дневный семинар и принятие родов – процесс энергозатратный) и ушла к себе спать..  Предупредила нас посматривать за малышом.

Но нас хватило до 12 часов ночи. До этого времени муж прибирался, мыл посуду, я наслаждалась малышом. Затем мы, оба вымотанные, отключились. Когда я проснулась через 1,5 часа – мы обнаружили, что наш ребенок уже не дышит… Шок, боль, абсолютное отсутствие веры в происходящее. Мы старались его реанимировать, поливали водой, делали искусственное дыхание, позвали Марину.

Но уже было поздно.

Марина сидела со мной, говорила какие-то успокоительные слова. Что на это воля Бога… и что-то еще – все было как в тумане. Пребывая в шоке, муж помчался с малышом в госпиталь, питая какую-то маленькую надежду.  Муж Марины Колин повёз его.  Но стоило туда отправиться, конечно, намного раньше…

Марина сильно запаниковала по поводу госпиталя – ведь ее могут депортировать, если узнают об этом событии. Ведь роды дома в Таиланде незаконны.

Кстати, наша духовная акушерка, предложила нам по-тихому похоронить его где-нибудь в лесу (чтобы обошлось все без гос.структур…).

На утро…

На утро пришёл  Колин и попросил нас срочно съехать с их домика в другое жильё (потому что приедет  полиция). А Марина Дадашева этим же утром сбежала на Випассану (медитировать в храм) на две недели…

Через день ее муж Колин принёс записку от неё с рекомендациями, что мне нужно делать цигун и обливаться по утрам, а также сделать ритуал по отпусканию души…  А также попросил оплатить роды. Ещё 2000 $ мы ей отдали. Мы были настолько оглушены шоком, что не могли трезво оценивать происходящее.

Больше мы от Марины Дадашевой ничего не слышали.

Мы остались переживать своё горе, решать вопросы как попрощаться с малышом (у нас ещё были долгие проблемы с госпиталем и полицией, чтобы забрать тело ребёнка). Несколько дней я не могла ходить после таких родов и огромного стресса, пыталась решить вопрос с лактостазом и прочие проблемы со здоровьем, возникшие на нервной почве и ослабленным иммунитетом после родов.

Много неизвестных переменных, чтобы однозначно обвинять Марину в смерти нашего ребенка.  Возможно, его спасли бы, обратись мы в госпиталь, а возможно нет. Возможно действительно, ребенок был ослабленным или с каким-то пороком, а возможно нет. Возможно, все решила бы эпидуральная анестезия и окситоцин. А возможно нет…

Слишком много вопросов, на которые никто не знает ответов.

Но выводы мы для себя свои сделали.

Я знаю, что я сама в ответе за роды.  И в первую очередь, я виню себя за свой выбор.

Но все же, считаю, Марина, как духовная акушерка, должна была дать шанс малышу на жизнь и вовремя отправить нас в госпиталь, которых она, как нам показалось, боится как огня.

P.S.

Спустя месяц, мы слегка отошли от шока от сложившейся ситуации. Мой муж решил написать ей письмо – вдруг она испытывает угрызения совести и, как минимум, хочет вернуть деньги за оказанные услуги. На что ее муж Колин ответил, что на самом деле Марина спасла нашего ребенка, а мы про это забыли. Что из-за случившегося они временно остались без работы, а нам порекомендовал духовно расти и развивать чувство сострадания…

UPD

Еще раз: я пишу это только для того, чтобы предостеречь других от возможной беды, а не для того, чтобы потешить диванных критиков. Написание этой истории далось мне очень не просто, и я максимально старалась опустить здесь все эмоции

www.spletnik.ru

mozhet-li-rebenok-nahlebalsya-vod-pri-kesareve — запись пользователя evgeshka (kappa) в сообществе Рассказы о родах в категории Курган

Начну с того, что скажу - ребенка хотели очень.ждали появления доченьки с нетерпением,родные окружили меня заботой.Были проблемки-лежала на сохранении 2 раза,один раз на дневном в 35 недель уже-обнаружили плацентарную недостаточность(плацента была увеличена до 45мм)Врач на участке сказала ничего страшного, подлечили немного.В 39 недель направили в патологию в роддом,я целенаправленно пошла рожать 27 августа т.г.

В этот же день меня посмотрели на узи,сделали ктг-оказалось все замечательно.это был четверг.отношение врача(фамилия ее ГерасютинаН.П.) было больше наплевательское - быстро прибежала, послушала своей дудкой и убежала. до понедельника мы всей палатой были просто брошены.в понедельник сказала что хочу родить,мне поставили палочки-водоросли,но ничего не произошло.врач только одно говорила-будем ждать пока шейка подготовиться....во вторник начались желтовато-зеленоватые выделения.сказали пробка.шли они до пятницы.через день врачиха смотрела меня и видела все мои выделения.(позже окажется что это были воды).в среду ревела и говорила родным что больше не могу хочу рожать.внутреннее чутье подсказывало что-то.но я доверилась опытному врачу(не раз ее хвалили,многолетний стаж и т.п) На все мои жалобы, страхи о том что ребенок хочет родится,как я ей говорила, что ляля тычется, но не может выйти - ответ был один-будем ждать пока шейка подготовится (а что ее готовить если мне 28,первые роды,плацентарные нарушения!!!!!) . В итоге 4 сентября днем начались небольшие схватки, а вечером резко поднялась температура до 40 , меня спустили в обсервацию,схватки были ужасные,температура,мне поставили клизму, какой-то наркотик чтоб я немного поспала и снизили температуру чуток.благодаря моим походам на подготовку к родам, где учились правильно дышать боль удавалось выдержать.Скажу сразу что дежурила в эту ночь та самая врач,которая вела мои роды,но она даже не удосужилась ко мне прийти-она спала в ординаторской!!!Со мной находились медсестры акушерки и молоденькая врач(узистка из консультации дежурила)-которая была просто в растерянности и не знала что делать.это кошмарная ночь кончилась.пришли другие врачи и огромное им спасибо,что я осталась жива. у меня шли КОРИЧНЕВЫЕ ВОДЫ. я этого не понимала,ощущение было что я во время схваток какаюсь.меня посмотрели раскрытие было всего 2 пальца-это после ночи мучений!сил почти не было,врачи меня растолкали заставили ходить,потащили на ктг,в итоге раскрытие стало 7. Воды были чудовищно коричневые!!!меконий смешался с водами,а вод было мало,это они из меня вытекали 4 дня, а врач не заметила... начались потуги,за 20 минут родилась моя девочка,но даже не пикнула,ее забрали сразу в детскую реанимацию...Вечером меня пустили посмотреть на нее-лежит серо-розовенькая под капельницами,аппарат за нее дышит...В итоге моя девочка, нахлебавшись этой гадости через сутки скончалась.А меня еле откачали... Потом врач,которая меня можно сказать спасла сказала,что если бы я не смогла родить сама, сделали бы кесарево и "лучшее" что со мной было бы то это матку вырезали, а худшее...сами понимаете.Девочка была крепенькая с сильным сердечком,которое билось до последнего.Спасибо моей доченьке,что родилась сама из последних сил,не дала меня резать...Одного не могу понять и принять-ужасно когда на вынашивают,когда выкидыш,роды на ранних сроках...Но еще ужаснее когда большой здоровый ребеночек(55см,3400) просто не смог покаким либо причинам появиться сам на свет захлебывается в водах с меконием! И все это было не дома ,а в больнице под присмотром врачей!!!!

муж написал в прокуратуру заявление, те передали его в здравотдел.провели проверку по итогам которой естественно никто виноват не был,единственным нарушением было неправильно заполненнная документация!!!один вопоос только возникает-моя дочь умерла из-за неправильно веденной документации????? написали в областную прокуратуру...не хочу и могу этого так оставить.эта женщина не должна и не имеет права работать врачом!

но домой меня выписали уже из другой больницы, где мне сделали операцию -отукачали 200 мл.сгустков крови!!!После родов образовалась гематома во влагалище,которую врачи в том роддоме не заметили. сидеть,ходить,стоять не могла,лежала с трудом (от боли не куда было деться).на мои жалобы не обращали внимания.а все потому что меня даже не смотрели после родов на кресле,и только после того как муж устроил главному скандал меня посмотрели и срочно на скорой увезли в гинекологию 2 горбольницы.В итоге месяц скитаний по больницам...Говорят что еще смогу...будем надеяться.

Одно хочу сказать-девочки слушайте себя,если есть хоть малейшее сомнение обратитесь еще к другим врачам, не доверяйте мнению одного врача,даже самого хорошего...

www.babyblog.ru

Рассказы о родах грустные и страшные, мои ужасные роды истории

История моих ужасных родов.

Начну с того, что моя беременность была планированная. Мы с мужем поняли, что хотим ребенка. Сдали все анализы и через 2 месяца — вуаля!!! — 2 полосочки! Мы были очень счастливы. А вдвойне нас обрадовало то, что ПДР был на 29 марта — День рождения мужа. Хотя думали, что не получится так подгадать!

Беременность протекала легко. Не было токсикозов — тяжести — отеков. За все время ожидания ребенка набрала всего 7 кг. УЗИ и скрининги были идеальными. Мы с самого начала знали, что у нас будет мальчишка (у мужа в роду не рождаются девочки). Придумывали малышу имя и вели очень активный образ жизни. Всю беременность я скакала, как небеременная. А, поскольку, я училась на 5 курсе университета, то скучать мне вовсе было некогда. Я сдавала сессию, учавствовала во всех мероприятиях. В общем, совсем не скучала. Всю прелесть моего положения омрачал только ремонт дома, но это было несущественно.

И вот, прийдя после Новогодних праздников на приём в ЖК, я узнаю, что вот-вот начнутся роды. Срок был 30 недель!!! Врач меня страшно напугала, сказала, что головка у малыша совсем низко и раскрытие в палец. Я и сама чувствовала, что после праздников мне стало тяжелее, но не думала, что всё так серьезно. Из кабинета меня не выпустили. Сразу же пришла женщина из приёмного, забрала меня на сохранение (роддом в одном помещении с ЖК). В приёмном меня смотрели еще двое врачей, но сказали, что у меня всё хорошо и моя врач просто «пошутила». А я уже в панике успела позвонить всем родным и испугать. Естественно, что из роддома меня не выпустили. Осталась лежать для профилактики.

Пролежала недолго — 5 дней. Очень сильно дуло из окон, просквозило меня мгновенно. А, поскольку, лежала с девочками, которым вот-вот рожать, меня выписали. Тем более, что у меня все было в норме.

На сроке 34-35 недель я ходила в школу материнства. Нашла много новых знакомых. По вечерам читала статьи о родах, тренировала дыхание, готовила промежность. Даже в мыслях у меня не было, что мои роды будут настолько ужасными и все мои старания напрасны.

На сроке 37 недель стала чувствовать себя хуже. Живот стало хватать, особенно по вечерам. И в один вечер мне стало настолько плохо, что я думала, что у меня начались роды. Уснуть не смогла и свекровь предложила вызвать скорую. В роддом приехали в 4 ночи. Меня заверили, что до родов далеко и предложили полежать для подготовки к родам. Лежала я совершенно бессмысленно — пила куронтил, кололи папаверин. Пролежела неделю. Срок был 38. Опять простыла. Врачи решали, что со мной делать. Предлагали долёживать, готовить шейку к родам (ставить ламинарии) и рожать. К слову, в данном роддоме совершенно не практикуют естественные роды. Зачем — то всем прокалывают пузыри, ставят ламинарии, гели и т.п. Пока я 2 раза в нем лежала, проводила кучу девочек на роды и знаю, о чем говорю. Я вообще была против родов в этом роддоме. Но свекровь меня убедила, что рожать я должна в нем. У неё там знакомая и вообще, она — врач и знает, о чем говорит. Не знаю, почему я тогда послушала. До этого я была настроена рожать платно в областном.

Позвонила я мужу, спросила, что делать: оставаться и рожать или ехать домой. Естественно, он исказал, что мне еще 2 недели ходить. И он ждёт ребенка на свой ДР, поэтому даже не хочет ничего слышать о более ранних сроках. Меня отпустили домой лечиться. Сказали, чтобы ближе к 40 неделям явилась, так как перенашивать беременность мне нельзя (я резус-отрицательная, муж — тоже). Я пообещала, что не буду тянуть.

Дома я была неделю. У меня была страшная простуда, я лечилась всеми возможными способами, в том числе села на антибиотики, поскольку лучше мне не становилось. Я понимала, что это скажется на состоянии ребенка, но хотела к родам быть здоровой. Я так не болела уже 5 лет и мне бцыло обидно, что именно перед родами я так слегла.

На сроке 38 недель и 6 дней я проснулась с ощущением, что это будет необычный день. Я перегладила все вещи малышу, еще раз все вытерла, перебрала пакеты в роддом, сделала ксерокопии документов. Сходила в баню, привела себя полностью в порядок. Вечером уговорила мужа провести мне фотосессию с пузоном. Муж еще сказал, что не горит же! Я его убедила, что горит. Пошутила, что меня больше ничего дома не держит, я все переделала и завтра поеду рожать.

Так я выглядела за 4 часа до родов. Мы только успели доделать ремонт в 2-х комнатах, еще ничего не расставили.)) Только магнитофон — он у нас как талисман.

Легли мы спать в полночь. А в 3:20 я проснулась в туалет и поняла, что мне очень плохо. Разбудила мужа, он вызвал скорую. Ему стали задавать вопросы, от всё переспрашивал у меня. Когда его спросили: воды целые? Он в панике кинул мне трубку, произнеся: расскажи все сама, она у меня про какую-то воду спрашивает))) В больницу приехали в часов 5 утра. Схватки у меня были очень сильные. Меня всю корчило. Загнали на кресло. Молчат. Я спросила, что со мной, на что получила такую жуткую ухмылку — мол, что вам не спится, это тренировочные схватки. Мы вас положим в родовую, посмотрим, как будут дела. От обиды я едва не плакала. Я думала, что у меня уже хорошее открытие и скоро я увижу своего малыша.

Запоздалый отчет!!!Мои ужасные роды((( — Роды — Форум Дети

15 апр 2011 Мои ужасные роды(((: Девочки всем привет! Незнаю помнит кто нибудь меня.
..но все 9 месяцев своей беременности я упорно зависала …
https://deti.mail.ru/forum/v_ozhidanii_chuda/rody/zapozdalyj_otchet_moi_uzhasnye_rody/

Сделали клизму, похвалили, что приехала побритая!

Совсем грустная история

Сходила в душ! Решили поднимать меня в обсервацию, так как я еще не совсем оправилась от болезни (тыла небольшая температура, сильный насморк). В отделение меня подняли почти в 6 утра. Сразу подключили КТГ и кучу систем. Все были злые, хотя из рожениц я была одна. Через 5 минут после моего прихода родила соседка оп палате (я плакала вместе с ней от счастья). Схватки были сильные, медсестры удивлялись, почему при таких схватках у меня не было открытия. Схватки были странные — хватало живот и поясницу (только через сутки я поняла, что они были «неправильные»). Корчилась от боли я до 12, ничего не продвинулось. Меня отправили в предродовую. Очень хотелось кушать, боль была невыносимая. Я ходила по стенке, пугая всех на этаже. Не могла ни спать, не ходить, не сидеть. Стонала на всю палату (благо, что сначала была одна). Через 3 часа ко мне посделили еще двух девочек. Они переглядывались между собой, обсуждали меня в коридоре (это я после узнала). Промучалась я до 7 вечера. Попросила дать мне какую-нибудь таблетку или поставить гель. Дали снотворное — толку ноль. Еще снотворное — опять ноль. В 10 вечера перед отбоем уговорила меня посмотреть. Открытия по прежднему не было. И я стала умолять меня прокесарить. Но меня убеждали, что я всё выдумала и мне надо пойти поспать. Говорили, что не могут прокесарить, потому что я умру на операционном столе от своего ОРЗ. От бессилия взяла подушку и сидя пыталась уснуть в коридоре. Тем более, что соседки по палате уже вовсю проклинали меня за мои ахи-охи.

Наконец, медсестра из предродового позвонила в родовой и попросила меня забрать. Меня снова проклизмили и подняли в родблок. Бедный мой муж. За всё это время я звонила ему десятки раз, плакала в трубку и просила хоть чем-нибудь помочь. А он только без конца повторял, что мне еще не время рожать!!! За эти слова я была готова его убить.

В родовом я снова была одна. Мне поставили генипрал и еще что-то, всё стало как в тумане, я чувствовала боль но не могла выйти из этого дурного состояния. Промучалась я всю ночь. Утром на обходе мне сказали, что началось открытие, шейка пропускает 2 пальца!!! За эти слова я готова была расцеловать весь персонал. Мне прокололи пузырь и врач с озадаченным лицом куда-то вышла. Через 5 минут вся палата была наполнена врачами, я не могла понять, что случилось. Мне объясняли, что при проколе почти не оказалось вод, а то, что вышло было зеленое! Предложили сделать экстренное КС (иначе ребенок может погибнуть), как только освободятся врачи после пересмены и будет сделано кому-то плановое КС (ждать пришлось 2 часа). После прокола схватки стали совсем невыносимые, я с трудом сдерживалась. Мне постоянно делали КТГ, постоянно приходили смотреть, как я. Пришла знакомая свекрови. Сказала, что узнала про меня. И похвалила, что я согласилась на КС (как будто у меня был выход!). Периодически я открывала двери с палаты и кричала, что хочу кесариться. Бедные роженицы (а их к тому времени появилось целое отделение), я наверно их сильно пугала.

Операцию мне сделали быстро, я попросила эпидуральную анастезию, хотя очень боялась. Огромное спасибо анастезиологу! Это просто замечательная женщина. Она меня так заговорила, что я и не заметила, как достали моего сынульку. Мне его сразу показали, приложили к груди, дали поцеловать.

После операции я лежала в реанимации всего часа 3. В этот день было рекордное количество родов и операций за все время существования РД!!! Недаром же был день обновления земли — праздник, который теперь для меня особенный.

Сынулька родился в 10:35 (через 31 час после начала схваток). Вес 3750, рост 55!!! Богатырь)) Мне больно вспоминать о моих родах, но я очень хочу еще двоих детишек. Только на этот раз я хочу попробовать родить сама в специализированном РД в другом городе. Уж слишком мне тяжело было после КС, тем более, что я долго не спала и была ослабленна после болезни.

Ух, выговорилась! Даже легче стало! Спасибо, что дочитали (если у кого-то хватило терпения)!!!!

Всем будущим мамачкам легких родов и здоровых деток!!!

Мои ЖУТКИЕ роды

началось все с того, что муж обещал пойти со мной 13 числа в ресторан, а пошел с другом который приехал его старый друг и они пошли отмечать в этот же ресторан Старый Новый год…

схватки у меня уже шли, я позвонила врачу у которого собралась рожать, он сказал, что это не схватки, просто мне кажется, а посмотрит он меня в понедельник, 15, и пусть я не парюсь…

Потерпев еще 5 минут, я позвонила своему врачу,который вел беременность, она начала наезжать-ну ка быстро иди в роддом, рожай у первого попавшегося, ты видимо с ним о цене не договорилась(и правда по знакомству)..

в это время вернулся муж, и тут же лег спать, и я еще раз убедившись в тщетности попытки разбудить мужа, поехала в роддом сама.

было уже 9 вечера, открытие было всего один палец..

промучившись до 12 ночи, когда уже невозможно было терпеть, я попросила врача еще раз посмотреть раскрытие…она посмотрела, сказала-неее, не родите еще неделю…просто поспите и все пройдет!

я попыталась лечь уснуть-у меня НИЧЕГО не вышло, болело все сильнее…

я начала ходить по коридорам роддома, где то в два ночи позвонил муж, стало немного легче, как то отвлеклась чтоли…

вообщем в пять я уже начала ходить постанывать от такой боли(для меня эти схватки были такими-внутри как будто кирку вставляют в спину, чуть двигают вниз, и отпускают, это совсем с месячными не сравнимо, вообще ничего похожего, кто придумал, что это боль как при месячных только НЕСКОЛЬКО сильнее?Это сильнее в 1000 раз!)

в десять утра я думала, что ничего не начинается, что до сих пор открытие палец, хотя уже казалось, что сильнее боли быть не можетя уже начинала постанывать…Врач посмотрел, открытие было 5-6 см!на трусах была пробка с кровью, я уже лезла на стену, меня повели в родзал, переодели в какую то смирительную рубашку и я начала ходить, писать и пытаться прокакаться))

Криков я уже не сдерживала, ходила, зашла в другой родзал, там были-все удобства-и кресло качалка, и мячик который облегчает схватки, я на нем немного посидела, потом меня выгнали оттуда, и я сидела в своем зале, ходила, уже не сдерживаясь орала, все труднее было выносить такое…я падала на мраморный пол, просила сделать обезболивающее, кричала что согласна на кесарево(схватки были патологические очень сильные и слишком быстрые)…потом, вскоре, открытие стало 7-8 см, прокололи пузырь, и тут началось…

схватки пошли сильнее, а шейка не открывается!Открылас ь только на девять и меня позвали на стол тужится…

вкололи 4 кубика окситоцина, и схватки стали в 4 раза сильнее…шейка все не открывалась!!Оказывается,она сама была толстая!толщиной в палец!

Тужилась я все не правильно, длилось ЭТО на столе четыре часа, мучилась я неимоверно, шейка не отпускала до самого конца, врач сказал-давно такого у нас не было-шейка дубовая, толщиной в палец!мне бы спокойно могли сделать кесарево но обезболивающего пожалели.

Я тужилась «в лицо», хотя старалась вниз, непонимаю, что я делала не так, но они только меня ругали и обзывали, и ничего больше, вскоре у моего стола стояло уже пять человек, двое давили мне на живот с обеих сторон, третья держала мне ноги, и оба врача помогали родиться головке, и когда я из последних сил натужилась, меня разрезали, потому что уже было не возможно самим врачам…

но когда сынулю положили на живот-я все забыла…, зашиваться совсем не больно-просто ноль по сравнению с родами)))

родовая травма у нас на голове-как будто обруч-шейка не отпускала…гематома 8 см..

ну и вот, первые два дня вообще не могла ходить…

потом потихонечку стала вставать и сейчас постепенно швы заживают..

Автор: koroleva   

На печать 

Мои тяжелые и неудачные роды

triumph-strategy.ru

о сложных родах со счастливым концом

Что такое роды: величайший момент в жизни женщины или тяжелейшее испытание? Как пережить тяжелые роды, как реагировать на непрофессионализм и хамство акушеров, о чём на самом деле думают женщины в родильном отделении? Три истории родов, которые никого не оставят равнодушными, пересказала наш автор Мария Макарова.

О родах на 30-й неделе. Юлия Романова, коуч, трансформационный тренер, счастливая женщина, жена и многодетная мама

— 8 апреля 2016 года. Был обычный весенний день, ничего не предвещало такого поворота событий. Как обычно, планы на день, неделю, месяц. Но судьба распорядилась иначе, и уже через несколько часов вокруг меня много врачей, все что-то говорят, о последствиях, о рисках, об опасности для жизни…

Юлия Романова

Самое сложное было взять на себя ответственность и собственной рукой написать: даю согласие на оперативное родоразрешение. Именно в этот момент боль выкручивала душу и сердце, именно в этот момент я выла настоящим звериным воем, не зная, что будет дальше. В голове лишь одна мысль: он еще такой маленький. Всего 30 недель… Он еще МАЛЕНЬКИЙ.

За всю свою жизнь я ни разу не была такой красивой в операционной — макияж, маникюр, причёска, золото-бриллианты. И ещё ни разу не было так много людей, готовых помочь и мне, и малышу.

Операционная была полная. Сложный случай, врачи снимали на видео ход операции — для себя и для студентов.

Как только я подписала согласие на операцию, настроение изменилось в одну секунду. Я взяла себя в руки и была собрана и хладнокровна. Пришло понимание, что только так я могу помочь своему сыну и всем, кто борется за нашу жизнь.

Операция началась. Напряжение висит в воздухе. Желая его заглушить, медработники отпускают какие-то шутки, говорят мне ласковые слова, напевают песенки. Но это усугубляет всю сложность ситуации.

И тут я слышу: «Мальчик!» «Сын! Андрюша! Андрей Александрович! Андрей Александрович Романов!» — сквозь слезы отвечаю я. Я слышу его плач. Живой… Господи, живой.

Но вот он замолкает. И в воздухе топором висит тишина. Детская реанимационная бригада делает десятки манипуляций в минуту. Все чётко. Быстро. Слаженно. Именно в этот момент мне казалось, что моя душа отделилась от тела и было не важно, что происходит со мной. Мне хотелось в ту же секунду соскочить с операционного стола и быть рядом. Казалось, что в это время все часы мира остановились. Это было так долго…

Не знаю, сколько прошло времени, но малыша переложили в бокс и быстро увезли. Я не понимала, что происходит. В реанимацию пришёл детский доктор и сказал: «Ребёнок не дышит! Искусственная вентиляция лёгких! Делаем всё возможное». Я помню эту безумно долгую и невыносимую ночь, когда прислушивалась к любому шороху — а вдруг это ко мне, вдруг что-то сообщат?

Ровно через сутки мне разрешили подняться в детскую реанимацию. Какой он был маленький. Такие крошечные ручки и ножки. Каждый день говорили, что состояние крайне тяжёлое. 

На вторые сутки мне пришло осознание, что я должна отпустить его и не держать. Придя в реанимацию и взяв Андрюшу за ручку, я сказала очень сложные для меня слова:

«Сынок, ты имеешь право выбрать свой путь. Но я и вся наша семья хотим, чтобы ты остался с нами. Ты нужен нам. Я приму любой твой выбор!»

И именно после этих слов началось улучшение.

Помню, как в первый раз сказали, что можно принести несколько капель молока и его будут кормить через зонд. Это было такое счастье! Дальше несколько месяцев, когда становилось то лучше, то хуже, в какие-то моменты силы покидали, и я опять выла. Это был не плач, а именно вой. Из глубины.

Очень много родных и близких по всей стране молилось за Андрюшу. Это была мощнейшая поддержка. Но для меня самой большой поддержкой, помимо мужа, были фото детей в детской реанимации, которые родились такими же, как мы, но справились и живут здоровыми и счастливыми. А больше всего раздражали слова: «Всё будет хорошо!» Я даже срывалась и кричала на тех, кто так говорил: «Откуда вы знаете, что всё будет хорошо? Я вижу, как у девушки рядом умирает ребёнок… каждый день медленно умирает… Ничего не говорите! Будет так, как должно быть». Я ушла в тишину… Общалась только с самыми близкими — это давало энергию.

В то же время вспомнились слова Ирины Хакамады. Она как-то рассказала, что когда родилась её Машка с диагнозом «синдром Дауна», нужна была энергия, чтобы её поднять. Именно тогда Ирина баллотировалась в президенты. Я это вспомнила и начала работать. Включилась во все проекты, которые вела раньше. Люди меня видели и не понимали, что происходит: я работаю, живота нет, рождением малыша не хвастаюсь. Огромная моя благодарность тем, кто был деликатен и не задавал лишних вопросов.

Мне разрешили лечь в палату интенсивной терапии с Андрюшей и оттуда я руководила проектом. Я поняла, что нужно начать жить максимально обычной жизнью, и так всё быстрее встанет на свои места. Я вспомнила, что любила вязать, и тут же начала это делать, а ещё — читать, смотреть фильмы… Жить!

Я совершенно избегала больничных разговоров с мамочками, намеренно ничего не читала в интернете о том, как бывает у других. Планировала лето и держала фокус на том, что хорошего есть сейчас.

Настал тот день, когда нас выписали. Это был один из самых счастливых дней. И мы стали жить обычной жизнью, веря, что все будет хорошо! Скрывая от врачей, мы ездили на Арей и Арахлей, в деревню и в магазины. Обычная жизнь обычного ребёнка. Конечно, за год Андрюша много болел, БЛД (бронхолёгочная дисплазия. — Прим. ред.) давала о себе знать. Но как только заканчивалась болезнь, я тут же стирала её из памяти.

Хотела вести дневник и записывать всё, но, написав пару строк, поняла, что не буду этого делать. Когда сын вырастет, я расскажу ему, что он родился здоровым, красивым, долгожданным ребёнком, и всё прошло легко и радостно! Хочу, чтобы только это осталось в памяти моей семьи. Сегодня — единственный день, когда я так много и подробно рассказала обо всём произошедшем. Возможно, это будет кому-то полезным и сыграет роль тихой поддержки, которая так помогала мне.

О хамстве и непрофессионализме врачей. Любовь Абрамова, бывший педиатр, мама троих земных детей и одного небесного малыша

Любовь Абрамова

— Мои первые роды произошли на сроке 25 недель и длились почти двое суток. К моменту родов я уже знала, что моему малышу не суждено жить, так как у него были несовместимые с жизнью пороки развития.

Невозможно себе представить, как зашкаливала моя нервозность во время второй беременности! И чем ближе были роды, тем плачевнее было моё состояние.

Я понимала, что ничто и никто не сможет гарантировать мне благополучный исход родов: ни контракты, ни моё медицинское образование. Я прочла очень много разных историй родов и пребывала в страхе перед неизвестностью.

Подходила дата ПДР, но не было никаких намёков на то, что скоро роды. Я боялась переносить, боялась стимуляции и кесарева сечения. Кроме того, я была похожа на глобус на ножках и все врачи пророчили мне крупного малыша. Долго тянулись дни ожидания, но вот подошла заветная дата. Это была суббота, 7 декабря, и у меня была договоренность с гинекологом, что в понедельник я беру направление в роддом и ложусь. Я этого не очень-то хотела, но как только заходила в кабинет, глаза моего врача становились круглыми от страха. Меня боялись и сдували с меня пылинки в связи с историей моей прошлой беременности и другими диагнозами в моей карте: в детстве я перенесла серьёзную болезнь крови, которая могла рецидивировать.

Настроение было тяжёлое. Вечером, в день ПДР, будучи уверенной, что я точно не рожу — никогда! — я мрачно сидела с мужем и смотрела фильмы, один за одним. Спать не хотелось, поясницу ужасно ломило. Я была уверена, что причина этой ломоты в том, что моя спина отказывается и дальше носить на себе мой огромный живот. Муж посоветовал включить «схваткосчиталку» и посчитать интервалы между приступами «ломоты». «Андроид-акушер», проанализировав данные, упорно говорил, что схватки тренировочные. Тем временем у мужа закончилось терпение, и он лёг спать.

Было 5 утра. Уснула, наконец, и я, но ненадолго. Проснулась от схваток через полчаса. Поползла в ванну, снимать «тренировочные схватки». В воде стало хорошо, но схватки не прекращались.

Я сидела и думала про себя: «Нет, нет, нет, только не сейчас! Я не спала всю ночь, мне не хватит сил рожать». Но через полтора часа я всё-таки поняла, что рожаю.

Муж, проспавший два часа, ходил за мной серой, ничего не понимающей тенью, пока я бегала и собирала сумки в роддом. Они были готовы уже давно, но в самый последний момент выяснилось, что в них не хватает половины вещей из списка. Я хорошо запомнила эту безумную беготню по квартире и вопросы мужа, которые ужасно меня злили и отвлекали от боли схваток, шедших уже с интервалом в 3 минуты. 

В 9 утра приехала скорая. Молодая девушка-фельдшер была испугана такими частыми схватками и предложила проверить раскрытие. Мы с мужем были уверены, что раскрытие сантиметра два, не больше. При первых родах за 7 часов таких интенсивных схваток я раскрылась именно на столько. Каково же было наше удивление, когда фельдшер сказала, что раскрытие почти полное!

Далее последовала бешеная гонка на скорой по утренней заснеженной Москве. Я должна была ехать в определенный роддом, но пришлось завернуть в ближайший, так как схватки были уже минута в минуту, а я почти ничего не соображала. Не хочу озвучивать номер роддома, потому что он пользуется очень хорошей репутацией. Но то, что там со мной происходило, было сплошным хамством и непрофессионализмом.

Меня подняли в родильный блок, где врач вскрыла пузырь и с выражением паники закричала: «Девочки, у нас тут зеленющие воды!» Всё мое спокойствие рухнуло моментально.

Я думала лишь о том, что мой малыш может умереть. Я плакала и просила врача спасти ребёнка и сделать кесарево, если придётся. Врач не отвечала на мои вопросы, называя меня занудой.

Сказала лишь, что голова малыша высоко, большая, идёт неправильно, и что надо ждать, а тужиться нельзя.

Следующие 2 часа я провела в настоящем аду с мыслью о том, что мой ребёнок может умереть, и жалкими попытками сдержать потуги. Они были настолько сильными, что казалось, будто через меня проходит поезд, который мне надо остановить. У меня даже сосуды на лице полопались от напряжения. Акушерка бальзаковского возраста была простужена, я злила её, она кашляла из-под маски и сморкалась. Врач заходила ещё пару раз с другим врачом, и я услышала в свой адрес: «Вы посмотрите, она ещё и стонет тут», «Она тут кесарево ещё просит!». Мимоходом она бросила мне фразу, что КТГ (кардиотокография. — Прим. ред.) у ребёнка хорошая.

К 12 часам я не чувствовала уже никаких потуг. Когда меня посадили на кресло, пропали все ощущения: и потуги, и схватки. Врач с акушеркой ругались на меня, орали, что всё неправильно, а я ничего не делаю. Я вяло просила их дать мне попробовать самой, без их указаний. Но в результате мне просто разрезали промежность и выдавили ребёнка. На часах было 12:25. Слава Богу, сын закричал сразу и был здоров. Весом в 4220 грамм и ростом 56 см, с окружностью «неправильно шедшей» головы 37 см. Настоящий богатырь! 

Стоит ли говорить, что меня никто не поздравил? Только обсуждали между собой, что ребёнок крупный. Акушерка сказала вытуживать плаценту. Но, очевидно, было ещё рано, и плацента не отходила. Так что акушерка со словами: «Ну вот, опять она ничего не делает!» начала сильно давить мне на живот и тянуть за пуповину (за что я потом тоже расплачивалась) и вытащила плаценту. Далее я услышала следующее: «Ну что, положим ей ребёнка на живот, или не заслужила?»

Мне повезло: они решили, что я «заслужила», и оставили меня с сыном наедине. Его взгляд в эти драгоценные минуты я не забуду никогда. Сейчас ему уже 4 года, он мой главный помощник и лучший старший брат на свете. Стоит ли говорить, что эти роды оставили тяжёлый след на моей психике? Сначала я скрывала от близких и убеждала себя, что все хорошо. Но это убивало меня. Похожая история случилась со мной через полтора года, когда я рожала дочь. Несмотря на подготовку и заранее выбранный роддом, были тот же страх, кресло, крики, необоснованная спешка и выдавливание. Спустя годы я встретила прекрасную доулу и психолога. Она помогла мне пережить мои прошлые роды, и с ней в 68-м роддоме полгода назад я прекрасно и естественно, полностью самостоятельно и быстро родила свою вторую дочь.

О 35 часах родов, которые превратились в вечность. Наталия Безъязыкова, инженер-программист, мама

Наталия Безъязыкова

— 5 июля, 1:00. Мы с Лёшей (муж Наталии — Прим. ред.) приехали с дачи, приняли душ и собирались ложиться спать. И тут я почувствовала, как что-то тихонечко покапало. «Ой!» — вырвалось у меня. Лёша тут же оказался рядом, требовал от меня пояснений, потом радостно обнял. Конечно, не ему скоро рожать! Если честно, стало ужасно страшно. Позвонила врачу. Она меня успокоила, сказав, что отходит пробка и нужно ложиться спать и набираться сил. Решили так и поступить, но волнение захлестывало. Я не чувствовала, что устала и надо спать. Ничего не болело и я подумала, что рожать — это даже приятно.

6:00. Я поняла, что такое схватки. Они были несильные и приятные.

Так удивительно — почувствовала себя настоящей Женщиной. В ожидании продолжения решила подготовиться — накрасилась. Сумки были собраны. Страх ушёл. Осталось лишь ожидание чуда.

Я старалась не думать, что скажу доче, когда увижу её. А она пиналась в животе. Это тоже меня успокаивало. 

10:00. Решили позвонить родителям. Чуть не расплакалась, когда сказала маме, что это — то самое, и скоро я буду рожать. Какая-то гордость за себя и за дочу появилась.

10:30. Лёшина мама примчалась. Видно, что она волнуется, но тоже рада. Её настрой меня успокаивает. Схватки нерегулярные — меня это немного беспокоит. 

11:00-22:00. Мамы развлекали меня, рассказывали истории, приносили черешню, лимонадик. Было весело, но мне уже хотелось всех поскорее обрадовать, ведь все извелись от нетерпения. Схватки уже ощутимые. Думала, они такими и будут всегда. Достав врача звонками, мы приехали в роддом. Пока шли до рецепции, я останавливалась через каждые 10 шагов: схватки участились, я шла весьма смешно. Там мне дали кипу бумаг и сказали заполнить, а Лёшу попросили выйти. Почему? Я думать нормально не могу, а тут паспортные данные и всякие непонятные формы. Наверняка наделала ошибок! Вышли в коридор — ждать, когда освободится родовая. Рядом все девушки такие красивые, а я выгляжу хуже всех. Обидно!

Зашли в родовую. Волнуюсь. Врач протыкает пузырь — и тут я понимаю, что такое воды! Будто таз воды вылился. Почему-то стало страшно. Но Лёша рядом. Он спокоен. Нас оставили и подключили КТГ. Я поняла, что паникёрша, и надо успокоиться.

6 июля. 00:00. Уже не весело и не смешно. Мне больно, и я хочу, чтобы это закончилось. Постоянно спрашиваю у Лёши, сколько времени прошло. Как же долго оно тянется! Кажется, будто каждая схватка длится целую вечность. Все силы тратишь на сопротивление. 

2:00. Я удивлена, что выдерживаю схватки уже так долго. Лёша каждый раз берёт меня за руку и обещает, что это — последняя. Разрешили попрыгать на мячике. Так круто!

3:00. Меня осмотрели, дали кислородную маску. Сказали, что с ней будет легче, снова подключили КГТ.

6:00. Не знаю, как прошли эти часы! Когда наступала новая схватка, я будила Лёшу и просила поддержать меня.

Я уже не могла ни говорить, ни плакать. Не хотела ничего и с ужасом ожидала новой волны боли. Маска не помогает, она отвратительна! Когда же это закончится!? Я устала! Я не выдержу следующую схватку! Лучше убейте, чем так мучать! 

7:00. Пришла врач. Я экономила силы и даже не открывала глаза. Сквозь туман между схватками слышу: «Наташа, едем на операцию!» Меня спросили, согласна ли я. Сказали, что у меня клинически узкий таз, я уже израсходовала все силы и родить сама не смогу. Лёша говорит, что это не самая плохая идея. Я в ужасе. Не верю сама себе, но соглашаюсь. Обрадовала мысль, что скоро боль пройдёт. Меня увозят. Хочется рыдать от страха и паники. Боль от новой схватки опять застилает глаза. Сейчас, когда нет маски, поняла, как она мне помогала. Открываю глаза — меня везут в операционную. Мимо проносятся лампы и Лёша. «Как в какой-то мелодраме», — думаю я.

Просят перелезть на стол, я уже абсолютно голая. И тут новая схватка. «Простите, дайте мне секундочку, у меня схватка!» Женщина начала ругаться, что у них уже пересменок, а тут меня привезли, и я ещё не хочу перелезать на стол. С горем пополам ползком я переползла. Меня толкали все, кто там был. В операционную стало приходить много народу. Я открывала и закрывала глаза. Картинка обрывками. Хотела шутить, но не получалось. Снова дают бумажки. Просят расписаться в квадратике. В каком именно? Расписалась не там. Снова они ругаются на меня, оправдываюсь. Спрашивают, почему я такая вежливая. Да ведь на отрицательные эмоции уходит больше сил!

Просят свернуться в позу эмбриона для того, чтобы поставить укол. Хватаю колени — колени выскальзывают. Живот мешает. Тогда врачи хватают меня за шею и колени. Начинают спрашивать про аллергические реакции. Задают разные вопросы. Понимаю, что они потеряли мою обменную карту. Укол начал действовать. Руки искололи катетерами. Больно, но по сравнению со схватками это такая мелочь! Только сейчас я понимаю, как устала. Как же хочется поспать… И тут — боль! Резко! Будто голова сейчас взорвётся. На приборах что-то начинает пищать. Давление высокое и поднимается. Все забегали. Стали спрашивать, есть ли у меня проблемы с головой или заболевания сердца. Я не могу вспомнить слово «васкулит».

Одна женщина начинает меня гладить по голове и разговаривать, в её голосе слышно волнение. Неужели кто-то может за меня переживать?!

Мне ставят ещё одну капельницу. Боль прошла. Спрашивают, кого я жду. «Девочку…», — говорю я. И тут меня начинает рвать. Я захлёбываюсь. Меня переложили на бок. Снова что-то вкололи. Я уже и забыла, что я тут делаю.

7:45. И тут я слышу крик. Доченька! «Теперь можно и умереть», — пронеслось в голове. Как же хочется спать! Мне показали её такой, какая она родилась. Потом принесли уже в пелёнке. Какая же она красивая! Мне дают поцеловать её в щёчки. Я просто не верю. Слава Богу! Дочь уносят. Чувство усталости и опустошённости. Врачи говорят, что мне надо прийти в себя и дочь мне дадут через 9 часов. Реанимация. Уже светло. У всех утро, начало нового дня. Я могу поспать! Сон! Я заслужила сон!

Вместо Post Scriptum

Эти истории с неподдельными эмоциями их авторов собраны здесь, чтобы показать: не надо бояться. Бывают самые разные ситуации. Самое разное отношение мед. персонала. Самая разная подготовленность и осведомлённость самих рожениц. И самый разный исход родов.

Мы все надеемся на лучшее. На то, что всё будет правильно. Легко. Так, как мы себе представляем. Но у жизни свои планы. И, наверное, самое главное, чему нужно научиться — это принимать их.


— поделитесь с друзьями!


Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше

dailybaby.ru

История с плохим концом — Рассказы о родах

Вот мой печальный рассказ. Писать красиво я не умею, извините, просто очень переполняют чувства. Хочется поделиться.

Моя беременность протекала тяжело… Всегда чувствовала какую-то тяжесть, токсикоза не было, но были сильные перепады давления. Врач попался плохой — на приемах почти не разговаривала со мной, ничего не спрашивала. А я не знала, о чем ей сказать. Была очень мало осведомлена о нормальном течении беременности, не знала что хорошо, а что плохо.
Однажды мой врач заболела и пришлось идти к другой. Она сразу сказала, что ребеночек растет очень плохо, надо срочно делать УЗИ. Как только она начала делать УЗИ и говорить, что ручки, ножки и голова непропорциональны в развитии, у меня кровь застыла в жилах. Срочно направила меня в областной диагностический центр. Я была очень напугана! В этом центре мне сделали что-то типа УЗИ и сказали, что по одной из аорт произошел спазм и поэтому кровь плохо поступает к плоду. Сказали, что это все лечится. Тогда я немного успокоилась, но все равно было какое-то волнение.

Врач дал мне направление в стационар. Я пошла на следующий день, т.к. принимают только с утра.

Как обычно при поступлении в стационар медсестра меряет давление, но она мне даже не сказала какое давление было. Очень сильно зашкаливало! Она выглядела напуганой и сразу дала мне 2 таблетки и сделала 2 укола. Взяла анализ мочи. Белок в моче превышал все допустимые нормы. Меня тут же положили в кровать, натыкали разных капельниц, кучу уколов, в том числе феназепам (сильный транквилизатор). Пока медсестры все это делали, ко мне пришла заведующая и сказала, что мне нужно срочно делать кесарево, а ведь был всего лишь седьмой (!) месяц.

Сначала хотели отправлять в другой город, но потом она прибежала и сказала, что они не довезут ни меня, ни ребенка. Я сразу подумала о том, что моя девочка не должна родиться в это время. Она должна была родиться в мой день рождения — 23 августа.

Потом все как во сне… Меня кладут на операционный стол, накладывают маску и я засыпаю…

Причем стандартное кесарево делают в течении получаса, а мне делали наверное часа три, я не знаю что со мной было, почему операция длилась столько времени…

Долго и тяжело отходила от наркоза. Сначала слышала какие-то звуки, не могла открыть глаза, не могла говорить…

Я знала, что моя девочка не выживет, но все равно постоянно твердила — где моя малышка? Где мой ребенок?

Утром пришла врач и сказала, что девочка умерла в 7 часов утра, потому что не развернулись легкие. Сначала ее подключили к аппарату искуственного дыхания, но это ее все равно не спасло…

В реанимации пролежала три дня. Все было как во сне, мне постоянно кололи феназепам, и я даже не знала сколько времени. Постоянно текли слезы, было такое состояние, что все равно — буду я жить или нет.

Реанимация была на 1-м этаже, и муж постоянно стоял под окнами, почти никуда не уходил, только на ночь — поспать, даже на работу не ходил.

Самое интересное, что еще в начале беременности мне снился сон, что мы с моей мамой идем по улице примерять для меня гроб, но я же еще живая, говорю я ей, а она меня успокаивает, что все хорошо, не переживай говорит. Мы приходим куда-то и я вижу 2 гроба — 1 большой для меня, а второй маленький для ребенка… Потом я проснулась и жутко рыдала, муж меня успокаивал и говорил, что это просто сон, а как оказалось, не просто…

deti.mail.ru

Добавить комментарий